Jump to content
Ар_

Согдийцы и Согд

Recommended Posts

1 hour ago, Страхиня said:

Да хоть какой период позднего или другого средневековья, хоть какой тюркский народ. Можете по казахам, к примеру ответить.

У калмыков, замужняя женщина должна носить две косы.

Есть ли у вас в 19-20 вв стандарты по косам ?

 

Ойраты носили серьги в ушах как это делали др.тюрки, носили ли любые тюрки любого средневековья серьги в ушах ?

По казахам увы не осведомлен - я пока что в целом плоховато знаю период истории тюрко-монголов после 14 века. Зато по серьгам могу вам сказать: коктюрки их достоверно носили;)

"Мода на ношение серег регламентировалась традиционными устоями средневекового тюркского общества. В ушах некоторых известных экземпляров каменных статуй тюрков изображалось по одной серьге, и в редких случаях ваятель изображал пару серег в обоих ушах персоны. Вероятно, обладатели двух серег отличались более высоким положением". 
 
[Западный Тюркский Каганат. Атлас. /Коллектив авторов/ А. Досымбаева, М. Жолдасбеков (рук. проекта), П. Голден, Т. Осава, А. Ташагыл, Д. Баяр, С. Боталов, С. Яценко, В. Кубарев, Г. Кубарев, Б. Тотев, А. Комар, Г. Бабаяров, К.Табалдиев, З. Самашев, В. Новоженов, Н. Базылхан - Астана: "Service Press", 2013 - c.38]
 
Круг аналогий с культурными ценностями тюркского мира прослеживается и по одинаковым типам украшений, бытование которых в широких пределах степной части Центральной Азии не является случайным. Согласно результатам исследования, типы серег, изображенные в обоих ушах скульптуры 1 из памятника Жайсан 14 в форме примыкающей к мочке уха шаровидной подвески "воспроизводят широко распространенную форму золотых, чаще серебряных и бронзовых серег, с напаянным полым шариком (жемчужиной, стеклянной бусиной), имеющих иногда коническую или каплевидную подвеску". 
 
[Кубарев В.Д. Древнетюркские изваяния Алтая. - Новосибирск: Наука, 1984 - с.29]
 
Описанный тип мужской серьги являлся символом тюркской элиты и служил в качестве одного из этнокультурных маркеров. Портреты каганов на монетах Западного Тюркского каганата VII-VIII вв. из Чачского оазиса сопровождались изображениями таких же серег.
 
[Бабаяров Г. Древнетюркские монеты Чачского оазиса (VI-VIII вв.) - Ташкент, 2007 - с.18-19, 64, 67, 73]
 
Описанный тип серег изображен в ушах правителя средневекового города и известен по материалам резных досок из парадного зала городища Куйрык тобе в Отрарском оазисе и в мочках ушей тюрков, изображенных на росписях парадных сцен дворца древнего Афрасиаба.
 
[Альбаум Л.И. Живопись Афрасиаба. - Ташкент: Фан, 1975 - с.32, рис.7, табл. XIII]

 

Link to comment
Share on other sites

АРХЕОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ О СВЯЗЯХ СОГДИАНЫ С САКСКОЙ СТЕПЬЮ
 
Данные о контактах между саками и согдийцами вдоль Сырдарьи довольно многочислены. Эти контакты вдоль Сырдарьи зафиксированы несколькими артефактами, среди которых есть ковер с ехеменидскими мотивами, найденный в замерзших курганах Пазырыка на Алтае, ныне датируемых 4 и 3 веками до нашей эры. Логично полагают, что он исходит из согдийских или бактрийских мастерских по причине качества изготовления, говорящего в пользу городской мастерской, в то время как использованные краски те, что использовали степные кочевники, отчего и подобное предполагаемое происхождение, которое географически примиряет два этих указания. 
 
Общий контекст таким образом настроен в пользу контактов между согдийцами и саками. Весьма вероятно, что желание Александра отрезать Согдиану от ее кочевых соседей с помощью основания укрепленного греческого города на Сырдарье оборвало экономический симбиоз между согдийцами и саками и было подлинной причиной грандиозного восстания соглийцев в 329 году до н.э., восстания, бывшего наиболее длительным из тех, что узрел Александр на всех бывших землях Ахеменидов.
 
[De la Vaissière, Étienne. Histoire des marchands sogdiens - Paris, 2002 - p.25]
Link to comment
Share on other sites

ИМЯ ХУН В СОГДИЙСКИХ НАДПИСЯХ ВЕРХНЕГО БАССЕЙНА ИНДА: СВИДЕТЕЛЬСТВО ХУННСКОГО ПРИСУТСТВИЯ В СОГДИАНЕ 5 ВЕКА

(мой перевод с французского главы "Les inscriptions sogdien dx du Haut Indus" из книги Этьена де ла Вэссьера "Histoire des marchands sogdiens")

После крупных работ во время сооружения Karakorum Highway между Пакистаном и Индией, были обнаружены многочисленные изрезанные камни на различных безлюдных местах высокой равнины Инда, главным образом в участке через Гилгит. Некоторые из этих камней носят рисунки, например ступ или козлов, но также и многочисленные граффити, написанные различными системами письма, из которых с Инда происходят брахми и кхарошти. Среди этих надписей согдийские граффити занимают доминирующее место - больше 650 - и представлены на местах Шатиал (около 550), Дадам Дасу (55), Ошибат (26), Тор (19), Талпар (8), Хунза-Халдейкиш (6), Канбари (1) и Кэмпсайт (1) (корпус в целом проанализировал Симсом-Вильямсом, см. например Sims-Williams, Zu den iranischen inschriften //Fussman, G., König, D. (dir.), Die Felsbildstation Shatial (Materialen zur Archäologie der Nordgebiete Pakistans, 2), Mainz: Ph. von Zabern, 1997, pp.62-72). В Шатиале согдийские надписи в большинстве, в сравнении с 410 надписями письмом брахми, от 12 до 15 надписями письмом кхарошти, 9 надписями на бактрийском, 2 надписями на парфянском и 2 надписями на среднеперсидском. В плане иранских языков на всех местах мы знаем не более 12 надписей на бактрийском, кроме упомянутых парфянских и среднеперсидских надписей из Шатиала. Представлены и другие языки, в частности иврит, в Кэмпсайте, и китайский, в Шатмале; в равной степени мы находим надписи на местных и индийских языках.

Содержание согдийских надписей в целом очень стандартизованное и они дают лишь данные ономастического характера: Х сын Y или Х сын Y сына Z.Самая длинная из этих надписей гласит:

"Я, Нанай-вандак, [сын] Нарисафа, я пришел, десятого, и я попросил благословения у духа святого места K'rt что... [чтоб] я смог прибыть в Ташкурган быстрее и увидеть [моего] брата в хорошем [здравии] и радостным".

Можно также подметить несколько упоминаний согдийцев в санскритских надписях письмом брахми.

Происхождение этих надписей от торговцев несомненно. Они свидетельствуют о важности согдийского присутствия в бассейне Инда с 3 века. Некоторые из надписей палеографически предшествуют Древним согдийским письмам. Но также можно показать, что часть этих согдийских надписей происходит из по меньшей мере 5 века.

Наиболее частым именем или фамилией в ономастике этих надписей, после Нанай-вандака, является xwn, Хун; его упоминают 16 надписей, в основном в Шатиале, но также и в Ошибате и Дадам Дасу. У этих xwn четко согдийская отцовская преемственность: таковы xwn сыновья Варзакка, или это xwn сын Нанай-вандака. Эта ономастика этнического происхождения исторически непостижима до завоевания Согдианы гуннами, затем периода успокоения и смешения между согдийскими популяциями и кочевыми захватчиками. В следующей главе я покажу, что смешение это не могло произойти раньше самого конца 4 века и скорее всего имело место в 5 веке. Второй факт подтвердит эту датировку: в Шатиале, по меньшей мере восемь человек обладают фамилией, приводящей нас к городу Маймург. Он впервые упоминается в 437 году в Вэйшу. Его развитие на более древнем месте определенно связано с каналом Даргом (или его ветвью), вырытом в этот период. Самая длинная китайская надпись, найденная в верхнем бассейне Инда, упоминает китайское посольство, прибывшее при династии Вэй 魏. Таким образом двадцать-четыре надписи можно отнести самое раннее к 5 веку, а не к 3 или 4 веку. Многочисленные критерии позволяют уточнить terminus post quem non (позднейшую датировку). Написание надписей не может быть позже начала 7 века. Отсутствие тюркских имен с другой стороны приводит к исключению начала 7 века как возможной позднейшей даты.

Индекс, насчет которого стоит отметить большую слабость, позволяет сделать дальнейшее уточнение: на шестнадцати надписях, упоминающих xwn, ни одна не цитирует это имя в качестве отчества: мы находим лишь xwn сына Х, и никогда Х сына xwn. Если мы хотим признать, что это не случайность, это приводит к мысли, что конец согдийской торговли на верхнем Инде имел место с одной стороны когда контакты между xwn и согдийцами были очень важны, но не продлились больше одного поколения, и с другой стороны конец этот наступил довольно внезапно. Хwn могло бы быть использовано в качестве: так в этой роли достаточно часто появляется m'ymrγc. Таким образом последние надписи могли быть выгравированы в то время, когда Маймург существовал меньше поколения, когда смешение между гуннами и согдийцами имело место во время предыдущего поколения. В очень гипотетичной манере все это в итоге приводит к видению согдийского присутствия в верхнем бассейне Инда во время первой половины 5 века. Подметим, что надписи брахми с тех же мест покрывают период с 3 по 7 века.

[De la Vaissière, Étienne. Histoire des marchands sogdiens - Paris, 2002 - p.85-89]

одна из согдийских надписей с верхнего Инда

9hevs6gEUUc.jpg

Link to comment
Share on other sites

Just now, Ашина Шэни said:

РАСЦВЕТ СОГДИАНЫ В 4-5 ВЕКАХ БЛАГОДАРЯ ХУННАМ: СРЕДНЯЯ АЗИЯ ПОД ХУННСКОЙ ВЛАСТЬЮ

Этьен де ла Вэссьер, доктор исторических наук
Парижская школа высших социальных наук (École des hautes études en sciences sociales, Paris)

Вопреки устоявшемуся мнению, которое видит в последовательных гуннских вторжениях ряд политических и экономических бедствий, гуннский период, длившийся с 350 по вторую половину 5 века, совершенно наоборот в Согдиане был периодом стремительного расцвета, после вторжений, благодаря правлению двух династий, которые одна за другой достигли обоснования довольно стабильным образом.

Гунны и кидариты в Согдиане

Три поколения гуннских (хионитских) суверенов сумели извлечь пользу из обновленных популяций (Согдианы) и дали стране расширенную сеть ирригации, которая абсорбировала демографический рост и новые города - в особенности Маймург, фиксированный в китайских источниках в 437 году (если принимать отождествление города Мими 迷密 в Вэйшу с городом Ми 米 в Таншу). Слияние имело место между согдийским населением и нашедшим убежище населением, бежавшим с Сырдарьи, но также и с гуннами. Вероятно в эту эпоху, то есть в первую половину 5 века, согдийская ономастика включает в себя в большом количестве имя или фамилию xwn, Хун, которое мы находим в согдийских надписях верхнего Инда.

Начиная с 440-441 годов, вторая династия, кидариты , взяла власть, начиная с Бактрии, и принесла с собой наследие кушано-сасанидского периода, в особенности в городском плане. Мы часто хотим помещать кидаритов раньше в истории Азии, в конце 4 века, но все источники сходятся в том, чтобы помещать их около 440: лишь неверное чтение легенд на монетах срывало последовательную хронологию. Кидаритская экспансия начинается в конце 420х в Бактрии и сначала направлена на запад, что вынудило Вахрама V остановить её у Мерва. Блокированный на западе, Кидара маршировал на юг и в конце 430х захватил Гандхару, где он оставил одного из своих сыновей, до того, как отправиться на юг и оккупировать Согдиану после 440 года.

Имя Kyδr (Кидара) расшифровывается на многочисленных монетах третьей группы “монет с лучником” Самарканда. Точная хронология этих выпусков не фиксирована, но четвертая группа соответствует второй половине 5 века или 6 веку. В 437-438 годах именно хунны контролировали город, поскольку согласно Вэйшу им тогда правил король Хуни. Прибытие кидаритов в Согдиану имело место далее, между 440 и развитием силы эфталитов, что взамен одолели кидаритов в 456. Именно тогда византийский автор Приск пишет о гуннах-кидаритах в степях к западу от Согдианы. Также именно тогда, между 441 и 457, в китайских источниках исчезают посольства из согдийских городов, в связи с политическими неурядицами, охватившими страну.

Строительство в Согдиане

Военные операции Сасанидов в 440х и эфталитская экспансия в Тохаристан начиная с 456 года разделили кидаритскую империю на два весьма разных блока, один на юге, другой в Согдиане. Эта династия приносит в Согдиану совокупность техник, типичных для тогдашнего населения Бактрии. Она добивается взаимосвязывания территории благодаря основанным небольшим распланированным городским структурам, как Пенджикент, Пайкенд или Бухара, которые привели к демографическому росту и позволили одновременно поставить страну в позицию защиты против сасанидских соседей на юго-западе, но также и против эфталитов, которые выгнали её с её бактрийских баз начиная с 456 года. Гигантская надстройка цитадели Самарканда есть другой пример реализаций этой сильной власти в ходе второй половины 5 века: под колоссальной платформой из громадных блоков самана (в 4 метра толщиной), на которoй была построена новая цитадель Самарканда 5 века, керамика происходит из второй половины 5 века. Напротив, керамика, найденная на ложе из самана, датируется концом 5 века (эту информацию любезно сообщила мне археолог, ответственный за раскопки платформы - Ольга Иневаткина). В 440-470 годах в Согдиане строились города, возводились стены, и следует связывать этот рост с появлением новой сильной политической власти, только таковая способна была мобилизовать население на подобные грандиозные работы. Кидаритская власть интегрируется в согдийское население и организует посольства, чтобы доставлять обратно купцов, попавших в плен в ходе войн в Китае.

Благодаря последовательным вкладам гуннов (хионитов) и кидаритов и этой долговременной стабильности, Согдиана, географически и политически на обочине битв, раздиравших Бактрию, между кидаритами и эфталитами или кочевниками и Сасанидами, наконец сумела взять вверх демографически и экономически над своим бактрийским конкурентом, который, начиная с древности, был определенно главным центром интернациональной торговли в Центральной Азии (заметим, что Фергана, другой регион в контакте с кочевым миром, познал ту же эволюцию).

Культурный и социальный подъем

Этот подъем был также культурным и социальным. Разумеется, Бактрия, как показывает текст Сюаньцзана, сохранила значительное число буддийский монастырей, знаков все еще сильной культурной жизни. Роль, которую играли Бармакиды, старые наставники “Нового монастыря” в Балхе, в мусульманскую эпоху, показывает глубокую интеграцию бактрийских элит и буддийской клергии. Более того, Сюаньцзан рисует благоприятную картину письменной культуры религии, которую он ставит выше таковой в Согдиане (“их тексты стали постепенно многочисленны и превзошли таковые народа Сули (Согдианы)”), однако многочисленные указания показывают, что на деле во время кидаритской эпохи подлинная передача произошла между Бактрией и Согдианой: тогда как все свидетельства говорят об очень бедной согдийской культуре искусства в предшествующий период, городское возвышение согдийцев сопровождалось возвышением искусства, которое несколькими чертами увязывается с Бактрией 4 и первой половины 5 века. Первые настенные росписи Пенджикента сильно напоминают последние росписи Дильбержина в Бактрии. Архитектура и урбанизм также получают значительный размах и имитируют бактрийские модели. Наконец бактрийские топонимы, в особенности город Кушания, между Бухарой и Самаркандом, появляются в Согдиане. Можно увязать это влияние с присутствием в конечном итоге бактрийских беженцев, в которых виден перенос мастеров под кидаритской властью, которая объединила на время два региона, до того как была изгнана с юга. Городские элиты, сформировавшиеся тогда в Согдиане, унаследовали изысканные вкусы и моду жизни, что долго развивались в Индии и в Кушанской империи и поддерживались в кушано-сасанидский период.

Для истории согдийской коммерции, экономический и культурный факт капитален: купцы долины Зеравшана, которую китайцы начинают звать “река караванщиков”, отныне располагают дома под их прямым контролем главным центром потребления в Средней Азии, в городах, что продолжают расти и содержат многочисленные элиты. Согдийская коммерция именно тогда перестает быть большой коммерцией, значительно обращенной наружу, как свидетельствуют источники предшествующего периода: теперь она могла полагаться на надежные местные экономические базы.

[De la Vaissière, Étienne. Histoire des marchands sogdiens - Paris, 2002 - p.112-116]

согдийская настенная роспись в Пенджикенте

R8YZ0XCSM64.jpg

 

 

Link to comment
Share on other sites

19 hours ago, Ашина Шэни said:

РАСЦВЕТ СОГДИАНЫ В 4-5 ВЕКАХ БЛАГОДАРЯ ХУННАМ: СРЕДНЯЯ АЗИЯ ПОД ХУННСКОЙ ВЛАСТЬЮ

Этьен де ла Вэссьер, доктор исторических наук
Парижская школа высших социальных наук (École des hautes études en sciences sociales, Paris)

Вопреки устоявшемуся мнению, которое видит в последовательных гуннских вторжениях ряд политических и экономических бедствий, гуннский период, длившийся с 350 по вторую половину 5 века, совершенно наоборот в Согдиане был периодом стремительного расцвета, после вторжений, благодаря правлению двух династий, которые одна за другой достигли обоснования довольно стабильным образом.

Гунны и кидариты в Согдиане

Три поколения гуннских (хионитских) суверенов сумели извлечь пользу из обновленных популяций (Согдианы) и дали стране расширенную сеть ирригации, которая абсорбировала демографический рост и новые города - в особенности Маймург, фиксированный в китайских источниках в 437 году (если принимать отождествление города Мими 迷密 в Вэйшу с городом Ми 米 в Таншу). Слияние имело место между согдийским населением и нашедшим убежище населением, бежавшим с Сырдарьи, но также и с гуннами. Вероятно в эту эпоху, то есть в первую половину 5 века, согдийская ономастика включает в себя в большом количестве имя или фамилию xwn, Хун, которое мы находим в согдийских надписях верхнего Инда.

Хиониты – это булгарские хунг, на Кавказе – оногуры, племя Кубрат-хана, основателя кавказской Великой Болгарии, и Аспарух-хана, основателя в 681 г. Дунайской Болгарии:

 

БЪЛГАРИТЕ ХИОНИТИ И ЕФТАЛИТИ В СРЕДНА АЗИЯ

 

По време на миграцията си на запад, българските племена и народи започват да проникват в Средна Азия към началото на Новата ера [срв. Ртвеладзе 2011, 45-47]. По-специално, това са прабългарските племена и родове, предвождани от хан Чжичжи, известен в Европа под гърцизираното и латинизираното си име Зиези (Ив. Добрев). По този начин българите поставят началото не само на Великото преселение на народите, но така също и осъществяват до край не тюркизацията изобщо (А. Бернштам), а тъкмо българизацията на Средна Азия, откъдето впоследствие постепенно-поетапно мигрират най-напред на Кавказ (P. Golden), а оттук и чак до Централна Европа.

 

Основно-главна роля и значение в българизацията на Средна Азия играят и имат хионитите и ефталитите прабългари или само болгари, които дълго време са решаващ фактор или както се изразяват някои изследователи, „остаются хозяевами положения“ (С. Толстов) в геополитическата история не само на този регион, но така също и на Предна и Мала Азия (Ив. Добрев).

 

Така например, през 359 г., като съюзник на персите, хионитският хан Грумбат участва с войската си в упорито-продължителната обсада и превземане на източноримския град Амида, дн. Диарбекир в Югоизточна Турция (Марцеллин). През периода 370-375 г. хионитите владеят Согдиана, след което навлизат и в Хорасан (D. A. Akbulut), а през 457 г., прииждащите от към Индия хионити завладяват и държат известно време под своя власт даже и Бактрия [Atwood 2016, 32-33]. Ефталитите пък упражняват постоянен контрол върху една обширна територия в Средна Азия, Хорасан и Афганистан, като за опреден период от време основават в Междуречието и няколко княжества, а около 510 г. ефталитският владетел Торамана завладява повечето от половината територия на северна и западна Индия. Вследствие на това, империята на ефталитите се оказва чувствително по-голяма от Сасанидската империя.

 

Цивилизационно-културното равнище на тези българи е на възможно най-високото за тази епоха ниво, защото те секат собствени монети, свидетелство и доказателство за достатъчно развито производство и търговия, и строят уникално-неповторими като вътрешна планировка и изпълнение градове с двойна крепостна стена, т.е. градове крепости с цитадела (С. Толстов). И все пак техният най-голям и даже огромен принос не само за социално-политическата история на Средна Азия, но и за цялото Човечество, се състои в това, че именно те съкрушават битуващия главно сред местните ирански племена и народи робовладелчески строй и полагат основите за възникването и развитието на феодализма, който безспорно е много по-прогресивен етап в историята на Човечеството (С. Толстов; А. Бернштам).

 

Първоначално-изконното самоназвание на хионитите е етнм кун/хун, хунг/хунуг, кит. куйан, кунь и др., согд. xwn, и други фонетични варианти, мн.ч. хуннугур, но така също и хунгар. Според древнокитайските летописи тъкмо този етноним лежи в основата и началото на централноазиатските Xiongnu, сведенията за които датират още от 2.356 г. пр.н.е. (K. Csornai). Под формата главно на ойконими и хороними това самоназвание на хионитите се наблюдава по пътя на тяхната миграция на запад чак до Централна Европа, включително и най-вече на Кавказ, но така също и в Башкирия, където например има топнм Бишаул-Унгар [Дьёни 2008, 38]. Именно на основата на този етноним, а не върху сравнително по-късния, в действителност кавказски фонетичен вариант оногур (P. Golden; O. Karatay), чрез прибавяне към него на собствено българското мн.ч. -ар, възниква и етнм Hungar, от който впоследствие пък се образува и хорним Hungary (Ив. Добрев):

http://bolgnames.com/Images/CentAsiaBulg.pdf

https://independent.academia.edu/IDobrev

Link to comment
Share on other sites

1 hour ago, Ашина Шэни said:

Я вот сейчас читаю "Историю согдийских торговцев" Этьена де ла Вэссьера и там приводятся подробные документальные данные того, что согдийцы фактически доминировали в торговле всего Таримского бассейна. В китайских документах из Турфана видно, что большинство торговых сделок ведется людьми с явно согдийскими именами, причем начинается это доминирование с самого 6 века, когда Турфан еще был царством Гаочан. При этом по этим же документам видно, что согдийцы отнюдь не были лишь торговцами: на деле они занимались практически всеми возможными профессиями. Таримский бассейн они по настоящему колонизировали, китайцы нам прямо рассказывают от том, как согдийцы строили города в Тариме: например сказано как некий Кан Яндянь 康豔典 в период чжэньгуань (627-649) основал четыре города, и за ним последовало множество согдийцев. Ганьсу они тоже плавно заселили. Таким образом, говорить о согдийцах как о лишь торговых диаспорах в отдельных городах явно некорректно.

Они в Тариме даже свои маздеитские храмы возвели. Думаю не мешает привести пассаж из Вэссьера полностью:

"Персоны, носящие имена согдийских фамилий, занимаются в Турфане всеми возможными профессиями: они являются земледельцами, кожевниками, трактирщиками, украшателями знамен, виноградарями, отливщиками бронзы, забойщиками свиней, художниками, дубильщиками, чиновниками, "забивальщиками гвоздей в копыта верблюдов" и прочими. Ни одна сфера деятельности от них не ускользнула, и согдийская коммуна располагала кварталами, названными в свою честь, и фамильными храмами. Таким образом, речь идет не только о торговой общине, но о глобальном миграционном процессе, охватившем все слои общества".

[De la Vaissière, Étienne. Histoire des marchands sogdiens - Paris, 2002 - p.135-136]

 

Link to comment
Share on other sites

В 05.07.2017 в 11:38, Ашина Шэни сказал:

 

Как считаете до согдийцев в этом регионе (т.е. ВТ) жили же все же родственные согдийцам востиранские народы ( м.б.потомки псевдотохаров)? Как вы считаете в дальнейшем согдийцы и прочие восточноиранские автохтоны Таримского бассейна отуречились? Или на тот момент уже автохтонное восточноиранское население ВТ тотально подверглось гонениям/геноциду со стороны захватчиков уйгуров/тюрков? Понятно что процесс колонизации этого региона тюрками шел столетиями. Есть на этот счет письменные свидетельства?

Link to comment
Share on other sites

5 minutes ago, Zake said:

Как считаете до согдийцев в этом регионе (т.е. ВТ) жили же все же родственные согдийцам потомки псевдотохаров? Как вы считаете в дальнейшем согдийцы и прочие восточноиранские автохтоны Таримского бассейна отуречились? Или тотально подверглись гонениям/геноциду со стороны захватчиков уйгуров/тюрков? Есть на этот счет письменные свидетельства?

Ну псеводтохары все же не родня согдийцев, не иранцы ведь, а особая группа внутри ИЕ. Псевдотохарские тексты это 6-8 века, как раз времена согдийцев в Тариме. Жили ли они там раньше - не знаю, здесь я занимаю нейтральную позицию. Ну а восточные иранцы понятно отюречились, собственно с согдийцами это довольно ясно. Геноцидов/гонений уйгуры не устраивали - нет таких сведений, да и незачем было. Согдийцы как известно и с коктюрками, и с уйгурами плодотворно сосуществовали и сотрудничали, с чего бы уйгуры стали их резать ни с того ни с сего? По ассимиляции согдийцев:

"Возможно говорить о постепенном смешении между уйгурами и согдийцами, вплоть до того что в 10 веке у уйгурской диаспоры в Центральной Азии половина имен, цитируемых источникaми, кажется имеет согдийское происхождение (Hamilton, James, Les Ouïghours à l'époque des Cinq Dynasties d'après les documents chinois, 1955, p.6), как на то указывает Николас Симс-Вильямс, анализировавший дуньхуанские документы, написанные согдийскими христианами, что "были в процессе поглощения и постепенного исчезновения в тюркоязычной популяции, что окружала их" (Sims-Williams, Sogdian and Turkish Christians in the Turfan and Tun-huang Manuscripts", 1992, p.56)".

[Paolillo, Maurizio. White Tatars: The Problem of the Origin of the Öngut Conversion to Jingjiao and the Uighur Connection //Li Tang and Dietmar W. Winkler (ed.), From the Oxus River to the Chinese Shores. Studies on East Syriac Christianity in China and Central Asia, 2013 - p.243]

Link to comment
Share on other sites

Согдийцы говорили на согдийском языке иранской ветви, индоевропейской языковой семьи, родственном бактрийскому. Письменность была основана на арамейском алфавите (вязь с направлением письма справа налево, причём большинство гласных на письме не обозначалось).

Sogdian_New_Year_Festival,_Northern_Qi.j

Согдийцы, изображённые на стеле. Северная Ци, 567/573 г.

Видимо у тюрков сяньбийца (монгола) Ашины Чинуа согдийцы играли важную роль. Из одного этого фрески можно сделать вывод что они влияли одеждам и внешним видам тюрков. Ну этот пальто и европеоидный вид у тюрков значит от согдийцев которые сначала культурно влияли и потом просто полностью ассимилировались тюркам и частично монголам.

Link to comment
Share on other sites

Почему мы считаем что согдийцы исчезли.Чем отличаются нынешние таджики от оседлых ираноязычных жителей Согдианы и Бактрии?

Link to comment
Share on other sites

4 часа назад, Shamyrat сказал:

Почему мы считаем что согдийцы исчезли.Чем отличаются нынешние таджики от оседлых ираноязычных жителей Согдианы и Бактрии?

Культура и язык отличные, т.е. фарсиванские, хотя в принципе относятся к группе иранских народов. Тоже уверен что потомки согдийцов, бактрийцев, хорезмийцев и др реликтовых индоев народов обязательно сушествуют в составе нынешних таджиков и в меньшей части в составе узбеков, уйгуров и туркменов, но доминирующим языком/культурой нынешнего местного иранского населения региона стала фарсиванская. 

Link to comment
Share on other sites

On 7/12/2017 at 1:32 AM, Shamyrat said:

Почему мы считаем что согдийцы исчезли.Чем отличаются нынешние таджики от оседлых ираноязычных жителей Согдианы и Бактрии?

Таджикский это западно иранский язык, а согдийский восточно иранский. Разные языковые группы. Сами таджики это просто отколовшиеся персы, согдийцев они частично ассимилировали. Ныне у согдийцев потомки лишь в виде отдельных реликтов. Как народ они исчезли к 10 веку.

Link to comment
Share on other sites

On 7/12/2017 at 0:33 AM, enhd said:

Видимо у тюрков сяньбийца (монгола) Ашины Чинуа согдийцы играли важную роль. Из одного этого фрески можно сделать вывод что они влияли одеждам и внешним видам тюрков. Ну этот пальто и европеоидный вид у тюрков значит от согдийцев которые сначала культурно влияли и потом просто полностью ассимилировались тюркам и частично монголам.

Во первых Ашина не сяньбиец, нигде это в источниках не прописано. Он и его люди были "смешанные ху" Пинляна, т.е. разношерстная смесь жителей Ганьсу. Об их смешанном происхождении говорят имеющиеся у них разные генеалогические легенды, как нам Шинор пишет. Во вторых, влияние таки было двусторонним. Повлиять они могли максимум лишь на внешний вид знати, с которой их знать переженилась. И с чего вы взяли что халаты коктюрок от согдийцев?

Link to comment
Share on other sites



Тюрки по природе честны и просты, и можно было бы посеять между ними вражду. Но живут у них многочисленные согдийцы, все в высшей степени жестокие и проницательные, которые учат их и наставляют.

Суйский министр Пэй Цзюй (547-627)

[De la Vaissière, Étienne. Histoire des marchands sogdiens - Paris, 2002 - p.200]
 

Link to comment
Share on other sites

В Friday, July 21, 2017 в 10:26, Ашина Шэни сказал:



Тюрки по природе честны и просты, и можно было бы посеять между ними вражду. Но живут у них многочисленные согдийцы, все в высшей степени жестокие и проницательные, которые учат их и наставляют.

Суйский министр Пэй Цзюй (547-627)

[De la Vaissière, Étienne. Histoire des marchands sogdiens - Paris, 2002 - p.200]
 

"Я, Нанай-вандак, [сын] Нарисафа, я пришел, десятого, и я попросил благословения у духа святого места K'rt что... [чтоб] я смог прибыть в Ташкурган быстрее и увидеть [моего] брата в хорошем [здравии] и радостным".

Уважаемый Ашина Шэни правильный ли перевод с оригинала имени Ташкурган.Если да ,то Ташкурган это ведь чисто тюркское имя.

Link to comment
Share on other sites

On 7/22/2017 at 6:03 AM, Shamyrat said:

"Я, Нанай-вандак, [сын] Нарисафа, я пришел, десятого, и я попросил благословения у духа святого места K'rt что... [чтоб] я смог прибыть в Ташкурган быстрее и увидеть [моего] брата в хорошем [здравии] и радостным".

Уважаемый Ашина Шэни правильный ли перевод с оригинала имени Ташкурган.Если да ,то Ташкурган это ведь чисто тюркское имя.

Ну перевод делал не я, а Симс-Вильямс и Вэссьер, думаю им можно доверять. Да, здесь тюркский топоним Ташкурган.

Link to comment
Share on other sites

Just now, Ашина Шэни said:

ТЮРКСКОЕ ВЛИЯНИЕ В СРЕДНЕЙ АЗИИ 6-8 ВЕКОВ

Карл Байпаков

Одновременно с согдийским распространяется и тюркский культурный комплекс. Тюркские названия носят города Джикиль [Бартольд, Работы по истории и филологии тюркских и монгольских народов, т. 5, с. 585], Барсхан [Агаджанов, Очерки истории огузов и туркмен Средней Азии IX-XIII вв., 1969, с. 110], Кулан [Древнетюркский словарь, с. 465], Мирки [Толстов, Города гузов, 1947, с. 81], Сарыг [Зуев, Китайские известия о Суябе, 1960, с. 119—120; Бартольд, т. 5, с. 395—396]. Тюркское влияние все отчетливее обнаруживается при исследовании материальной культуры не только юго-западного Семиречья и Южного Казахстана [Андрианов, Левина, Некоторые вопросы исторической этнографии Восточного Приаралья в I тыс. н.э., 1979, с. 96—97], но и Ферганы, Усрушаны, Тохаристана, Согда [Гафуров, Таджики: древнейшая, древняя и средневековая история, 1972, с. 222-223]. Под воздействием тюрок вырабатывались новые типы вооружения, украшений и металлической посуды, которые распространялись на обширной территории Евразии в воинской, аристократической среде раннефеодалыюго общества [Распопова, Согдийский город и кочевая степь в VII-VIII вв., 1970, с. 86]. В росписях Пенджикента и Варахши вооружение согдийцев повторяет вооружение тюркского воина, известное по археологическим находкам, каменным изваяниям.

Тюркское влияние проявилось в согдийских металлических кружках, а через них — в керамике [Маршак, Керамика Согда V-VII вв. как историко-культурный памятник, 1965, с. 25—26]. Велико было тюркское воздействие на искусство, имело место взаимовлияние тюркской поэзии и эпоса и литературы среднеазиатских народностей [Гафуров, 1972, с. 223].

В результате в VI — первой половине IX в. складывается своеобразный культурный комплекс, который можно назвать тюркско-согдийским. Одно из проявлений его сложения — единообразие городской культуры Согда, Мавераннахра, Южного Казахстана и Семиречья. Видимо, известные слова Сюаньцзана о стране Сули (Согд) в пределах от Чу до Байсунских гор — это не столько отражение этнических границ, сколько указание на культурно-историческую область, где согдийско-тюркские эталоны играли определяющую роль [Массон В. М., Согдийская эпоха и культурная интеграция, 1979, с.6].

Следует, однако» подчеркнуть, что интенсивный тюрко-согдийский культурный синтез протекал на фоне этногенетических процессов. О согдийском переселении в Семиречье писалось. Проникновение тюрков в Среднюю Азию, участие их в политической и культурной жизни хорошо известно и засвидетельствовано письменными источниками [Гафуров, 1972, с. 222—223]. С подчинением Средней Азии тюркам последние вливались в число знати и рядового населения. Предшественник Диваштича носил тюркское имя Чакин Чур-Бильга [Лившиц, Правители Пенджикента VII-начала VIII вв., 1977, с. 44]. Правителем Усрушаны был тюрк Карабугра [Беленицкий, Бентович, Большаков, Средневековый город Средней Азии, 1973, с. 147]. Согдийцы Дуньхуана, переселившиеся сюда из Согда в VII—VIII вв., в большинстве носили тюркские имена, причем имена они приобрели еще в метрополии [Чугуевский, Новые материалы к истории согдийской колонии в районе Дунхуана, 1971, с.153].

Источники констатируют этническое смешение тюрков и согдийцев. В «брачном контракте» из Мугского архива фиксируется брак тюрка Ут-тегина и согдиянки Дугдгончи, которые в документе выступают как представители общей знати [Согдийские документы с горы Муг. Чтение, перевод, комментарий. Выпуск II (Юридические документы и письма), 1962, с. 17—45]. Известно, что вожди антикитайского восстания 755 г. Ань Лушань и Шы Сымин были согдийцами по отцу и тюрками по матери [Кляшторный, Древнетюркские рунические памятники как источник по истории Средней Азии, 1964, с. 96].

В данной связи приобретает интерес находка захоронения VIII в., совершенного по тюркскому обряду, на городском некрополе Красной Речки: в могиле вместе с конем погребены тела мужчины и женщины.

Совместное участие согдийцев и тюрков в политической и культурной жизни городов подтверждается содержанием росписей Афрасиаба и Пенджикента, где изображаются и тюрки, и согдийцы [Альбаум, Живопись Пенджикента, 1975, с. 36].

Новые археологические материалы позволяют существенно дополнить картину этнической ситуации в Южном Казахстане. Так, на резной доске из цитадели Куйрук-тобе изображены тюрки с явными монголоидными чертами: широкие безбородые лица, плоские носы, глаза с косым разрезом. Внешний облик их близко напоминает тюрков из свиты самаркандского царя Вархумана на росписях Афрасиаба и тюрков в сцене погребения из Пенджикента, сопоставляемой Л. И. Альбаумом с похоронами тюркского правителя Чакын Чур-Бильги [1975, с. 36]. Аргументом в пользу тюркской принадлежности персонажей на резной доске из Куйрук-тобе может служить и одежда — халаты с отворотами и запахом на правую сторону. Именно такую одежду «носят» древнетюркские каменные изваяния из Семиречья и Южного Казахстана, в подобные халаты одеты тюрки на росписях Афрасиаба [Шер, Каменные изваяния Семиречья, 1966, табл. II, III, IV; Альбаум, 1975, с. 32, рис. 7, 8, 19].

Гривна в виде прута с двумя шариками на концах на одном из пeрсонажей аналогична гривнам на тюрках в росписях Афрасиаба [Альбаум, 1975, с. 32—33]. Серьги в виде шарика на стерженьке, украшающие уши куйрукских изображений, находят аналоги в соответствующих аксессуарах каменных изваяний Семиречья [Шер, 1966, табл. XVII].

[Байпаков, К.М. Средневековая городская культура Южного Казахстана и Семиречья (VI - начало XIII в.) - Алма-Ата: Наука, 1986 - с.94-96]

тюрки на костяных пластинах из могильника Сутуу-Булак, Кыргызстан

Hoyhc-yYbNw.jpg

 

Link to comment
Share on other sites

10 minutes ago, Ашина Шэни said:

ТЮРКСКИЕ ТИТУЛЫ ВАССАЛЬНЫХ ВЛАДЕНИЙ ЗАПАДНО-ТЮРКСКОГО КАГАНАТА


UTehS3v2-RA.jpg
Таблица дана по работе Бабаярова: [Бабаяров Г., Умиров К. Денежное обращение и монеты каганата //Западный Тюркский Каганат. Атлас - Астана: "Service Press", 2013 - c.122].

Эпитеты переданы курсивом. * обозначает титулы, используемые во владениях, вышедших в 640- х гг. из состава Западного Тюркского каганата и перешедших под власть Танской империи.

В дополнение к таблице Бабаярова: в Хуттале также фиксирован титул эркин, а в Гаочане известен титул эльтебер. См. статью Скаффа:

"Другой пример принятых тюркских титулов исходит от правителей Хутталя, что носили тюркские титулы эркин и эльтебер в то время, когда они были связаны тесным союзом с тюргешами в поздние 720е и 730е".

"Посвящение буддийской сутре, датируемой 599 годом, доказывает, что царь Гаочана принял титул эльтебер более чем за двадцать лет до правление Тун джабгу".

[Skaff, J.K. Western Turk Rule of Turkestan’s Oases in the Sixth through Eighth Centuries //The Turks. Ankara: Yeni Türkiye, 2002 - p.8, 10]

 

Link to comment
Share on other sites

3 minutes ago, Ашина Шэни said:

ДРЕВНЕТЮРКСКИЕ ДИНАСТИИ СРЕДНЕЙ АЗИИ

ЧАЧСКИЕ ТЕГИНЫ

В Чаче, соответствующем современному Ташкенту, тюркские вожди держали бразды правления, начиная с седьмого века. "Новая история династии Тан" упоминает, что западные тюрки убили короля Чача в 605 году и поставили тегина Фучжи (кит. 特勒匐職 тэлэ Фучжи) в качестве правителя страны. Вероятно, что Фучжи был тюрком, так как он использовал тюркский титул тегин, обозначающий, что он был сыном, младшим братом или другим родственником кагана. Вплоть до середины 8 века, наследники Фучжи иногда имели распознаваемые тюркские имена и всегда носили тюркский титул тудун (吐屯тутунь), который номинально обозначал представителя кагана в оазисном владении. 

Известны следующие наследники Фучжи: в 658 году правителем был Кан Тудун Шэшэти Юйцюйчжаому (кит. 瞰土屯攝舍提於屈昭穆). Шэшэти это также имя западнотюркского племени. В 713 году правителем был Багатур Тудун (кит. 莫賀咄吐屯 Мохэдо тутунь). Багатур было довольно распространенным тюркским именем. В 741 правителем был Ина Тудун Цюйлэ (кит. 伊捺吐屯屈勒). Не считая титула тудун, Ина Тудун Цюйлэ не является распознаваемым тюркским именем, зато сына этого правителя звали Нацзюй Чэбиши (кит. 那俱車鼻施). Чэбиши было тюркским именем или титулом. 

[Skaff, J.K. Western Turk Rule of Turkestan’s Oases in the Sixth through Eighth Centuries //The Turks. Ankara: Yeni Türkiye, 2002 - p.7]

 

 

2 minutes ago, Ашина Шэни said:

ТОХАРИСТАНСКИЕ ДЖАБГУ АШИНА 

"В шестой год кай-юань (718), одиннадцатый месяц, императору Китая был адресован запрос Аши-тегина Пуло 阿史特勒僕羅, младшего брат Надунили 那都泥利, джабгу Тохаристана". 

Цэфу Юаньгуэй, сунская энциклопедия 11 века

[Chavannes, Édouard. Notes additionnelles sur les Tou-kiue (Turcs) occidentaux. //T'oung Pao, Second Series, Vol. 5, No. 1 (1904), pp. 1-110 - р.37]

Комментарий Эдуарда Шаванна: "Что касается Аши, то это должно быть сокращенная версия фамилии Ашина правящего рода тюрок, к которому принадлежали джабгу Тохаристана".

[Documents sur les Tou-Kioue (Turcs) Occidentaux recueillis et commentés par
Édouard Chavannes (1865-1918) - Librairie d’Amérique et d’Orient Adrien Maisonneuve, Paris, 1903, IV+380 pages. - p.200]

К югу от Окса в Тохаристане, китайские записи говорят нам, что правители носили тюркский титул джабгу (葉護 еху), который обычно давали членам тюркского имперского клана Ашина. Связь с тюркским правящим кланом подтверждается тем фактом, что джабгу в 650е годы звался Ашина Ушибо (кит. 阿史那烏濕波). В течение следующего века один из трех известных наследовавших джабгу, Кутлуг Дун Тарду (骨咄祿頓達度 Гудолу Дунь Даду), правивший в 729 году, имел узнаваемое тюркское имя. Тюркские имена и титулы правителей также общеупотребительны в документах, написанных на бактрийском языке.  

[Skaff, J.K. Western Turk Rule of Turkestan’s Oases in the Sixth through Eighth Centuries //The Turks. Ankara: Yeni Türkiye, 2002 - p.5-6]

 

2 minutes ago, Ашина Шэни said:

ФЕРГАНСКИЕ АШИНА

Страна Нин-юань 寧遠 есть изначально Баханьна 拔汗那 (Фергана) что звали также Похань 鏺汗; при Юань-Вэй их звали Полона 破洛那.

...

В период чжэньгуань (627-649), царь Циби 契苾 был убит западным тюрком Кан-мохэдо 瞰莫賀咄 (Кан-багатуром). Асэна 阿瑟那 (Ашина) Шуни 鼠匿 овладел этим городом. По смерти Шуни, его сын Эбочжи 遏波之 принял власть.

"Нoвая история династии Тан", глава 221b

[Documents sur les Tou-Kioue (Turcs) Occidentaux recueillis et commentés par Édouard Chavannes (1865-1918) - Librairie d’Amérique et d’Orient Adrien Maisonneuve, Paris, 1903, IV+380 pages. - p.148]

Шаванн справедливо полагает, что Асэна это ошибочное написание Ашина, являвшегося именем имперского тюркского клана. После смерти Шуни, его сын Эбочжи наследовал ему. Эбочжи похоже учредил систему совместного тюрко-местного управления, когда он назначил племянника Циби править одним городом, а себя - другим. Неясно, как долго длилась эта система совместного правления, но в 739 году царь Ферганы, Арслан Таркан (阿悉爛達干 Асилань Дагань) имел тюркские имя (Арслан) и титул (таркан).

[Skaff, J.K. Western Turk Rule of Turkestan’s Oases in the Sixth through Eighth Centuries //The Turks. Ankara: Yeni Türkiye, 2002 - p.6-7]

 

1 minute ago, Ашина Шэни said:

БУХАРСКИЕ БУХАРКУДАТЫ

В Бухаре, поколение что вступает в силу после Кутейбы ибн Муслима носит тюркские имена. Так, брат Тугшады, царя Бухары, отправленный ко двору китайского императора в 726 году, зовется Axilan dagan fudanfali 阿悉爛達干拂耽發黎, произносившееся тогда ʔasitlan tatkan puttampuatlεj, имя чья первая часть есть обычная китайская транскрипция "Арслан Таркан". Само имя Тугшада скорее всего стоит видеть как Туг Шад, великий знаменосец. Пьер Шуван так же интерпретирует это имя. Китайская транскрипция имени, Dusaboti 渡薩波提, включает в себя помимо Dusa (неплохая траскрипция Туг Шад) вторую часть что возможно соответствует титулу βɣtyk "богатый", перевод тюркского титула ülüg, который мы также находим в тюркской титулатуре на бактрийском. На монетах Тохаристана мы читаем βαγδδιγγο χαγανο и ταρχανο βαγδδιγγο. Бухаркудаты, правящая династия Бухары, ровно как и уструшанские Афшины, имели тюркское происхождение, если верить ономастике. 

[De la Vaissière, Étienne. Samarcande et Samarra. Élites d'Asie centrale dans l'empire abbasside - Paris: Peeters, 2007 - p.41]

Наршахи говорит, что местный правитель Бухары - Абруй начал притеснять знать, которая обратилась за помощью к тюркскому кагану Кара Джурину Тюрку, отправившего для наказания Абруя своего сына Шир-и Кишвара, который убив его, взял в свои руки власть в Бухаре. Относительно этого события Р.Фрай предположил, что Кара Джурин Тюрк это Западно-тюркский каган Тарду, а имя его сына Шир-и Кишвар, скорее всего, является персидской версией тюркского имени Иль-арслан (Frye, The History of Bukhara, translated from a Persian abridgment of the Arabic original by Narshakhi, 1954, Р. 108, n. 28). Ряд исследователей возводят к этому царевичу род, правившей в Бухаре в VI-VIII вв. главной династии Бухархудатов, к которому относят и вышеупомянутых царевичей Тугшаду, Арслана и др.

[Бабаяров, Г.Б., Кубатин, А.В. Древнетюркские титулы и эпитеты на согдоязычных монетах Средней Азии эпохи раннего средневековья // Мир Большого Алтая 2 (4.2), 2016 - c.899]

 

1 minute ago, Ашина Шэни said:

КАГАНЫ ФАЯ И ПРАВИТЕЛИ ВАРДАНА

Бухаркудаты, правящая династия Бухары, ровно как и уструшанские Афшины, имели тюркское происхождение если верить ономастике. Их соперник, Варданкуда, имел те ж корни. Наршахи зовет его выходцем из Туркестана. 

Владетель Фая носил титул каган. 

Не стоит сомневаться в том что правящий каган Фая, как и правитель Вардана были в действительности тюрками. См. текст Табари, где он эксплицитно назван тюрком, и где он противопоставляет свои действия таковым другого кагана тюрок!

[De la Vaissière, Étienne. Samarcande et Samarra. Élites d'Asie centrale dans l'empire abbasside - Paris: Peeters, 2007 - p.41, 42]

 

Link to comment
Share on other sites

1 minute ago, Ашина Шэни said:

ТЮРКСКАЯ МОДА В СРЕДНЕЙ АЗИИ 7-8 ВЕКОВ

Сорен Штарк, доктор исторических наук
Нью-Йоркский университет, США

Сформировавшиеся социальные связи между тюрками и согдийцами ясно демонстрируются тенденцией к "тюркскому" вкусу у согдийской аристократии в 7 и 8 веках. Таким образом мы можем объяснить особенное широко распространенное использование тюркских титулов и эпитетов в до-мусульманском Мавераннахре (Stark, Die Alttürkenzeit in Mittel- und Zentralasien. Studien zu Archäologie und Geschichte pastoralnomadischer Gruppen und ihrer Interaktion mit Seßhaften vom 6.-8. Jh., 2005, p.224-225). Следовательно, иногда трудно отличить тюрок от согдийцев с тюркскими титулами. Очевидно случай с членеми семьи Бухархуда в Бухаре или близкими родственниками Ишхидов Самарканда представляет собой вторую категорию. 

Согласно Цэфу Юаньгуэй, цзюань 971, брат Бухархуды Тугшада носил тюркский титул Асилань дагань 阿悉爛達干 - Арслан Таркан; регент Майсурга, младший сын Ишхида Гурека, упомянут в Синь Таншу, цзюань 221б, как Мочо 默啜, что также являлось титулом восточно-тюркского кагана. С упадком Западного каганата и его влияния в Мавераннахре во второй половине 7 века, даже малые дихканы в восточном Иране начинают носить довольно двусмысленные тюркские титулы. В некоторых случаях они даже зовут себя "каганами" (Sims-Williams, From the Kushan-Shahs to the Arabs. New Bactrian documents dated in the era of the Tochi inscriptions. 1999, 255-256; Stark 2005, 225). 

Также в согдийских одежде, конском снаряжении и вооружении, "тюркский стиль" ясно заметен (Распопова, Согдийский город и кочевая степь в 7-8 вв., 1970). Спектр обсуждаемого материала может быть связан прежде всего с военно-аристократической обстановкой. Это особенно очевидно касательно влияний из тюркских степей на согдийские наборы поясов с металлическими вставками. Поясные пряжки и вставки так называемого "типа Мартыновки" (или "геральдического стиля"), доминирующие в евразийских степях примерно со второй половины 6 по середину 7 века (Амброз, Проблемы раннесредневековой хронологии Восточной Европы, 1971; Ковалевская, Поясные наборы Евразии VI-IX вв., 1979; Добжанский, Наборные пояса кочевников Азии, 1990; Bálint, Kontakte zwischen Iran, Byzanz und der Steppe. Das Grab von Üč Tepe (Sowjet. Azerbajdzan) und der beschlagverzierte Gürtel im 6. und 7. Jahrhundert, 1992, 389-415) еще довольно редко фигурируют в Мавераннахре. Но к концу 7 века, ситуация меняется с повсеместным появлением пржковыз и вставочных типов, которые впервые появляются в Уральских горах и южной Сидири в середине и второй половине 7 века (Распопова, Поясной набор Согда VII-VIII вв., 1965; Распопова 1970; Распопова, Металлические изделия раннесредневекового Согда, 1980; Ковалевская 1979; Добжанский, 1990, с.38). Как следствие, мода на пояса в Трансоксиане и евразийских степях оказывается отличительно однородной с конца 7 по середину 8 века.


Если теория о тюркском военном присутствии в Трансоксиане верна, должны быть и схожие влияния в конской и наезднической экипировке, как и в вооружении. И действительно, использование целого набора оружия и видов экипировки, типичных для пасторальной кочевой культуры тюрок Центральной Азии и Южной Сибири, начинается в Трансоксиане самое позднее в 7 веке (Распопова 1970; Распопова 1980, с. 103-107). В этот набор входит особый тип колчана в форме песочных часов (Худяков, Древнетюркские поминальные памятники на территории Монголии, 1985, 151-152, Рис. 66; Табалдиев, Курганы средневековых племен Тяньшаня, 1996, 46, Рис. 8/1 и 11/1-2), сбруя (Табалдиев 1996, 37-38, Рис. 43/1, 16/9; Распопова 1980, 99- 101; Рис. 70-71), ношение меча на двух ремнях вместо использования ножен (Bálint 1992, 338-343; Koch and Wenzel, Waffentechnologie zwischen China und Byzanz. Anmerkungen zu einem Miniaturschwert aus dem Grab des Kaisers Wudi der Nördlichen Zhou-Dynastie (557-581 n. Chr.), 2000, 193-199; Беленицкий, Монументальное искусство Пенджикента, 1973, Рис. 8, 10-11, 23, 25, 30), и особые виды стремян (Амброз 1971; Вайнштейн, Некоторые вопросы истории древнетюркской культуры, 1966; Werner, Ein byzantinischer‚ Steigbügel’ aus Cariçin Grad, 1984, 149-150). 

Иногда типологическая близость артефактов из Согда и пасторальной кочевой Центральной Азии поразительна. Например, изображение стремян на южной стене объекта 23/1 в Афрасиабе (старый Самарканд), датируемым серединой или второй половиной 7 века (Альбаум, Живопись Афрасиаба, 1975; Mode, Sogdien und die Herrscher der Welt. Türken, Sasaniden und Chinesen in Historiengemälden des 7. Jahrhunderts n. Chr. aus Alt-Samarqand, 1993; Marshak, Le programme iconographique des peintures de la «Salle des ambassadeurs» à Afrasiab (Samarkand), 1994), привлекает внимание, поскольку оно демонстрирует типичный выступ, где ось ушка встречает стремя (Рис. 2). Эта деталь имеет точные параллели в находках из ранних аварских могил в Восточной Европе (Werner 1984, Fig. 157 a-b) и с верхней Оби (Рис. 3). 

[Stark, Sören. Mercenaries and City Rulers: Early Turks in Pre-Muslim Mawarannahr //Popova, L., Hartley, Ch. and Smith, A.T. (eds.), Social Orders and Social Landscapes: Proceedings of the 2005 University of Chicago Conference on Eurasian Archaeology, Newcastle, 2007 - p.317, 319, 324]

Рис.1 Тюрко-согдийские воины. Согдийская роспись в Пенджикенте
-aFv4p651vE.jpg
Рис.2 Изображение стремян на настенных росписях Афрасиаба (старый Самарканд), объект 23/1, южная стена (Авторская прорисовка детали по фотографии, снятой с оригинальных рисунков автором).
CYLz0BOMLsM.jpg
Рис.3 Стремя из могильника Умна-2, Курган 1 (по: Тройцкая и Новиков, Верхнеобская культура в Новгсидирском Приобье, 1998 рис. 23/11).

NZo2Dkvb1iI.jpg

 

Link to comment
Share on other sites

2 minutes ago, Ашина Шэни said:

СОГДИЙСКОЕ ПОСОЛЬСТВО В ТИБЕТ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТИТУЛА КАГАН У СОГДИЙЦЕВ

Этьен де ла Вэссьер

У комплекса камней в Ладакхе, у Танкса, была обнаружена группа согдийских надписей с несторианскими крестами. Одна из этих надписей, самая длинная, особенно интересна, так как ее палеография указывает на 9 или 10 век, и надпись эта содержит дату - 210 год. Её текст представляет собой значительные трудности в чтении и интерпретации. Единственно бесспорными являются следующие части:

«В год 210 [...] самаркандец [...] Нош-фарн [...] посланец к тибетскому кагану»

Эра не дана, возможно здесь речь идет об эре Йездегерда III, что давало бы 841-842 годы н.э. Известны несколько согдийских надписей, особенно в Кыргызстане, датированных таким образом. Другая возможность это датировка по хиджре, тогда уже в силе в мусульманской Согдиане, которая дает 825-826 годы.

На той же группе камней мы находим буддийское имя, манихейское имя, манихейские, христианские или мусульманские надписи, дающие выражение pr βgy n’m (точный согдийский эквивалент бисмиллы, как и христианских выражений), и несторианские кресты.

Наконец: расположение эти камней позволяет предположить, что посланец или посланцы прибывали с запада и направлялись в центральный Тибет, поскольку надписи расположены на окраине протяженной долины, ведущей в Гилгит. Выбранная дорога хорошо соответствует той дороге в Тибет, что мы находим в мусульманских географических текстах 10 века.

Насчет этого комплекса данных были предложены самые разные интерпретации: в целом в них хотят видеть свидетельство о посольстве уйгурского кагана к тибетскому кагану. В контексте истории эта гипотеза маловероятна: в 841-842 годах уже не было никакого уйгурского кагана, а посол, который якобы должен был отправиться просить о помощи еще до разрушения каганата кыргызами, явно не стал бы идти по настолько непрямому пути, ведь тибетцы были непосредственными соседями уйгуров Ганьсу. 

Напротив, несколько признаков указывают на дипломатическую миссию из Самарканда: как упоминание этого города в качестве места происхождения одного из посланцев, так и выбранная дорога наводят на мысль о западных корнях. В этом случае возможна датировка по хиджре. В тот же период в Уструшане, в Чаче, к примеру, или  в Фергане, все еще жили до-исламские религии Средней Азии - что видно по тогдашнему судебному процессу над Афшином. Буддизм существовал в Семиречье вплоть до 10 века.

Таким образом, согдийцы из Самарканда или возможно регионов непосредственно к северу от него служили в качестве посланцев к кагану Тибета во второй четверти 9 века. 

[De la Vaissière, Étienne. Histoire des marchands sogdiens - Paris, 2002 - p.310-311]

Интересно очень было узнать, что согдийцы звали тибетского цэнпо «каганом» - точно так же, как тюрки^_^

Link to comment
Share on other sites

1 minute ago, Ашина Шэни said:

СОГДИЙЦЫ - ИЗНАЧАЛЬНЫЕ "САРТЫ"

"Адрес согдийского древнего письма 5, 'D βγ[w] xwt'w s'rtp'w 'sp'nδ[']tw - "Божественному господину, главе караванов Эспандату", особенно важен. Санскритское наименование sārthavāha, ставшее sartapao в согдийском, было престижным обозначением, часто даваемым Будде в индийских текстах. Но в Индии оно также обозначало главу гильдии торговцев. 

С учетом важности титула сабао в китайской администрации с одной стороны и в индийской коммерции с другой, роль, придаваемая Эспандату, наводит на мысль, что титул в действительности обозначал подлинного главу согдийской общины, обозначавшегося титулом главы караванов в древнем письме 5 и позже в согдийских диаспорах бассейна Тарима и Ганьсу".

[De la Vaissière, Étienne. Histoire des marchands sogdiens - Paris, 2002 - p.141-142]

"sart - заимствование из санскритского сарта "купец", вероятно через согдийский; слoво сохранило это значение до 11 века, но в средневековый период стало означать «горожанин», в смысле противоположном слову «кочевник», а точнее «иранец», в смысле противоположном слову «тюрк»; оно сохранило это значение в российском Туркестане до 19 века". 

[Clauson, Gerard. An Etymological Dictionary of pre-thirteenth-century Turkish - Oxford: Clarendon Press, 1972 - p.846]

"Согласно Бартольду, сарт (санскрит. sartha "торговец", но возможно от/через согдийских посредников) является заимствованием древнетюркского периода".

[Golden, Peter B. An introduction to the history of the Turkic peoples: Ethnogenesis and state-formation in medieval and early modern Eurasia and the Middle East - Wiesbaden: O. Harrassowitz, 1992 - р.150]

 

 

Link to comment
Share on other sites

была версия этимологии слова "сарт" у С. Лапина, который в полемике с В. Бартольдом слово "сарт" связывал со словами "сары ит" (рыжая собака)[22].
Алихан Аман Об этимологии, значениях и истории слова "сарт"

Link to comment
Share on other sites

1 hour ago, башгирд said:

была версия этимологии слова "сарт" у С. Лапина, который в полемике с В. Бартольдом слово "сарт" связывал со словами "сары ит" (рыжая собака)[22].
Алихан Аман Об этимологии, значениях и истории слова "сарт"

Сары ит это уже видимо поздняя тюркская народная этимология. Собственно у казахов в 19 веке была записана легенда с именно такой этимологией:

В реку забвенья времена 
Седой волной катились живо, 
Когда народов племена 
Слагали песни и мотивы. 

Унылой, мрачною тюрьмой 
Без чудных звуков и без песен 
Людям обширный мир земной 
Казался сумрачен и тесен. 

Тогда, кочуя по степям, 
Свою настроив звонко лиру, 
Дарил мотивы племенам 
Бог песен, странствуя по миру. 

Являясь всюду и везде 
Для степняков как бы сюрпризом 
Мотивы раздал он орде 
И песни дал кара-киргизам. 

Вперед к кочевникам бог шел 
В степи глухой неутомимо, 
Но все ж к оседлым не зашел, 
Пройдя с презрением их мимо.

Послав укор своей судьбе, 
Собравшись наскоро в дорогу, 
Пошли оседлые себе 
Мотивы вымолить у бога. 

Прождав ночную темноту, 
На утро в путь пустившись трудный, 
Явились странники в юрту 
Где песен бог скрывался чудный. 

Но из юрты в край светлых грез 
Откочевал давно бог гордый, 
И только выл в ней рыжий пес, 
Подняв высоко кверху морду. 

Тогда, признав собачий вой 
Мотивом, данным им от бога, 
Счастливо путники домой 
Пришли обратною дорогой. 

С тех пор, преданье говорит, 
Оседлых жителей для знака 
Зовут киргизы сары-ит, 
Что значит желтая собака. 


Тургайские областные ведомости. № 11. 1894. (13.03).

Link to comment
Share on other sites

Just now, Ашина Шэни said:

СОГДИЙСКОЕ НАСЛЕДИЕ У УЙГУРОВ ГАНЬСУ И ТУРФАНА 9-12 ВЕКОВ

Этьен де ла Вэссьер

Когда речь заходит о тюркском мире, часто подчеркивается значительная связь между согдийцами и уйгурами. У нее политические и экономические корни. Полное исследование потребовало бы выявления числа параллелей между согдийским и уйгурским языками, а также использования всех данных религиозных документов Дуньхуана (библиографию см. в Sims-Williams, Hamilton, 1990), как и уйгурских деловых документов. Здесь я не ставлю себе подобной цели. Библиография по уйгурам весьма обширна и мы не станем подробно на ней останавливаться: имело место замены согдийской торговой сети региональной уйгурской сетью, от Китая к востоку от Тяньшаня, что само по себе является темой, достойной отдельного исследования (по материальным аспектам жизни в Кочо см. von Gabain, 1973, по коммерческим см. Малявкин, 1983, с.283 и далее; Zieme, 1976; Pinks, 1968). Более важно показать, что эта уйгурская сеть строилась на согдийских социологических и коммерческих базах.

Можно привести несколько весьма точных примеров. Одним из редких уйгурских коммерческих документов, найденных в Дуньхуане, является письмо уйгурского торговца, без сомнения 10 века (Hamilton, 1986, p.126-127). Человек, которого торговец просит дать инструкции по торговле, является согдийцем и частью семьи. В корпусе уйгурских документов Дуньхуана несколько раз упоминаются посредники и торговцы, чьи имена, дожно быть, объясняются с согдийского языка (Hamilton, 1986, p.176). В целом, значительная доля уйгурских послов при различных китайских дворах в 10 и 11 веках носят «согдийские» фамилии: из 53 фамилий уйгурских послов, отправившихся в Китай между 907 и 960 годами (период Пяти династий), 14 являются «согдийскими», 16 - тюркскими и 19 - китайскими (Малявкин, 1983, с.240 и далее). Отюреченные потомки согдийцев заняли важное место в международных отношениях в Ганьсу, и это при том, что согдийская культура как таковая уже исчезла. Таким образом, до самого конца согдийцы играли роль дипломатических посредников, какими они были еще при Первом Тюркском каганате.

Процесс отюречивания имел семейную основу - посредством меж-этнических браков. Он хорошо известен благодаря работам филологов. Некоторые согдийские несторианские тексты, должно быть, записывались двуязычными писцами, которые все больше привыкали думать по-тюркски (Sims-Williams, 1992). Существует даже группа деловых документов, которую ее издатели назвали «тюрко-согдийской», чтобы подчеркнуть степень интеграции двух языков, которые смешиваются этих текстах (Sims-Williams, Hamilton, 1990; см. также Yoshida, 1993, который приводит несколько примеров двуязычия, жает библиографию по теме и проводит сравнение с креольскими обществами). Среди этих документов есть несколько писем и торговых счетов, которые по содержанию ничем не отличаются от своих уйгурских эквивалентов. В уйгурских же текстах важно то, что авторы иногда упоминают торговые команды, отдаваемые на тюркском языке, что свидетельствует о возможной альтернативе (Hamilton, 1986, p.117). 

Библиография

Gabain, A. von, Das Leben im uigurischen Königreich von Qočo (850–1250) (Жизнь в уйгурском государстве Кочо (850-1250)), (Veröffentlichungen der Societas Uralo-Altaica, 6), Wiesbaden: Harrassowitz, 1973, 251 p. + 99 pl.

Hamilton, J., Manuscrits ouïgours du IX e–X e siècle de Touen-Houang (Уйгурские манускрипты 9-10 веков из Дуньхуана), 2 vols., Paris: Peeters, 1986, 352 p.

Pinks, E., Die Uiguren von Kan-chou in der frühen Sung-Zeit (960–1028) (Уйгуры Ганьчжоу в раннюю эпоху Сун (960-1028)), (Asiatische Forschungen, 24), Wiesbaden, 1968, 226 p.

Sims-Williams, N., Hamilton, J., Documents turco-sogdiens du IX e–X e siècle de Touen-houang (Тюрко-согдийские документы 9-10 веков из Дуньхуана), (Corpus Inscriptionum Iranicarum, II/III), London: SOAS, 1990, 94 p. 

Sims-Williams, N. “Sogdian and Turkish Christians in the Turfan and Tunhuang

Manuscripts”, Cadonna, A. (ed.), Turfan and Tunhuang. The Texts. Encounter of Civilizations on the Silk Route, (Orientalia Venetiana, IV), Florence: Olschki, 1992a, pp. 43–61.

Yoshida, Y., review of Sims-Williams, N., Hamilton, J., Documents turco-sogdiens du IXe–Xe siècle de Touen-houang, London, 1990, in Indo-Iranian Journal, 36/4, 1993a, pp. 362–371.

Zieme, P., “Zum Handel im uigurischen Reich von Qočo” (Торговля в уйгурском государстве Кочо), Altorientalische Forschungen, IV, 1976, pp. 235–250.

Малявкин, А.Г. Уйгурские государства в 9-12 вв., Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1983, 297 с.

[De la Vaissière, Étienne. Histoire des marchands sogdiens - Paris, 2002 - p.326-327]

 

Link to comment
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now


×
×
  • Create New...