Jump to content
Guest barkist

О Монголии

Recommended Posts

Guest barkist

О Монголии Географическое положение Территория Монголии, занимая площадь в 1,564,100 квадратных километров, больше территорий Англии, Франции, Германии и Италии вместе взятых. По размеру территории она занимает седьмое место в Азии и является одним из самых больших государств в мире не имеющих выхода в открытое море. Монголия распологается на севере Азии между 870 44` и 1190 56` восточной долготы и между 410 35` и 520 09` западной широты. На севере наше государство граничит с Российской Федерацией, на западе, юге и востоке с Китайской Народной Республикой. Общая пограничная длина 8,162 километров из них с Российской Федерацией 3,485 километров, с Китайской Народной Республикой 4,677 километров. Территория Монголии простирается от Алтайских гор на Западе на 2,392 километров на Восток и от гор Саян на Севере до пустыни Гоби на Юге на 1,259 километров. На Востоке от границы Монголии находится самый ближайщий выход в открытое море-Желтое море. Климат - резкоконтинентальный. Зимой морозы достигают -300-350 холода, летом жарко, температура колеблется от +250 до +350. На территории Монголии самый южный пояс распространения вечной мерзлоты и самые северные на земном шаре пустыни. Здесь центр мирового максимума зимнего атмосферного давления. А столица Монголии - Улаанбаатар считается самой холодной столицей в мире. Природные условия весьма контрастны. Здесь и горные лесостепи, и полупустыни, и известная во всем мире пустыня Гоби, и самое чистое озеро в мире-Хубсугул. Население

На сегодяшний день численность населения Монголии достигает 2,382,500(1999). На один квадратный километр обходится примерно 1,5 человек. Больше половины населения живет в сельских местностях. Сегодня в столице Монголии Улан-Баторе проживает 27% всего населения страны. Население Монголии состоит из более 15 национальностей: халха-монголы, баиты, дербеты, буриаты, дарьганги, захчины, олеты, торгуты, казахи, тувинцы хотоны и др.. Госустройство Государственная Структура Отдельные законы относительно законодательных, исполнительных и судебных !отраслей власти были постановлены в соответствии с новой Конституцией Монголии, и эти органы были структурированы на основе определенных законов. Узаконивание статуса Столицы, местной администрации, городов и сельских местностей привело к новой организации местного управления. Ключевой принцип разделения Государственной власти основывает юридическую структуру для организации и действий органов, которые осуществляют власть, и устанавливать процедуры, управляя их отношениями таким способом, чтобы гарантировать взаимный контроль и наблюдение действий где необходимо. Согласно Конституции, трех отраслей государственной власти, Парламент имеет больше полномочий. Поэтому, Монголия - Парламентское Государство.Схема Государственного Устройства Монголии Законодательная Власть: Конституция обеспечивает, что "Великий Государственный Хурал - самый высший орган Государственной власти. Государственный Великий Хурал определяет внутреннюю и внешнюю политику страны и имеет полную власть постоновлять и делать поправки к Конституции и другим законам. Теперь законодательная власть принадлежит только одному органу. Президент. Президент является Главой Государства. Как обозначено в Конституции Президент - Глава государства и воплощение единства народа. Согласно интересам обеспечения независимости и суверенитета Монголии, как Глава государства, Президент в рамках его прав, обозначенных в Конституции и других законах, оказывает поддержку различным организациям, осуществляющим законодательные, исполнительные и судебные полномочия в сотрудничестве друг с другом. Президент является главой Национального Совета Безопасности. Исполнительная власть Конституция 1992 года определила роль, структуру и полномочия Правительства среди органов исполнительной власти. В Конституции, это было определено, тем что Правительство является самым высоким исполнительным органом государства. Правительство включает в себе Премьер-министра и членов. Премьер-министр представляет свое предложения по структуре и составам Правительства и изменения в них Великому Государственному Хуралу после согласия с Президентом. Великий Государственный Хурал рассматривает кандидатуры предложенные Премьер-министром один за другим и назначает членов кабинета. Судебная власть Конституция Монголии узаконила независимую судебную власть. Статья 49 из Конституции гласит, что " Ни частный человек, ни любой гражданский чиновник будь это Президент, член Великого Государственного Хурала или Правительства, должностные лица политической партии или другие добровольческие организация, не имеют прав вмешиваться в осуществление судьями их обязанностей". Это стало юридической гарантией независимой системы суда. Сегодня Монгольская судебная система состоит из Верховного Суда, Судов аймаков и Столицы, Судов Сомонов. Имеются три вида суда: Суд первого случаяАпелляционный судСуд наблюдения.

Link to comment
Share on other sites

Guest Эльтебер

О РУИНАХ ГОРОДОВ ВРЕМЕН ГУННОВ

Улаанбаатар, 31 марта. Руины древних городов на территории Монголии, исторические факты, отраженные в книгах и сутрах, археологические исследования свидетельствуют о том, что монголы с древних времен строили города и населенные пункты.

То обстоятельство, что на религиозные ритуалы и обряды монголы собирались в больших количествах и жили вместе на протяжении определенного времени, создало необходимость в строительстве городов. Такой образ жизни появился еще во времена империи гуннов, III-I вв. до нашей эры. Город тех времен представлял собой большой двор с несколькими строениями, монастырем и хаанским дворцом. Это место собирало на некоторое время большую группу людей. Населенные пункты с 50-60 тысячами человек и с 1 млн. голов скота больше соответствуют понятию "город".

В справочнике профессора Л.Дашняма "Памятники истории и культуры на территории Монголии" от 1999 года отмечается об исследовании 34 руин и развалин городов. К ним относятся город Байбалык, Западная развалина, руины Баянбулаг, руины города Эрчуу Мунххаана, город Барс Тогоонтумур хаана, Хархорум, военный городок Хубилая, руины древнего города Цант, белый дом Цогта, керамический город и др.

Археологи, исследовав древние руины и захоронения, пришли к заключению, что города тех времен были ограждены изгородью длиной и шириной по 200 метров, посередине располагались более крупные здания, имевшие по 2-4 ворот.

Правители империи гуннов называли возведенные ими города "Городом дракона", "Монастырем дракона", "Остановкой дракона". Их руины находятся сегодня на территории аймака Архангай.

Ученые установили, что развалина Аварга, которая находится на территории сомона Дэлгэрхаан аймака Хэнтий, является первым городом Единого монгольского государства. Он не имел изгородей, занимал площадь в 4.5 кв. км. Подобные руины найдены на территории некоторых сомонов аймаков Умнуговь и Булган. Кроме того, археологи установили, что развалина Хар балгас в 25 км к северу от Эрдэнэзуу принадлежит приблизительно к 715 году. В свое время здесь возвышалась крепость высотой в 12 метров, а в середине располагались хаанский дворец с садом и монастырь.

На территории сомона Булган аймака Дорнод есть руины трех городов. Первый - с развалиной высокой ступы - называется Барс I, в семи км от него находится Барс II и к востоку от него в 15 км расположился Барс III. Барс I был окружен крепостью шириной в 4 метра. На сегодня число развалин древних городов составляет более 300.

Источник - МОНЦАМЭ

Link to comment
Share on other sites

Guest Эльтебер

Андрей ИВАНОВ

ВЕРНЕМСЯ В МОНГОЛИЮ

1.Соседей не выбирают

Великие степи Монголии соприкасаются своим северо-западным крылом с сибирскими землями России в районе Алтайских гор — Сам Алтай служит как бы естественным порубежьем между юго-западной Сибирью и Центральной Азией. Российский Горный Алтай, в основном лесной и пересеченный высокими хребтами, уже в районе Чуйской степи начинает приобретать отчетливый горно-степной облик: пустынный, величественный и суровый. Западная Монголия — это в основном бескрайние каменистые высокогорные степи с миллиметрами плодородного гумусного слоя и вечными мерзлотами на глубине нескольких метров. Здесь бесснежные и морозные зимы. а весной возможны фантастические перепады суточных температур, доходящие порой до -40 градусов. Удивительно, как люди научились здесь выживать. Аналогом местных условий могут быть только северная тундра и Тибет. Но высокогорье, пожалуй, даже суровее тундры. Снега здесь почти нет, а сильнейшие ветра дуют круглый год, особенно сильны в январе. Среднегодовая зимняя температура -22 0, летняя +150, осадков крайне мало (около 100 мм в год), и выпадают они в основном в начале лета. Снег накапливается лишь в долинах, если только выпадает, а к февралю-марту почти полностью испаряется под жгучими лучами горного солнца. Впрочем, в 2001-2002 годах снега в горах Западной Монголии было очень много, и это привело к массовому падежу скота, который не смог добыть траву из-под снежного покрова. В такие годы сначала гибнет молодняк, потом коровы, лошади и овцы. а в последнюю очередь — неприхотливые монгольские яки. Вид павших животных, разбросанных тут и там по всей степи — одно из самых печальных зрелищ, которые мне когда-либо доводилось наблюдать.

На перевалах же снег лежит до самого лета. Там можно запросто попасть в лютый высокогорный буран в мае-июне и в сентябре-октябре месяце. Поразительно ощущение морозной свежести на монгольских высотах. Иногда кажется, что таким обжигающе чистым воздухом дышали наши далекие предки — там, в начале всех исторических времен и дорог. Удивительно, как с монгольских перевалов воспринимается пространство. Оно разительно контрастирует с привычным городским замкнутым окоемом и даже с сельским равнинным ландшафтом. Возникает ощущение, что здесь перед человеком нет никаких искусственных границ и пределов. Горный пейзаж беспределен, вечен и мудр, он распахнут на все четыре стороны и не противостоит человеку как нечто внешнее, чуждое и холодное. Совсем наоборот — это понятная и близкая беспредельность, куда ты вселен естественно и органично (не отсюда ли и мудрое русское слово «вселенная»?) и где видно, как вечное небо соприкасается с вечной Землей. Здесь ты понимаешь, что уйдет в небытие вся современная безумная техническая цивилизация со всеми ее атомными реакторами и компьютерами, могут кануть в лету и все живущие ныне племена, но эти горы и ущелья как стояли — так и будут стоять до скончания времен.

Испокон веков в Западной Монголии существует и единственно приемлемый способ хозяйственной деятельности — отгонное пастбищное животноводство, когда в течение года скот кочует по вертикали гор, поднимаясь летом к зоне альпийских лугов, а зимой спускаясь в речные долины или откочевывая на высокогорные бесснежные плато, типа знаменитого плоскогорья Укок на границе четырех стран (Китая, Казахстана, России и Монголии). Заслуживает глубочайшего уважения этнос, который освоил эту тяжелейшую экологическую нишу, сохранив вплоть до последнего времени почти девственным природный ландшафт и почти нетронутыми залежи полезных ископаемых, а тем самым — и экологический (хозяйственно-производительный, рекреационный и стабилизирующий) потенциал монгольской биосферы.

Западная Монголия до сих пор славится популяциями барса, улара, горного барана-аргали и горного козла-тэкэ. На ее великих озерах во время весенне-осенней миграции находят приют сотни видов перелетных птиц, а в водах живут реликтовые виды рыб, типа османа. Название же известной сибирской рыбы хариус отсылает к одноименному названию крупнейшего озера Западной Монголии — Хара Ус, что буквально переводится с монгольского как «черная вода».

Однако Западная Монголия — это не только уникальный растительный и животный мир высокогорных степей и пустынь, но и гигантские природные «легкие» всего Евроазиатского материка. Зимне-летние атмосферные потоки текут над ней в противоположных направлениях. Зимой они вливаются из промышленных районов Сибири в холодный монгольский регион, летом же, очищенные и преображенные, выдавливаются обратно теплым столбом воздуха, стоящим над монгольскими степями,

Здесь живут люди с сильным и суровым характером. Но эта суровость — не есть ни бесчувственность, ни грубость. Душа монгола тонка и поэтична. Кочевники поют песни долгие и протяжные — в них музыка степного ветра и озерного переплеска волн. Долгая песня и эпический стих сопровождают монгола при дальних кочевых переходах. Возможно, героический эпос и есть по преимуществу творение кочевников, ведь и русский богатырский эпос связан со сторожевой охраной степных пространств. Изумительна по своей ладности и монгольская кочевая одежда, словно созданная для экранизации эпических кочевых сказаний: это яркий и теплый, но не душный халат (дэлэ); монгольская теплая шапка; традиционные сапоги (гутуд), очень удобные для верховой езды и сидения на корточках.

Суровость климата, гигантские расстояния и редкая заселенность объясняют, почему монгол превыше всего ценит своего коня (морь по-монгольски). Конь — это сама жизнь. Топот и бег скакуна — в этом движении скрыта для монгола-кочевника великая красота и гармония. Даже автомобиль не вытеснил полностью этого вечного друга и спутника номада. Легендарны выносливость и верность монгольского коня. Ему посвящено столько стихов и песен. Тип монгольской лошади сохранился в этих диких степях практически неизменным. Белый конь в черных яблоках, которого часто можно встретить вольно пасущимся среди монгольского безлюдья, живо напомнит и о боевых конях чингисхановских туменов. и о знаменитом табуне белых кумысных кобылиц монгольского хана Хубилая. Здешняя лошадь прекрасно адаптирована к суровому горному климату, равно как овцы, коровы и сарлыки (яки). Животные сами добывают себе зимой корм из-под снега, разрывая его копытами, и безошибочно находят дорогу к дому, когда время близится к вечеру.

Скот нашей средней полосы здесь пал бы к концу недели, если не раньше при таком питании и холоде. Одно из потрясений всех, кто приезжает в Монголию — как такая редкая и чахлая травка среди каменных россыпей может кормить одновременно столько скота? Одна из причин такой питательности — поразительная энергоемкость флоры высокогорья и наличие в ней большого количества микроэлементов. Известен любопытный опыт. Пару облученных радиацией крыс из одного помета кормили одну обыкновенной говядиной, другую — мясом монгольского яка. Та, которую кормили говядиной, вскоре погибла, а на второй все раны не только зажили, но она сумела дать полноценное потомство. Кстати заметим, что алтайский як в среднем на 10-15 сантиметров выше в холке, чем его центрально-азиатские сородичи, да и улар (горная индейка), горный баран (аргали) и козел тэкэ по размерам превосходят своих сородичей из других горных областей Центральной Азии. Тайна такого свойства Алтайских гор пока до конца не разгадана. Думается, что науке здесь суждено сделать еще немало удивительных открытий, хотя экологический и рекреационный потенциал алтайского высокогорья уже ценится во всем мире, а в будущем будет цениться еще выше. Особенно если учесть кризис европейского животноводства — всякие там эпидемии «коровьего бешенства» и т.п. А как ему не быть, если травоядных фактически превратили в плотоядных, пичкая их гормональными препаратами и всякими мясными добавками из собственных потрохов. На этом фоне ценность первичных биосферных ресурсов и здорового генофонда будет неуклонно возрастать. Его в настоящий момент важно только сохранить, а не растратить понапрасну, польстившись на сиюминутные экономические выгоды. Не исключено также, что особый энергетический потенциал алтайской воды, воздуха и биоты в немалой степени зависит от особого сочетания подземных и космических излучений разной природы, интенсивное научное изучение которых только-только разворачивается на Алтае.

2. Материя и дух

Нельзя не сказать несколько слов об изумительной адаптивности и калорийности питания монгола. Здесь попросту невозможно вегетарианство, и, честно говоря, для побывавших в Монголии как-то странно выглядят интеллигентские стенания о недопустимости убиения животных. Кочевник вегетарианцем не может быть по определению. Это означало бы если и не его голодную смерть, то стопроцентное физическое истощение точно. Копченый над очагом сырчик (аргуул), пенка-масло из верблюжьего молока (урум), копченое мясо, заготавливаемое впрок осенью, лепешки-бурсаки, обжаренные в животном жире и способные храниться в долгих переходах, — без всего этого монгол попросту не смог бы выжить в экстремальных внешних условиях своего существования. Свежего мяса семья практически не ест с ноября вплоть до июня-июля, ибо только к этому времени скот успевает нагулять жир после суровой зимы.

В целом, монгол чужд всяких гастрономических излишеств. Он заготавливает и потребляет ровно столько пищи, сколько может съесть. Европейцы всегда говорили, что это — типичный аскетизм нищеты, от которого надо избавляться. Сегодня следует признать, что такому разумному аскетизму, похоже, просто нет альтернативы в условиях глобального кризиса современной техногенно-потребительской цивилизации и неуклонного истощения природных ресурсов. Безудержное материальное потребительство пришло в неразрешимое противоречие с возможностями биосферы его удовлетворить, Или мир станет аскетичным, или его не будет вовсе — вот дилемма, стоящая сегодня перед человечеством, но, похоже, она оказалась давным-давно разрешенной вроде бы отсталым монголом-кочевником.

Эталон разумного материального ограничения и рационально устроенного быта — это традиционная монгольская юрта. Более оптимального и эстетичного жилья в степных безлесных пространствах никто пока еще не смог придумать. Юрта — это не просто жилише, но и целая философская модель мироздания, четко фиксирующая низ и верх, центр и периферию в структуре мирового целого и в человеческом бытии. Вход юрты всегда ориентирован на юг, а алтарная часть с реликвиями — на север. Очаг —священная центральная часть юрты, где горит огонь и готовят пищу. Левая сторона от входа — мужская; правая — женская. «В мужской половине юрты, — пишет известный монголовед Н.Л. Жуковская, — хранится скотоводческий и охотничий инвентарь (седло, ружье, кнут, приспособления для таврения скота, бурдюк с кумысом и т.д.), который имеет отношение к специфике мужского труда у кочевников. На женской половине — хозяйственная утварь (чашки, чайники, пиалы, ведра), шкафы, запасы продуктов, женское рукоделие, ящик с аргалом для очага и т.д.». Приехавшие гости всегда располагаются во внутреннем пространстве юрты в соответствии со своим половым и социальным статусом. Чем выше ранг гостя , тем ближе сидит он к ее северной части с правой или с левой стороны. Белая сферическая юрта всегда органично вписана в ландшафт, составляя с ним одно неразрывное целое, в отличие от европейских каменных и квадратных домов, являющих в пустынном степном ландшафте нечто глубоко искусственное и инородное. Квадрат и так-то нигде не встречается в природе, а уж в островерхих горах тем более. Одно из самых антиэстетических впечатлений от моих поездок в Западную Монголию — это пятиэтажные серые и убогие хрущевки в городах Баян-Ульгий и Ховд. Это, пожалуй, один из немногих неудачных образцов советско-монгольского сотрудничества.

Многодетность и прочность монгольской семьи, живущей в экстремальных условиях, заслуживает особого разговора. Монголы однажды по-доброму высмеяли нас и даже шутливо подвергли сомнению нашу мужскую состоятельность, когда узнали, что у нас с моим другом 2 и, соответственно, 1 ребенок. Любовь к детям, соседствует здесь с суровостью воспитания. Дети помогают отцу и матери с детства, благо большое хозяйство предоставляет для этого все возможности. Глава семьи руководит сыновьями, мать командует невестками. Отделяется и обзаводится своей юртой чаще всего старший сын, а младшие живут с родителями долго, особенно у монгольских казахов. Основная работа по дому выполняется женой младшего сына. В семейных отношениях царят безоговорочное послушание старшим и взаимное уважение. Это как бы та естественная половозрастная иерархия, где невозможен конфликт поколений и резкий разрыв с традицией, хотя, конечно, и здесь в межчеловеческих отношениях случается всякое. На дальних кочевьях монголы любят сниматься семьями — потом такие снимки бережно прикрепляются в сакральном северном углу юрты. Это — элемент памяти рода, наглядное звено, скрепляющее цепь поколений и не дающее распасться на изолированные звенья ни роду, ни племени, ни целой стране. Уважение к старшим и к крепости человеческих личных уз — воистину та старая и добрая традиционная мудрость, которая во сто крат лучше глупой инновации.

Что особенно поражает в путешествиях по бескрайним монгольским степям, где параллельно идут десятки дорог и где так легко свернуть в незнакомый распадок или ущелье, особенно в темное время суток — так это извечная и искренняя готовность кочевника помочь товарищу в экстремальной ситуации. Здесь не бросят в беде, ссылаясь на занятость, и не возьмут деньги за оказанную помощь. Разве что выпьют по чарке за дружбу, да стрельнут у русских сигаретку. Здесь еще ценят верность и искренность. Много раз со стыдом слышали мы старую русскую пословицу из уст наших монгольских друзей, что «старый друг лучше новых двух». Сколько раз выручали нас совсем неизвестные люди, когда во время путешествий мы сбивались с пути, как вытаскивали они на своих лошадках наш УАЗик из зыбучих песков, как поили нас, усталых и озябших, традиционным монгольским чаем с молоком, живо интересуясь, когда все же русские поймут, что нет у них друзей более давних и верных, чем монголы.

Западные монголы-ойроты — народ древний, имперский. Они — прирожденные охотники и воины. Сама Западная Монголия — наглядное свидетельство этих великих древних переселений народов. Ее пространства помнят огромные полчища скифов, гуннов и тюрок. Ее доныне населяют многие тюркские и монгольские этносы (казахи, дербеты, олеты, дзахачины, торгоуты, урянхайцы, алтайцы, халхи), а также этносы, явно несущие в себе примесь арийской крови типа мянгадов. Мир между племенами Ойротии не в последнюю очередь определяется ощущением единства исторических евразийских корней.

Поразительна и глубина монгольской исторической памяти. Тут встретишь и палеолитические и неолитические памятники, могильники и оленные камни эпохи бронзы и раннего железа, принадлежащие афанасьевской (3 тыс. до н.э.), карасукской (2 тыс. до н.э.) и скифской культурам, а также многочисленные памятники гуннской, тюркской, уйгурской и древне монголыской кочевых цивилизаций. Здесь сохранилось множество древних петроглифов и каменных стел с руническими письменами. Лишь малая часть этих исторических сокровищ сегодня детально описана и изучена. До сих пор есть места, где не ступала нога археолога. Фактически каждая долина Западной Монголии — это небольшой музей под открытым небом. Весьма желательно было бы в ближайшее время включить ряд территорий Западной Монголии в список всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Напластования прошлой исторической жизни удивительным образом продолжают жить в одежде, легендах, песнях и играх современных монголов. Узор на войлочном ковре уходит корнями в символику первобытных охотников; данное ребенку имя непосредственно ассоциируется с древним солнечным культом бога Тенгри. Обо — насыпь из камней на вершине перевала — живо напомнит вам о том, что здесь до сих пор чтут первозданные силы природы и предпочитают не ссориться с духом данной местности.

Среди монголов особым уважением пользуются выдающиеся борцы и стрелки из лука, а победители общемонгольских соревнований входят в золотую летопись выдающихся людей своей земли. Удивительно, но в «отсталой» Монголии регулярно проводятся аймачные и общемонгольские конкурсы поэтов, собирающие гигантские аудитории. Победителей и призеров этих конкурсов чествуют почти как национальных героев. Ими гордятся аймаки и сомоны (аналог нашего района), им стремится творчески подражать молодежь. Это вам не Алла Пугачева, щеголяющая своими нарядами, мерседесами и пошло агитирующая, ради сохранения своей тусовочной кормушки, за «всенародно избранного». Какой урок, кроме пошлости и продажности, может дать российскому молодому поколению вся эта разложившаяся московская богема? А вот монгольская художественная интеллигенция пока еще может. Разве все это — не показатель все того же общего здоровья духа? И разве этому не следовало бы поучиться изрядно поистрепанному жизнью «старшему брату»?

Особая статья разговора — буддистские верования монголов. Буддизм гармонично вошел в их жизнь, срастившись с местными обычаями, культом духов горных ручьев, вершин и перевалов. Он усмирил и облагородил воинственный чингисовский дух монголов, приобщил его к сокровищницам индийской, тибетской и китайской традиционных культур. Удивительно, насколько близкими друг другу по своим нравственным ориентирам оказываются буддизм и православие, несмотря на все догматические и культовые расхождения. А как поразительно схожи православная икона и буддийская танка — по цветовой гамме, по композиции, по жестам рук у изображенных на них святых! Нас еще ждут здесь выдающиеся открытия, свидетельствующие о близости подлинных духовных путей, которые чем выше — тем больше обнаруживают сходства между собой. Религиозная вражда и поношение — удел душ неглубоких и потому подвластных соблазну сектантства. Истинный же дух знает, что в «доме Отца обителей много», а собственную духовную правоту надо подтверждать прежде всего благими делами.

Сейчас буддийская церковь постепенно восстанавливает свое былое положение в Монголии. Заново отстраиваются и ее монастыри. Хотя буддизм — одна из самых миролюбивых религий, бывали случаи, когда ламам приходилось сражаться. Таков тибетский лама Галдан Бошокту-хан, сменивший желтые одеяния монаха на панцирь воина в конце XVII века. С именем Галдана связан высший взлет монгольской государственности после крушения монгольской империи. Враждовавшие ойротские племена тогда объединились, дабы вместе противостоять безжалостной китайской экспансии и обрести независимость.

Непростые отношения были у России с пиратской Джунгарией в XVII веке, но хан Галдан не воевал с Россией. Главной угрозой для него всегда были именно китайцы. В конце концов Галдан был сокрушен китайскими ружьями и пушками, и лишь бегство в пределы России спасло тогда алтайцев и западных монголов от полного истребления. В сущности, и весь XIX век, когда Монголия официально находилась под властью Циньского Китая, метрополия безжалостно эксплуатировала население и природные ресурсы своей северо-западной колонии. Инакомыслие и сопротивление оккупантам подавлялись безжалостно. В центре г. Ховда, столицы Западной Монголии, стоит памятник Аюшу — легендарному борцу против маньчжуров, выдержавшему три степени маньчжурских пыток.

Выдающийся русский ученый и путешественник Г.Е. Грум-Гржимайло, автор фундаментального трехтомного труда «Западная Монголия и Урянхайский край» прямо отмечал, что Китай в XIX веке довел Монголию до крайней степени нищеты и деградации. Особенно бесчинствовало китайское чиновничество. Неслучайно, что ойроты поднимали многочисленные восстания и испокон веков предпочитали китайцам русских, видя в них родную евразийскую кровь. Были, конечно, конфликты, военные столкновения и трения с русскими, но они носили существенно иной характер, чем конфликт с китайцами. Те вели войну чаще всего на полное порабощение, а в случае сопротивления — на полное уничтожение. «На устах мед, на сердце лед» — такой поговоркой характеризовали китайцев жители Западной Монголии. Русские же, даже преследуя корыстные цели и бессовестно обманывая доверчивых кочевников, никогда не высказывали к ним презрения, не унижали их национального достоинства.

Поразительно, но в Монголии совсем не чувствуешь себя за границей, как, например. чувствуешь себя чужаком в сытой и внешне гостеприимной Европе. Трижды прав Ф.М, Достоевский — чем больше мы, русские, стремимся походить на европейцев, тем больше они не считают нас за своих, и более того — откровенно презирают. В Монголии же чувствуешь себя естественно и комфортно. Нет ощущения своего инородства и неуместности, словно окружающие исповедуют сходный с тобой стиль жизни и общность ценностного истолкования мира. Это, пожалуй, главное чувство в русской душе.

И разве искренние симпатии между народами не выше всяких коммерческих и политических выгод? И, напротив, разве чувство дружбы и духовного родства не образуют подлинного фундамента в политических и торгово-экономических отношениях? И разве истинные друзья добиваются каких-либо материальных выгод и односторонних преимуществ? И разве именно такие —- бескорыстные — отношения не являются безусловно высшими и самыми дорогими для человеческого сердца? И вообще: все ли можно оценить в деньгах, ведь наиболее ценные вещи в этом мире — вне отношений купли-продажи и никак не могут быть выражены в денежном эквиваленте. Это любовь и радость материнства, творческое вдохновение и чувство гордости за свое отечество, удовлетворение от качественно исполненной работы и наслаждение красотой природы.

Не учат ли нас русско-монгольские отношения тому, что любая попытка сыграть на понижение, заменить высшее низшим, вечное сиюминутным, бескорыстное прагматическим — рано или поздно подорвет и само это низшее и опровергнет, казалось бы, самый беспроигрышный материальный расчет?

Понимая значение исконно дружеских связей между Россией и Монголией, вот что писал бийский купец Васенев, один из самых успешных и просвещенных русских купцов в Монголии начала XX века, о задачах российской политики в Алтайском регионе: «Крайне желательно открытие русско-монгольских школ в Монголии, организация там медицинско-ветеринарной помощи. Это, несомненно, встретит горячее сочувствие со стороны местного населения. Русское правительство не должно относиться безучастно к событиям в Монголии. Чувствуется необходимость вмешательства в дела этой страны. Многолетнее существование торговли в Монголии дает нам право на такое вмешательство. Необходимо создать между Россией и Китаем государство-буфер. Во всех отношениях удобнее иметь соседом мирную пастушескую страну, к нам расположенную, чем враждебно настроенных китайцев". Какой широкий взгляд у, казалось бы, сугубо прагматически ориентированного человека!! Это ли не эталон государственного мышления для современных предпринимателей?

Надо отдать должное Советской власти, как бы кто к ней не относился: заветы купца Васенева она воплотила полностью. Но то, что было сделано русскими людьми за 200 лет мирного взаимодействия с монголами оказалось пущенным коту под хвост всего-то за какие-то 5-7 лет так называемой «перестройки», а на самом деле — откровенного предательства российских национальных интересов со стороны ельциных, горбачевых, шеварднадзе, черномырдиных и козыревых. Это было самое настоящее и откровенное предательство в самом худшем смысле этого худого слова.

3. Как мы предали друзей

В Монголии сегодня совершенно немыслимые цены на электричество, установленные РАО ЕЭС. Отключения электричества в Ховде и Баян-Ульгии стали обыденным явлением. Света нет даже в роддомах. Если бы почти не поголовное знание монголами устройства двигателей внутреннего сгорания и разнообразных дизель-генераторов, функционирующих по всей стране, то Монголия была бы типичной «страной во тьме». Заметим, что самые экономные и продуктивные дизель-генераторы на этом беспросветном фоне бесплатно поставлены в каждом сомоне Западной Монголии сметливыми и предприимчивыми японцами. Бесплатно, в обмен на право вести неограниченную разведку недр. Японцы понимают и отстаивают свой государственный интерес, увы, гораздо последовательнее России ельциных и чубайсов, Вовсю сегодня идут разговоры и о планах строительства японцами трансазиатской железной дороги через Монголию в Среднюю Азию и через нее в Европу в качестве альтернативы российскому Транссибу.

Просто неприличная ситуация творится с образованием. При огромном количестве русскоязычных учебников в библиотеке Ховдского филиала Монгольского государственного университета (правда, старых изданий в основном до 1990 года), там вплоть до последнего времени не было ни одного российского преподавателя, стажера или студента. А вот американцы, немцы, японцы, китайцы и даже шведы весьма активно работают в Ховдском госуниверситете. Ясно, что выполняют они там отнюдь не одни только педагогические функции. Самый престижный лицей в населенном казахами городе Баян-Ульгии — турецкий колледж, где по принципу интерната обучается несколько сотен казахских детей. Летом они за мизерные суммы посещают Турцию, а после окончания колледжа имеют право практически без экзаменов поступить в любой, самый престижный, вуз Турции. Какая казахская элита формируется там — нетрудно себе представить!

В годы перестройки произошел почти полный уход России с монгольского рынка. В той же Западной Монголии до минимума сократился вывоз мяса, шерсти и пуха в Россию (традиционные статьи монгольского экспорта), а плата за энергоресурсы (традиционная статья монгольского импорта из России), о чем мы уже говорили, баснословно возросла. Иррациональная внешнеэкономическая политика с нашей стороны (огромные таможенные сборы, плата за визы, проволочки на границе, разного рода сомнительные санитарные запреты) сделала (и, увы, делают до сих пор) во многом невыгодной для монголов торговлю с Россией, и тем более невыгодной организацию совместных российско-монгольских предприятий. С Китаем же, где существует режим наибольшего благоприятствования для приграничного торгово-экономического сотрудничества, напротив, торговля для монголов оказывается весьма выгодной, при всем их весьма настороженном отношении к китайцам.

В результате подавляющее большинство товаров на рынках Ховда и Баян-Ульгия сегодня китайского производства, основные держатели капиталов — также китайцы. Они монопольно диктуют цены монгольским производителям на пух и шерсть. Вся добыча золота здесь (а его запасы немалые) ведется теми же китайцами, причем самыми варварскими с точки зрения экологии методами. Даже рынок автомобилей и муки вплоть до последнего времени полностью контролировали китайские торговцы, и лишь в самое последнее время высококачественная алтайская мука вытеснила китайскую, а китайские автомобили начисто проиграли конкурентную борьбу нашим УАЗам,

Показательно, что по свидетельству многих монголов, торгующих с Китаем, на китайской таможне дают свободно вывозить из Китая любые промышленные товары, но вот при их ввозе в Китай (в отличие от ввоза сырья) экспортер сталкивается с таким комплексом рогаток и фильтров, которые порой невозможно преодолеть. Опять-таки можно вспомнить слова русского купца Васенева, что, «припоминая такие факты невольно думаешь: уж не от китайского ли правительства получает содержание наша таможня?». Сколько же экономических и политических потерь понесла Россия из-за своего ухода из Монголии, и с каким огромным трудом ей суждено туда обратно возвращаться!

На этом фоне — абсурдно лоббирование проекта строительства прямой автомобильной дороги из России в Китай через 54-километровый участок границы в районе плоскогорья Укок и китайского перевала Канас. Это фактически будет означать прямое и окончательное предательство Монголии, снижение значения Чуйского тракта и исключение нашего традиционного союзника из орбиты влияния России. Сами монголы расценивают проект этого строительства именно так. Их можно понять, поскольку выход России в Китай через реконструкцию Чуйского тракта и дороги Западной Монголии намного дешевле и безопаснее, а также беспроигрышен в геополитическом отношении. Он выгоден двум нашим странам, а при внимательном анализе и китайцам, со всех точек зрения, кроме. естественно, прямых интересов российских фирм-экспортеров нефти, газа, леса, минеральных удобрений и прочих возобновляемых и не возобновляемых природных ресурсов. Именно они и пытаются выдать свои корпоративные и частные интересы за общегосударственные. Эпоха березовских и гусинских, увы, не закончилась. Она «успешно» продолжается.

4. Наш общий дом Алтай

Сегодня всем здравомыслящим людям в России ясно, что надо срочно исправлять положение. Монголия — ключевой евразийский регион. Его богатства не приоткрылись еще и наполовину. Монголия нужна нам сегодня отнюдь не меньше, чем мы ей в полном согласии с позицией Л.Н. Гумилева и Ю.Н. Рериха. Так, в свете кризиса современной техногенно-потребительской цивилизации особое значение приобретают экологически чистые биосферные и рекреационные ресурсы, чем так богата Западная Монголия: вода, воздух, минеральные источники, продукция животноводства, рыба. Совершенно исключительные перспективы открываются также для научного, культурного, экологического и образовательного туризма, особенно в связи с перспективой придания последнему транс граничного характера. Становится понятным также потенциал генофонда горных растений и животных, адаптированный к суровым условиям существования. Он оказывается востребованным в связи с общим кризисом растениеводства, животноводства и сомнительными перспективами генетически модифицированных продуктов питания, не говоря уж о тупиковости клонировании живых организмов. Если где-то и будут успешно развиваться биотехнологии, то на ресурсной основе девственно чистых территорий, подобных монгольскому Алтаю, при тщательной выверке всех возможных отрицательных последствий и при непременном условии сохранения в чистоте его элитного генофонда.

Большие перспективы открываются для всего Алтайского региона в свете Киотского протокола 1997 г, о сокращении парниковых выбросов, В частности, особое значение может приобрести пункт о территориях биоразнообразия, в связи с которым возможен весьма значительный приток инвестиций в регион по линии «зеленых активов».

Словом, надо вновь повернуться лицом к нашему «младшему брату». Здесь нет никакой «имперскости», а есть традиционные и органичные евразийские связи между народами, как условие стабильности всего евразийского пространства. Недаром один мудрый монгол сказал мне в беседе: «Не зазорно быть младшим братом у того, кто является честным и мудрым человеком». Что, с нашей точки зрения, надо бы сделать здесь в первую очередь?

Во-первых, необходимо, чтобы русские специалисты присутствовали в вузах и школах Монголии, а отечественные предприниматели — на его рынках в полном согласии с верными рекомендациями купца Васенева. Весьма своевременным было бы государственное финансирование русской школы в г. Баян-Ульгии как в качестве противовеса турецкой экспансии, так и в плане долгосрочного фундирования русско-монгольского сотрудничества. Предварительные договоренности с монгольским правительством по этой проблеме уже имеются.

Во-вторых, необходима организация консульских служб в Барнауле и Горно-Алтайске с российской, а также в г. Баян-Ульгии и Ховдс с монгольской стороны. Важна также правильная льготная таможенная политика со стороны России. Надо учитывать особенности различных приграничных территорий. То, что хорошо на российско-венгерской или российско-финской границе — совсем плохо на российско-монгольской. Всех под одну гребенку стрижет только бездарный и жадный парикмахер,

В-третьих, необходим постоянный научный и культурный обмен между интеллигенцией России и Монголии, особенно на уровне вузов и научных учреждений.

В-четвертых, важно российское участие в строительстве так называемой монгольской «Дороги тысячелетия», которая должна связать Восточную Монголию с Западной с последующим выходом на российский пограничный пункт Ташанту, а также на Китай через перевалы Монгольского Алтая. Таким образом. Россия может получить желаемый выход в Китай через территорию Монголии,

В-пятых, настоятельно необходима активизация работ по включению части территорий Монгольского Алтая в список Культурного Наследия ЮНЕСКО, Особенно перспективно расширение номинации «Алтай — Золотые горы» в районе горного трансграннчного массива Табын-Богдо-Ула, значительная часть которого расположена на территории Монголии.

Большие надежды на укрепление мои голо-российского сотрудничества дают события последних двух лет, в частности, решение о создании в сентябре 2002 года Координационного Совета «Наш общий дом Алтай» при законодательных органах сопредельных территорий четырех стран (Алтайского края и Республики Алтай со стороны России. Баян-Ульгийс кого и Ховдского аймаков Монголии, Синьцзян-Уйгуре кого автономного района КНР, Восточно-Казахстанской области). Обнадеживающим фактором здесь является то, что налицо активное сотрудничество государственных органов, научных учреждений и общественных организаций территорий Алтайского региона, а также понимание того факта, что базовым для сотрудничества является обеспечение экологической безопасности, сохранение и преумножение культурных богатств региона. Если эти принципы будут последовательно проведены как в многосторонних, так и в двусторонних российско-монгольских отношениях, то, значит, и экономические прорывы в узловом регионе Евразии не заставят себя долго ждать.

http://www.sibogni.ru/archive/22/30

Link to comment
Share on other sites

Guest Эльтебер

Со своим уставом в гости не ходят

15 сентября. “Сайн байнуу!” — улыбаемся монгольскому пограничнику, и тот разрешает подняться на ближайшую сопку. Взбираемся по хоженой-перехоженной тропе — и по камню кладем в обо. Обходим его трижды по часовой стрелке, преподносим духам местности жертвоприношения в виде конфет и монеток, мысленно представляемся и просим покровительства в дальней дороге.

Облакам, вечным странникам, проще. Это только кажется, что они цепляются за вершины синеющих гор. Они плывут и плывут себе, не зная преград. У людей все иначе. Есть границы. Где мы себя остановим? Где нас остановят?..

Дозорный, привыкший к интернациональным обрядам на месте поклонения духам, сверху кричит нам что-то вроде: “Тамкы!..” Обрадованные, устремляемся к нему: “Вот тамкы, вот табак...” Наш Игорь дает прикурить — и резкий окрик снизу, с КПП, вгоняет монгольского мальчика при оружии чуть ли не в ступор. Вот уже и старшой, крепко ругаясь, взбегает к нему. Мы же сыплемся вниз. Что же, надо держать себя в границах дозволенного.

Здесь не Монгун-Тайга, через которую, говорят, монголы и наши тувинцы запросто наезжают друг к другу. Здесь КПП со своими порядками, и они отличаются от тех, что установлены на российском посту. Про наши порядки скучно писать. На монгольской стороне они разнообразнее: формальные проблемы решает бутылка-другая российской водки, неприятность покрупнее “снимают” три бутылки водки и банка паштета. Именно такую мзду пришлось уплатить за переход через границу присоединившегося к нам в селе Хандагайты переводчика, жителя приграничья. Задержка на краешке земли обернулась тем, что в не далекий от него Улангом прибыли в кромешной тьме.

Встреча солнца по-улангомски

16 сентября. Первые лучики солнца упали на стену соседнего дома. А на ней аршинными буквами по-русски: “Слава КПСС!”

Выходит, Монголия, проголосовавшая руками аратов и торговцев за частную собственность, не стала замазывать лозунги прошлого. Что было, то было. Не тронуты и памятники.

На главной площади Улангома — весь в почете, с хадаком* — монументальный Цеденбал. На здании школы № 2 — барельеф Ленина с чеканным по-монгольски заветом: “Учиться, учиться и учиться!” Школа — дар Советского Союза. В 1977 году сдал ее в эксплуатацию трест № 1 Главзарубежстроя СССР, и по сей день школа-трехсменка, пережившая не один ремонт, в прекрасном состоянии.

На обнаружение примет цеденбаловских времен меньше часа ушло. Улангом — центр Убсунурского аймака — мал. 30 тысяч населения. Многие понимают русский язык. Наряду с юртами хватает построек на советский лад. В продовольственных магазинах полно российской продукции. Бензин, лес, кирпич — от нас. Чем не степной городок Южной Сибири? Но все то, что теперь называют модным словом “менталитет”, превращает в ничто попытку сравнить несравнимое. Мы — разные.

Хакасско-монгольское трио

В поисках общих исторических и культурных корней народов Хакасии, Тувы и Монголии доктор наук профессор Валентина Тугужекова за “круглым столом”, устроенным в администрации аймака, потихоньку снимала пласты истории: гуннская культура, время тюркских каганатов, века Великой Монгольской империи... А Людмила Ермолаева и Татьяна Феоктистова, представляя Минусинский и Хакасский краеведческие музеи, радовали слушателей рассказом о находках, подтверждающих давность хакасско-монгольских связей.

Тем временем наши музыканты, свободные от тиши “круглого стола”, на шумном базаре по-своему наводили мосты дружбы: приглашали улангомцев на вечерний концерт...

Прошел он в драмтеатре. Великолепно! “Катюшу” в исполнении Зинаиды Аршановой под аккомпанемент Владимира Графа принимали так, что певицу оторопь взяла (“Серьезно ль вы, ребята?..”) Ну а протяжная монгольская песня, коей сопрано хакасской примадонны придало неповторимую прелесть, вызвала сплошной восторг. Когда же объявили танец Марины и Игоря Коковых “На аркане”, по залу эхом прокатился одобрительный шепот. Что может быть ближе сердцу арата, неразлучного с конем? И пожалуйста — шквал аплодисментов. Горячо принимали и фольклорный ансамбль “Айланыс”. Звучание хакасских народных инструментов очаровало знающих толк в музыке людей.

Девушка по имени Ундермаа подошла после концерта к Саше Саможикову: “Что это за инструмент?” — “Чатхан”. Коротенькое пояснение — и пальчики выпускницы Улан-Баторского музучилища уверенно заперебирали струны чатхана. Луноликая Ундермаа засияла. А потом она с удовольствием представила монгольский “чатхан” — 21-струнную ятху. Иное звучание не смутило Саможикова, он начал свой хай, а присоединившийся Олег Чебодаев заиграл на ыыхе.

У ыыха — смычкового инструмента — тоже есть монгольский “собрат” — моринхур. Внешне он даже красивее: на грифе — голова коня. Согласно легенде так моринхур украсил юноша, скорбевший о своем любимце: коня отравила злая завистница, чтобы помешать пареньку встречаться с возлюбленной. Сувенирный моринхур остался у многих из нас как напоминание о чудной импровизации хакасско-монгольского трио...

Возможно, у него будет и продолжение. Ведь Ундермаа призналась в мечте продолжить учебу в России. Артисты с ходу ей предложили счастья пытать в институте искусств ХГУ.

...А школами дружить будем

Симпатии, возникающие во время встреч, — не чета формальным контактам. Они легче легкого разрушают “баррикады”, понастроенные в сознании людей из-за нехватки информации. Ведь после того, как рассыпался соцлагерь, каждая страна своей дорогой пошла. Все эти годы, несмотря на торгово-экономические связи между странами, обыкновенные люди мало интересовались друг другом. Какая она, сегодняшняя Монголия?

Накануне поездки консул МНР в России Баатар Цаянгийн втолковывал: “Частная собственность — это хорошо. В начале 90-х годов весь госхозовский скот чабанам бесплатно раздали. Тогда поголовье мелкого и крупного рогатого скота составляло 25 миллионов, теперь — 32!”, “Улан-Батор не узнать. Разросся. Миллион жителей. Вся молодежь там учится. Она сейчас больше английским языком, компьютерами увлечена. Популярны и японский, корейский, китайский языки. Молодые программисты предпочитают работать на Западе. Мой сын, например, живет в Лондоне, внук уже там родился. Девушки замуж в Европу выходят (представителей зарубежных инвестиционных компаний в Улан-Баторе очень много)”.

Так то столица. В аймаках все проще и очевидно беднее (по Улангомскому музею, к примеру, ходили мы со свечами. В городе днем на два часа отключают электроэнергию ради ее экономии). Но там и очевидной “повернутости” на Европе с Кореей нет. Например, Убсунурский аймак имеет экономические связи с Хакасией, Баян-Улгийский аймак — с Алтайским краем и Кемеровской областью. Деньги — товар — деньги — это, конечно, хорошо, но почему бы нам и домами не дружить?

Об этом, едва познакомившись, горячо говорила мне Шуурайи Гэрэлма, учительница русского и английского языков “ленинской” школы № 2. Учителя-“русисты”, выдававшие в свое время на-гора победителей международных олимпиад по русскому языку, по-прежнему прекрасно учат детей. Вот только где им блистать лингвистическими способностями? Нет олимпиад, и связи между школами оборваны. “Сейчас в стране отношение к былому улучшается, — заметила собеседница. — И многие хотят прежние отношения между нами вернуть”. Речь, разумеется, не о ностальгии по “старшему брату”, а о добрых взаимоотношениях равных друг другу людей. Ради установления этих отношений по сути и была задумана экспедиция.

Порыв души обаятельной Шуурайи, как и ее подруг-учительниц, вдохновил руководство экспедиции, а по “совместительству” и общества хакасско-монгольской дружбы, на интенсивный обмен адресами. Домами не домами, а школами дружить точно будем.

Не дураки эти японцы...

17 сентября. “Въехали в небо!” Эта пляшущая от восторга (и дорожной “ламбады”) строчка появилась в блокноте после того, как автобус — еще “свеженький и полный сил” — взобрался на перевал Улан-Дава, расположенный на высоте более 2000 метров над уровнем моря. До облаков, изловчившись, можно было всякому дотянуться. Да только гармонию неба и гор нарушать не хотелось. Хребет Ханкуки отливал синевой неба, и на его вершинах снег лежал... облаками. Вот такое великолепие открыл нам Улан-Дава, что в переводе означает “Красный перевал”. С виду суровый, на самом деле он красный, красивый. Будь он иным, разве бы приютил на склонах, близких к осеннему солнцу, ромашки, васильки, одуванчики?...

На Улан-Дава у нас остановка. И вновь каждый положил свой камень в обо. Так принято у странников. Так повелось со времен обожествления природы и веры в духов, пребывающих везде и всюду, со времен шаманизма. Хакасская шаманка Татьяна Кобежикова именно на этом месте поклонения духам провела обряд.

Когда мы уже собрались путь продолжить, на перевале показался мотоцикл с коляской, чей борт украшали шашечки такси. Владельцы таксомотора (250 тугриков* за километр), супруги, оказались первыми путниками, встреченными нами за два с лишним часа. С этого момента весь проходящий транспорт я в блокноте “палочками” отмечала. До наступления тьмы насчитала их пять. Так что экспедиционные автобус и два УАЗа вызывали просто-таки неприличное оживление на каменистых дорогах Монголии.

Но если “уазики” по ним хорошо бегали, то “японец” — не очень. Чуть больше 300 километров пути до города Улгий — центра национального казахского аймака — он преодолел за... 15 часов (с вынужденными остановками, конечно). За это время Зина Аршанова, например, успела в энный раз переслушать “Чио-Чио-сан” Пуччини (с начала пути заслуженная артистка Республики Хакасия не расставалась с плейером, наушниками и партитурой, готовясь к октябрьскому дебюту в роли Чио-Чио-сан на сцене Красноярского театра оперы и балета). А кое-кто смог основательно выспаться. Но многим жаль было глаз смыкать. Ведь мученическая скорость — 20 километров в час — дарила возможность неспешного наслаждения девственностью природы.

Воздух, сшибающий своей свежестью с ног, родниковая вода, простор каменистых степей в обрамлении гор, фантастическая скульптура остаточных скал — да что еще надо для счастья отшельничества!.. Нас было меньше тридцати, и масштабы пространства позволяли каждому, кто хотел, ощутить себя в абсолютном одиночестве. Наедине с природой.

Не дураки эти японцы, американцы да европейцы, что толпами прут в Монголию. Не так уж много осталось на Земле стран, местами свободных от современной цивилизации. Люди, уставшие от шума и суеты, ищут отдохновения и... “экстрима” в дикой природе. Опытные путешественники считают, что отсутствие контактов с недобрыми людьми, как и отвлекающих мыслей, просветляет разум и сближает с духами природы. (“Нужно просто смотреть под ноги и на звезды, чтобы почувствовать их присутствие”.)

Обострившееся в тот момент восприятие мира заставило отметать штампы, готовые клеиться ко всяким монгольским оригиналам. А их, оригиналов, хватало. Вот вам безмолвный город, сотворенный по прихоти остаточных скал (“Голливуд, хоть вестерны снимай!”) Вот вам озеро Урэг-Нур, сияющее голубизной на фоне ослепительно-белой горной вершины (“Швейцария! Альпы!”) Но чужая слава, примелькавшаяся на открытках, природе Монголии не нужна. Она без штампованных сравнений хороша.

“Почему у человека лисьи ушки?”

— Как вы поете, Сержим!..

— Да разве пою? — проводница, чиновница из Улангома, умолкла. А потом давай говорить: “Иностранцы почему-то считают нас музыкальным народом. На самом деле это не так. Одни поют, другие... напевают. А что еще делать в дальней дороге?”

Санж Сержим насчет долгой дороги не шутила. Но к ее предостережению поначалу всерьез я не отнеслась. Больше интересовали другие вопросы. Их подкидывала сама дорога. Все-таки она не по Гоби вела... Во-он сомон, прижатый к скалам рекой Бухмурен. Во-он юрты, войлочными шапками раскиданные по полотну межгорья.

— Как там люди живут?

— Нормально, — отвечала Сержим. — Скотоводство, как и коммерция, — у нас самое уважаемое занятие. Две-три семьи, связанные родственными отношениями, держат от 150 до тысячи голов овец, коз, сарлыков... За год чабаны трижды меняют стоянки.

— А отары, принадлежащие разным хозяевам, на пастбищах не смешиваются?

— Каждый по-своему метит овец: то голову краской мажет, то ухо надрезает. А обычно чабаны их на глаз различают. Да и чего смешиваться отарам? Земли-то много! Паси где и сколько хочешь.

— А юрты где ставят?

— На берегу реки или вблизи аршана...

Неподалеку от одного аршана, так именуют источник минеральной воды, заставили обратить на себя внимание юрты... со спутниковой антенной. Дорогая “тарелка” принадлежала казахам — охотникам на тарбаганов. Как они рассказали, добывать тарбаганов — крупных сурков — легко. Животные часто замирают столбиком, наблюдая за чем-либо необычным. Этой особенностью и пользуются люди. Встреченный нами охотник, например, поверх шапки носит “смушку” с лисьей мордой. “Почему лисьи ушки у человека?” — удивленный тарбаган близко-близко подходит к охотнику — и становится жертвой собственного любопытства. За сезон — а он длится полтора месяца — каждая охотничья семья заготавливает по триста шкурок. После выделки из них изготавливают дубленки и шапки. “Монгольскую норку” выгодно менять на бензин, порох, одежду, продукты... Вот и меняют. Мясо — нежное и вкусное — оставляют себе и раздают всем проезжающим.

Скотоводы, чьи юрты отстояли друг от друга на невероятных по нашим меркам расстояниях, помогали выбирать “Тойоте-Кастеру” более-менее приемлемую дорогу. В наступивших сумерках было уже не до поисков объектов экзотики.

“Экстрим” по-монгольски

— Сержим, сколько еще до Улгия?

— Сто километров.

Дежа-вю. Диалог — слово в слово — несколько раз повторялся на протяжении часа, что ли. Классный шофер, Виктор Потылицын, уже открыто страдал вместе со своим “японцем”, а пассажиры, кажется, тихо впадали в истерику. Мы заблудились.

Десятки дорог веером расходились по огромному каменному пространству, потом сходились и вновь расходились, теряясь за неясным горизонтом... Где внедорожники, ведомые уверенными тувинцами и нашим Олегом? Где мы? На ощупь добрались до погруженного во тьму селения. Фары высветили саманные домики. Жуть. Тишина. Даже собаки не лаяли. Лишь одинокая свеча тускнела в чьем-то окне. Вышел человек: “Поворачивайте назад, увидите спуск, съезжайте по нему...” Так и поступили. У речки встали. Ждали УАЗы.

Холодно. Крупные звезды дрожали прямо над головой. Черный небосвод, несмотря на яркость светил, обнял горную страну так, что не стало видно дали уже подавлявшего своей бесконечностью пространства. И это успокаивало. А потом и приближающийся свет фар порадовал: “Наши!” Ребята рванули к “уазикам”. Стоп. Наши, да не наши. По лицам мужиков, забредших в монгольское высокогорье аж из Алтайского края, пробежала тень легкого испуга. Браконьеры. Следом за ними протарахтел груженый грузовик, он тоже наших не видел. И вновь одиночество в ночи Богатой колыбели. Правда, монгольские казахи красиво назвали свой аймак?..

В создавшейся ситуации здорово выручала выдержка Владимира Графа, Игоря Кокова, Саши Колбасова... Да и опыт других путешественников, привычных к монгольским дорогам, потом убедил, что потерять друг друга из виду нескольким машинам довольно просто (“Ехать по прямой видимости друг за другом из-за пыли, а главное, из-за несогласованных остановок не всегда получается”).

Двинулись дальше — и на пересечении каких-то дорог наконец все три машины встретились!

...Ехали словно по темному коридору — и вдруг фары автобуса высветили... дорожный знак: “Сужение дороги”. Кто-то буркнул: “Куда еще уже?”, но знак грубой цивилизации, от которой удачно убегали весь день, ночью обрадовал. Выходило, что миновав ущелье, мы могли рассчитывать на приближение к Улгию.

Прибыли в город в 2 часа 40 минут. В четыре утра легли спать в гостинице. В основном в спальных мешках на полу. Одно название — “Золотая Орда”!

“Белые зубы, красные щеки...”

18 сентября. Залитый солнцем Улгий напомнил казахский городок советских времен. Приятная национальная архитектура, лица тюрков, смягченные застенчивыми улыбками, и горы душистых яблок на базаре. Благодаря Чуйскому тракту центр аймака связан с нашим Кош-Агачем и далее везде. Так что мы, добравшись до Улгия другим — трудным — путем, не удивлялись его развитой инфраструктуре.

В Монголию казахи переселились из Китая в 1862 году. Спустя полвека они стали монгольскими гражданами, “прописанными” на территории Ховда. В 1940 году перебрались еще дальше на запад — на земли, вошедшие в состав Баян-Улгийского аймака. Теперь здесь проживает 100 тысяч человек. 95 процентов — казахи. Остальные — монголы и урянхайцы (тувинцы). Именно факт присутствия урянхайцев на демографической карте МНР предопределил маршрут экспедиции: нашим тувинцам очень хотелось увидеть своих заграничных братьев. С утра пораньше рванули они на “уазиках” в неблизкий сомон Сенгел для знакомства. Хакасская группа осталась в городе Улгий выполнять заданную миссию. Под нею подразумевались традиционные “круглый стол” в администрации аймака и концерт в национальном театре.

В ожидании этих событий мы, двое журналистов, общались с Досымбеком Алданышевым, 23-летним сотрудником администрации по внешнеэкономическим связям.

— У нас главное — скотоводство, — вводил в курс дел аймака выпускник Улан-Баторского университета. — Насчитывается более 1300000 голов скота. Это верблюды, лошади, сарлыки, овцы и козы. Промышленность не развита. Ковровая фабрика стоит. Малые предприятия изготавливают в основном национальную одежду, а также вещи для внутреннего убранства юрт.

— А Казахстан вам как-то помогает?

— Да. В качестве гуманитарной помощи оттуда поступают одежда, продукты, зерно, а также комбикорм для скота. За год оказывается помощь, равная в денежном выражении четверти бюджета аймака.

Ежегодно за счет средств казахстанского бюджета туда за высшим образованием отправляются 50 выпускников. Учатся наши ребята и в Кемерове, Горно-Алтайске и, конечно, в Улан-Баторе.

— После назарбаевского призыва, прозвучавшего в начале 90-х годов, много людей уехало в Казахстан?

— 70 тысяч. Сейчас активность процесса пошла на убыль. Чаще просто навещают родственников в соседней стране. Ан-24 раз в неделю летает в Усть-Каменогорск и Алматы.

— Досымбек, ты человек молодой, проясни, пожалуйста, ситуацию. Доводилось слышать, что молодежь Монголии предпочитает работать на Западе.

— Насколько я знаю, треть молодых специалистов, выучившись за границей, сейчас остается на Западе и Востоке. У нас нелегко.

— Но у вас спокойно...

— За год одно-два убийства — уже ЧП. Наказание суровое, вплоть до смертной казни. За кражу скота более десяти лет могут дать.

— А за наркотики?

— А их просто нет. Проблем с пьянством тоже нет. Если человек чуть выпил, идет себе по улице и никого не задевает, то и его полиция не остановит. А вот в пятницу — священный для мусульман день — его даже с малейшим запахом в вытрезвитель заберут. Нельзя осквернять религию.

— А чем тогда народ занимается на досуге, кроме того, что играет на рынке в бильярд?

— У всех горожан есть родственники в сомонах, ездят в гости, рыбачат. В реке Ховд много рыбы, — оживился Досымбек. — И хариус, и таймень...

— А браконьеры досаждают?

— Да. Хотя Саяно-Алтайский заповедник находится под охраной Монголии, России, Казахстана и Китая, и наш аймак — непосредственный участник программы “Наш общий дом — Алтай”, все равно браконьеры бьют архаров и рысей. Ничто их не останавливает: ни тысячедолларовые штрафы, ни изъятие оружия...

...Ночью, вдоволь налюбовавшись на местный народ (белые зубы, красные щеки), спрашиваю у своей соседки по номеру: “Отчего так?” Матрена Мамышева, врач, говорит об инсоляции, разреженности воздуха высокогорья, дозах “ультрафиолета”, особенностях питания, но я, борясь с наступающим сном, уже мало что понимаю...

Хранители старины

19 сентября. Опять шесть утра. Стук в дверь:

— Подъем!

— Наши тувинцы приехали?

— Да. Сейчас отдохнут — и следом за нами поедут.

Экспедиционный автобус вырулил на дорогу еще до восхода солнца, радуясь форе во времени. Уазы-то резвые. Догонят. А пока вся тувинская группа спала и, наверное, видела во снах Сенгел.

Как потом рассказала Зоя Донгак, там, в сомоне, будто время остановилось. Лица родные, язык тот же самый, но чуть архаичный, с монголизмами, национальная одежда — с налетом старины... Еще больше взволновало обережение жителями Сенгела нравственных устоев. До сорока (!) лет тамошние мужчины спиртного не пьют, в чем незамедлительно убедились участники экспедиции, попав с пыльной дороги прямо на свадьбу. Из них араку смог пригубить лишь 64-летний писатель. И было на свадьбе все чинно-благородно.

Оказалось, здесь необязательно жениться по любви, главное — согласие. Начинается все с того, что родители паренька высматривают ему невесту. Наблюдают за ней... три года. И ничего, что она с другого берега реки или еще откуда-то подальше. Будущие свекор со свекровью могут переехать поближе к ее дому. Девушка, перенесшая “испытания нравственности” временем, выходит за своего суженого. А не слюбится, так и уйти ей не грех. Главное, чтобы все без обмана было.

Еще раз снять шляпу перед жителями сомона заставила их стойкость. Они, не получая ни зарплаты, ни пенсий, ни пособий, ни на что не жалуются: “Живем за счет скота. Продаем мясо, молоко, шерсть и покупаем что надо”.

...Хорошо, что этот рассказ был услышан позднее. Иначе журналистской братии непременно бы захотелось “назад, в пампасы”, в сомон. Мы же держали курс на Улангом. На сей раз гораздо увереннее. Правда, пару раз помогли чабаны выбрать из множества дорог ту, что позволяла полегче автобусу бежать. По мере приближения к запомнившейся реке Бухмурен все окончательно прояснилось. Но именно там вдруг выскочивший на дорогу мальчишка требовательно нас остановил. “Неужели опять не туда едем?” Оказалось все проще: паренек никогда не видел автобус. Тем более такой “навороченный”: с кондиционером, холодильником, не пропускающий в салон пыль. Пока он тщательно изучал “японца”, сбежались все, кто мог. Женщины, приветливо поздоровавшись, метнулись в юрту за айраном. Всех угостили. “Спасибо!!!”

В этих восклицаниях наша дань гостеприимству жителей Монголии. Ведь стоило случайно оказаться рядом с юртой или тем более зайти в нее, как нас совершенно незнакомые люди угощали айраном или горячим чаем с молоком.

Спасибо и озеру Урэг-Нур, в чьих водах вольно хариусу и осману (монголы не трогают их, считая рыб водяными червями), по чьим берегам бродят волки, охотясь за лебедями... Только следов пребывания человека там не видно. Но с позволения духов озера нам Урэг-Нур подарил свою обжигающую свежесть. Спасибо!.. И в этом восклицании уже нотка печали. Мы возвращались в привычный нам мир.

Дорога как смысл жизни

20 сентября. Рассвет совпал с именинами Людмилы Растащеновой. Известная тележурналистка, привычная к готовке еды в походных условиях, в очередной раз с подругами расстаралась. Спасибо. И Татьяне Романовне Черпаковой благодарность: наш “министр финансов” днем с огнем хлеб выискивала (ну мало едят его там — и все!). А разве не молодцы Лена Чежинова, Ира Капсаргина и Стеша Саможикова из “Айланыса”, безропотно наводившие чистоту в автобусе?

Особая благодарность Юрию Николаевичу Забелину и Валентине Николаевне Тугужековой, пробившим идею экспедиции. Не важно, где мы и в каких условиях спали и как из-за тотального дефицита воды исхитрялись соблюдать правила личной гигиены (на то и экспедиция!), главное в другом. В том, что дорога стала смыслом нашей “монгольской” жизни. И на этой дороге мы обрели новых друзей.

21 сентября. Вечер. Мы — дома. Всем экспедиционникам спасибо! Мне с вами было приятно в пути.

Вера САМРИНА

Абакан — Хандагайты — Улангом — Улгий — Улангом — Хандагайты — Абакан

http://www.gov.khakasnet.ru/gazeta/archiv/r08-10-1.htm

Link to comment
Share on other sites

Guest Эльтебер
vseh komunistov i ih potomkov ubit' nado. ia tak i sdelaiu. svolochi

Часто сталкиваюсь с очень негативным отношением монгольских товарищей к коммунистам и коммунистическому историческому прошлому Монголии в целом. Пост Jirum'a в этом плане не исключение.

Давайте посмотрим обьективно как же все таки обстояли дела после распада Цинской Империи (1644-1911) и какое место в монгольской истории занимают коммунисты и Советский Союз.

Итак, после падения Цинской Династии в 1911 году среди халха-монголов начинает возрождаться движение за независимость Монголии. 10 июля этого же года состоялся Хурал халхасских племен в Уланбаторе, где было решено отделиться от Цинов и образовать суверенное государство. Одной из главных целей было обьединение Внешней и Внутренней Монголии.

В 1912 году Монголия и Россия подписывают соглашение по которому запрещались ввод и перемещение китайской войск в Монголию и иммиграция китайцев. Все это время монгольские лидеры выступали против разчленения территории и за обьединение Внешней и Внутренней Монголии.

Однако в ноябре 1913 года Россия и Китай подписывают декларацию по которой Россия признавала права Китая над Внутренней Монголией. В свою очередь Внешняя Монголия получила права автономии при условии признания китайских законов и прав. Иными словами это была автономия в составе Китая.

В 1917 году после падения Царского режима в России, Китай пытается взять под полный контроль(вернуть) Внешную Монголию в нарушение ранее подписанной Декларации. Президент Ху Шичанг обьявил о ликвидации монгольской автономии 22 ноября 1919 года. Китай также аннулировал договоры подписанные с Россией и Монголией. Однако Монголия оставалась де факто суверенной.

В 1920 белогвардейские войска Смирнова вторглись в Монголию.

21 февраля 1921 года Монголия образовала независимое правительство. В июле того же года Красная Армия вытеснила войска Смирнова из Монголии. При содействии русских, монгольские коммунисты во главе Чойболсана образовали Народное Правительство Монгольской Революции и подписали соглашение о дружбе с Советским Союзом.

1 июля 1924 года была провозглашена Монгольская Народная Республика(МНР).

В 1945 году правительства СССР и Китая согласились на проведение выборов/голосования за независимость Монголии. В октябре большинство монголов проголосовало за независимость. После этого китайский и советский министры иностранных дел Ванг Шиже и Молотов подписали соглашение о китайско-советской дружбе по которой формально признавалась независимость Монголии.

В 1952 году националистическое правительство Китая вышло из соглашения. Однако китайское коммунистическое правительство официально признало независимость Монголии еще в 1949 году. Монгольское правительство признало Китай 16 октября того же года и стала 8-й страной установившей формальные отношения с коммунистическим Китаем.

В Москве зимой 1949 года Мау Зедун обещал Сталину гарантировать независимость новой страны и установить дипломатические отношения с нею. В последующие 11 лет Же Енлай и Жу Де посетили Монголию 4 раза.

В 1962 году Монголия стала членом ООН.

По моему мнению без помощи России и коммунистов во главе с Лениным и Сталиным не было бы сегодня независимой Монголии. Её просто постигла бы судьба Внутренней Монголии и Восточного Туркестана. Издержки и насилие со стороны коммунистов конечно же были. Но такова цена монгольской свободы.

Винить коммунистов и тем более угрожать убийством( :unsure::blink: ) как это обещает Jirum просто несправедливо.

P.S.Хронология событий взята с англоязычного источника.

Link to comment
Share on other sites

Guest Chono

Ne tebe reshat' chto spravedlivo. Iz-za nih vn. Mongoliya stala kak vost. Turkestan, a ne prisoedinilas k vneshn. Mongolii. A esli by dali volyu kommunistam, my stali by kak Kazakhstan.

Link to comment
Share on other sites

Guest Эльтебер
Iz-za nih vn. Mongoliya stala kak vost. Turkestan, a ne prisoedinilas k vneshn. Mongolii.

Вы совершенно правы! Из-за коммунистов Монголия не присоеденилась к Внутренней Монголии. Если бы не Сталин то Монголия была бы в составе Китайской Народной Республики так же как Внутренняя Монголия. Никоем образом монголы самостоятельно не смогли бы эффективно противостоять китайской политике. Не надо тут самообманом заниматься.

A esli by dali volyu kommunistam, my stali by kak Kazakhstan.

Воля коммунистам была дана. Вы не вошли в состав СССР из-за незаинтересованности Москвы, а не внутримонгольских политических настроений. Ну а Казахстан сейчас как вам известно также независим как и Монголия.

О степени контроля СССР над Монголией говорит следующий отрывок из бурятского форума:

....СССР обрел чрезмерное влияние в Монголии. В 1960-70х годах СССР начал подготовку к вторжению в Китай и с разрешения Монголии после договора ввел огромное количество советских военных, танковые дизивии, ракеты и тд, по всему периметру границы, для повторения 1945 года. Чтобы иметь поддержку Монголии, СССР начал увеличивать экономическую помощь Монголии и сотрудничество, финансировал многие инвестиции.

http://www.buryatia.org/modules.php?name=F...iewtopic&t=2228

Ne tebe reshat' chto spravedlivo.

Давайте не будем грубить друг другу, а цивилизованно общаться. Форум создан для диалога, а не затыканий ртов.

Link to comment
Share on other sites

Guest Aldar

Вообще-то в Монголии больше позитивная оценка к "коммунистическому" прошлому, в историческом плане. В Монголии ни от кого не услышишь высказывания типа что у jirim. Если кратко то выбирали то что есть, хотя часто это было не то что хотелось. И цену заплатили соответствующую.

2 Эльтебер

Самое страшное, при коммунизме/социализме всё шло к уничтожению национальной культуры а через n-десятилетии этим вообще к уничтожению этноса, ни много ни мало. Не сочтите за неуважение но киргизы/казахи вроде должны понимать это лучше монголов.

Link to comment
Share on other sites

Guest jirum

vy Elteber navernoe zabyli sho kitaitsy toje komunisty. kitaets i komunist eto sochetanie huje nekuda konechno esli iskliuchit' ideinyh ottsov komunizma semitov.

Link to comment
Share on other sites

Guest Эльтебер
Если кратко то выбирали то что есть, хотя часто это было не то что хотелось. И цену заплатили соответствующую.

По моему мнению, монгольские руководители приняли единственно правильное решение - быть в союзниках с Советским Союзом. Благодаря политическому прагматизму Монголия сегодня независима.

Если бы монгольская элита выступила на стороне Китая, то не было бы независимости. В этом можно убедиться ознакомившись с хронологией событий:

В 1917 году после падения Царского режима в России, Китай пытается взять под полный контроль(вернуть) Внешную Монголию в нарушение ранее подписанной Декларации. Президент Ху Шичанг обьявил о ликвидации монгольской автономии 22 ноября 1919 года. Китай также аннулировал договоры подписанные с Россией и Монголией.
Самое страшное, при коммунизме/социализме всё шло к уничтожению национальной культуры а через n-десятилетии этим вообще к уничтожению этноса, ни много ни мало. Не сочтите за неуважение но киргизы/казахи вроде должны понимать это лучше монголов.

Я бы не стал так однозначно давать оценку национальной политике СССР. Многое можно обьяснить тем что в отличии от Монголии, Кыргызстан и Казахстан были частью коренного русского улуса (любимый стиль Enhd :D ). ВУЗы преподавали в основном на русском. Была громадная иммиграция русских, украинцев, белорусов, поляков, немцев и многих других в Среднюю Азию. Была депортация народов с Кавказа и Дальнего Востока в Среднюю Азию. Например в Кыргызстане проживают чечены, ингушы, балкары-карачаевцы, аварцы, лезгины, корейцы, курды и многие другие. Мы многонациональная страна и де факто все еще являемся частью "советского" пространства.

Уничтожения национальной культуры титульных этнических групп (республик) в прямом смысле этого слова не было. Шла интенсивная унификация/глобализация в пределах СССР. Тем не менее были например у кыргызов свои ВУЗы/школы, искусство, кинематография и многое другое.

vy Elteber navernoe zabyli sho kitaitsy toje komunisty. kitaets i komunist eto sochetanie huje nekuda konechno

Нет не забыл. В вашей гневной антикоммунистической реплике речь все же шла о просоветских коммунистах. А Китай стал коммунистическим немного позже.

konechno esli iskliuchit' ideinyh ottsov komunizma semitov

Я думаю что коммунизм продукт европейской мысли и является утопическим ответом на издержки капитализации и индустриализации Европы.

Link to comment
Share on other sites

Guest jirum

a ia dumaiu komunizm eto product evreiskoi mysli. oni tol'ko i znaiut kak distraktirovat' narod delit' na klassy, na religioznye techenia i shob oni rezali drug druga a tem vremenem oni s uchenym vidom perepisyvaiut istoriu , grabastaiut den'gi jireiut, i na ih psevdo istoricheskih knigah novoe pokolemie uchitsia i beret etu kashu kak za konechnuiu istinu. i toje nachinaiutsia na etih pochvah reznia sosed soseda, brat na brata. a jidy v storone. kak ni v chem ne byvalo.

Link to comment
Share on other sites

Guest Эльтебер

Jirum, этот форум не является националистическим или расистским. Все тут равны. Такого рода нападки тут неуместны. Это простое замечание. Напомню вам что у вас есть уже одно предупреждение.

Я уверен много что плохого можно приписать любой другой этнической группе. Ну а так к слову, если по вашему во всем виноваты евреи и коммунизм придуман евреями, то тогда только из-за евреев сегодня существует независимая Монголия!

У меня все больше складывается впечатление что у современных монголов развивается высокомерно-негативное отношение к другим этносами и конфессиям. Вот что писал монгол Girgal о мусульманах на бурятском форуме:

musulmanki kakie to zabitye. ne smotriat v glaza kogda razgovarivaiut. vse v pol uprutsia. nemnogo slovny. ia govoriu o musulmanah ne iz byvshego CCCP. vot musulmane s nimi to vot tseremonitsia ne nado. budesh vejlivym to cherz nedeliu oni uje vozomniat shto mojno uje komandovat' toboiu. oni tol'ko uvajaiut silu. raz dash' im znat' oni naadolgo zapomniat. i ne bud' galantnym. togda oni daje esli ih shtuk 15 tebia budut boiatsia.

http://www.buryatia.org/modules.php?name=F...der=asc&start=0

Евреи плохие, мусульмане плохие ........кто следующий? Християне? :ph34r:

Link to comment
Share on other sites

Guest Chono
Вы совершенно правы! Из-за коммунистов Монголия не присоеденилась к Внутренней Монголии. Если бы не Сталин то Монголия была бы в составе Китайской Народной Республики так же как Внутренняя Монголия. Никоем образом монголы самостоятельно не смогли бы эффективно противостоять китайской политике. Не надо тут самообманом заниматься.

Воля коммунистам была дана. Вы не вошли в состав СССР из-за незаинтересованности Москвы, а не внутримонгольских политических настроений. Ну а Казахстан сейчас как вам известно также независим как и Монголия.

О степени контроля СССР над Монголией говорит следующий отрывок из бурятского форума:

Давайте не будем грубить друг другу, а цивилизованно общаться. Форум создан для диалога, а не затыканий ртов.

Ne verti moi slova kuda popalo. Ne russkie tak yapontsy, ne oni tak amerikantsy. Glavnoe chem pakostili russkie eto tem chto ne davali pokupat' sovr. voorujenie, stavili kvoty a pri nekotoryh usloviyah daje ostanavlivali prodaju. A tak, svoimi silami osvobodili Kobdo i Uliastai, 1914-om pochti osvobodili vn. Mongoliyu, doshli do Hohhot. I tut russkie trebuyut chtoby voiska otozvali. A kommunisty vobsche podarili vn. Mongoliyu Mao. Ty ne dumai Kitai byl tem monstrom chto seichas v te vremena. My mongoly prakticheski sostavlyali armiyu dinastii Qing.

A volya kommunistam byla ne dana. Mongolo-kommunisty vobsche nachali poyavlyatsa tolko v 1940-yh. Posle togo kak vseh bolee menee obrazovannyh lyudei likvidiroval Komintern. V 30-yh u nas bylo vosstanie protiv kommunistov, razdavili tankami. Posle Yalty tuvinskii Togoo priezjaet ugovorit' Choibalsana voiti v CCCP, v posledstvii Choibalsan umiraet v Moskve. V 1980-yh Tsedenbal zahotel voiti v CCCP, ego vygnali. Nujno bylo by ubit' po krainei mere pol naseleniya chtoby Mongoliya voshla v CCCP. I naschet Kazakhstana, moya familiya ne konchaetsa na "ov", vot hehe.

I eto strannyi dialog kogda srazu obyavlyaesh protivnuyu storonu "ne spravedlivoi". A esche, lichno ya udivlyaus pochemu vy kyrgyzy vrode hotite nastolko ostavatsa homo soveticus. Sdelali russkii gos. yazykom,...vedete sebya kak budto lyubite kommunisticheskoe proshloe. Chingiz Aitmatov daet strannye interview...Mojet CCCP sdelal vam ochen horosho, no u nas drugaya sovershenno situatsiya.

Link to comment
Share on other sites

Guest jirum
О степени контроля СССР над Монголией говорит следующий отрывок из бурятского форума:

vy sho to zatsiklilis' na istochnikah. mojet eto komunisticheskii reflex. tri istochnika i tri sostavnyh chastei komunizma. esli sharit' po internetu to vsiakoe mojete naiti. i to sho ponravilos' pritaskivat' kak istochnik eto miagko govoria estupidstvo. vse tak nazyvaemye istochniki po men'shei mere na 90% sostoiat iz loji. bol'shinstvo narochno men'shaia chast' po neznaniu. iskliuchenie Mongolyn nigucha Tobchian i prodeljenie Khokh devter, Shar tuuji, Tsagaan tuuh ... vplot' do Altan Tobchi. v nih 99% istina.

ia nikogo ne obviniaiu. ia govoriu tol'ko vsem izvestnie fakty. i fakty oni vesh' upriamye govoriat sami za sebia.

biblia byla napisana evreiami. no originala nikto nikogda ne sushesvuet. seichas ispol'zuiutsia v osnovnom perevod 16-ogo veka. i tam vot napisano sho oni bejali iz afriki v izrail'. potomu sho v afrike ih zastavliali rabotat'. oni ne hoteli rabotat' i ubejali v izrail'. i vot okolo 2000 let nazad u odnoi evreiki skoree vsego legkogo povedenie rojdaetsia vnebrachnyi rebionok. togda sami ponimaete kak k etomu otnosilis'. i rebionku toje tiajelo. i k nemu v ruku popadeat biblia. on kak vse deti liubil svoiu mat'. i pridumyvaet o deve marii. edet v indiiu i uchitsia ioga, buddizmu. i nachinaet vesti propagandu na osnove evreiskoi biblii i znanii buddizma i ioga. no evrei otomstili emu za to sho on otkryl bibliu vsem komu on mog. on byl otdan romanam i oni ego neznaiu kak po russki koroche na kreste pribili . no umer on.

i s teh por prolilos' more krovi. krestovye pohody mej religioznye i mej sektarnye usobitsy. kontsa etomu i 2000 let spustia ne vidno. potom vo frantsii oni stali zachinshikami frantsusskoi revoliutsii. to est' rezni. oni podniali tseny na tovary, protsenty banka i skazali sho korolevsto povysilo nalogi. nu koroche posle revoliutsii tak nazyvaemoi ih obiavili liud'mi. konechno oni je manipulirovali.

Chingis haan blagoslovil hristian, musil'man i buddistov. no ne evreev. vo vremena Altan Ordy vestei ob evreev propali. nikto ne znaet sho snimi sluchilos'. vo vsiakom sluchae oni vyshli iz politiki rusi let na 300-400.

marx, engel's oni evrei. v rossii revoliutsiu 1917 goda vo mnogom provotsirovali evrei. i skol'ko mirnyh dush iz za nih pogubilo.

v amerike shas tol'ko i govoriat ob nemetskih natsistov vremen 2-oi mirovoi. no tam tol'ko ob evreiah. a vot o russkih, ukraintsev, belorus, ... i t. d. ni slova. a ved' tol'ko russkih skol'ko pogiblo. esli ne v sotni to 10ki raz bol'she chem evrei. ob amerikanskih indeitsah toje nikto ne zamolvit slovechko. potomu sho ih netu. vezde tol'ko evrei. mass media, hollywood, tv. i oni moiut mozgi narodu.

i vot esli eti fakty vam nenraviatsia ot etogo nichego ne izmenitsia. esli vy miagko govoria preduprejtaete menia to eto vashe delo. po chisto komunisticheski mojete za taliBANit'. no ot etogo situatsia ne izmenitsia. esli izmenitsia to k hudshemu. skajite gde ia skazal nepravdu. i ia dokaju obratnoe. esli vy mne dokajete obratnoe ia budu bolee chem rad.

Link to comment
Share on other sites

Guest Эльтебер
vy sho to zatsiklilis' na istochnikah. mojet eto komunisticheskii reflex.

Использование источников главное отличие аргументированной палемики от демагогии. Если это коммунистический рефлекс, то им страдают все солидные ученые.

esli sharit' po internetu to vsiakoe mojete naiti. i to sho ponravilos' pritaskivat' kak istochnik eto miagko govoria estupidstvo.

Такое селективное "притаскивание" отражает общие тенденции взглядов реальных людей из солидных сайтов.

vse tak nazyvaemye istochniki po men'shei mere na 90% sostoiat iz loji. bol'shinstvo narochno men'shaia chast' po neznaniu. iskliuchenie Mongolyn nigucha Tobchian i prodeljenie Khokh devter, Shar tuuji, Tsagaan tuuh ... vplot' do Altan Tobchi. v nih 99% istina.

Прежде чем заявлять о 90% лживости одних источников и 99% истинности других, надо отдавать отчет реальности и не переходить в крайности. Получается монгольские источники верны чуть ли не на все 100%. На русском языке это называется демагогией и очковтерательством.

ia nikogo ne obviniaiu. ia govoriu tol'ko vsem izvestnie fakty. i fakty oni vesh' upriamye govoriat sami za sebia...

....i vot esli eti fakty vam nenraviatsia ot etogo nichego ne izmenitsia.

Вы не привели ни одного факта. Ссылка на Библию для очернения целого народа не может быть воспринято как доказательтво истины. Библия не является историческим документом. Это священная книга христиан.

По Библии Ева была сотворена из ребра Адама. Не думаю что ученые с этим согласятся. Философия первоздания не имеет ничего общего с наукой и фактологией.

Chingis haan blagoslovil hristian, musil'man i buddistov. no ne evreev. vo vremena Altan Ordy vestei ob evreev propali. nikto ne znaet sho snimi sluchilos'. vo vsiakom sluchae oni vyshli iz politiki rusi let na 300-400.

А что Чингизхан был пророком как Иисус и Мухамад чтобы благославлять мусульман, христиан и иудеев? Каким же он образом благославил мусульман? Резней? Вспомним во что он превратил Багдад и многие города Средней азии, Ближнего Востока и Китая........в море крови.

i s teh por prolilos' more krovi. krestovye pohody mej religioznye i mej sektarnye usobitsy. kontsa etomu i 2000 let spustia ne vidno. potom vo frantsii oni stali zachinshikami frantsusskoi revoliutsii. to est' rezni. oni podniali tseny na tovary, protsenty banka i skazali sho korolevsto povysilo nalogi. nu koroche posle revoliutsii tak nazyvaemoi ih obiavili liud'mi. konechno oni je manipulirovali.

А при монголах была благодать! Резни никогда не было, монголы даже отменили смертную казнь. Особенно уважались права человека при монгольском пророке-мученике Чингизхане.

А вот при зловещих и кровожадных евреях была резня, народы мира страдали под иудейским игом, все платили непомерные ясаки. Вот такие они дикие были.

Я надеюсь вы понимаете всю нелепость вашего поста. Любой народ можно обвинить в чем угодно. У вас радикально антисемитская позиция которая не отражает действительности. Любая крайность в корне неверна.

....esli vy miagko govoria preduprejtaete menia to eto vashe delo. po chisto komunisticheski mojete za taliBANit'. no ot etogo situatsia ne izmenitsia. esli izmenitsia to k hudshemu. skajite gde ia skazal nepravdu. i ia dokaju obratnoe. esli vy mne dokajete obratnoe ia budu bolee chem rad.

Человек который угрожает убийством на страницах форума не может восприниматься серьезно. Это говорит о вашей незрелости. Тут даже ничего доказывать не стоит. Одним словом, дискуссия о евреях закрыта.

Link to comment
Share on other sites

Guest Эльтебер
Ne verti moi slova kuda popalo.

Чоно, я вас еще раз призываю общаться в уважительном и неультимативном тоне.

A esche, lichno ya udivlyaus pochemu vy kyrgyzy vrode hotite nastolko ostavatsa homo soveticus. Sdelali russkii gos. yazykom,...vedete sebya kak budto lyubite kommunisticheskoe proshloe. Chingiz Aitmatov daet strannye interview...Mojet CCCP sdelal vam ochen horosho, no u nas drugaya sovershenno situatsiya.

Махрового национализма в Кыргызстане уже нету. Прагматизм берет свое. Все озабочены повседневными проблемами выживания. Ключевым сейчас является налаживание и усиление экономических связей внутри СНГ. Придание русскому языку официального статуса является дальновидным шагом.

I eto strannyi dialog kogda srazu obyavlyaesh protivnuyu storonu "ne spravedlivoi".

Что же тут странного? Я выразил свое личное мнение. Процитирую свои собственные слова: "Винить коммунистов и тем более угрожать убийством как это обещает Jirum просто несправедливо."

I naschet Kazakhstana, moya familiya ne konchaetsa na "ov", vot hehe.

Мы же не упрекаем вас монголов в употреблении тибетских фамильмых окончаний! :blink::blink:

А так многие кыргызы меняют свои фамилии. Убирают "ов" и т.д. Но тут полная демократия выбора. Никого силой не заставляют изменять или неизменять фамильные "суффикцы".

..Ne russkie tak yapontsy, ne oni tak amerikantsy. Glavnoe chem pakostili russkie eto tem chto ne davali pokupat' sovr. voorujenie, stavili kvoty a pri nekotoryh usloviyah daje ostanavlivali prodaju. A tak, svoimi silami osvobodili Kobdo i Uliastai, 1914-om pochti osvobodili vn. Mongoliyu, doshli do Hohhot. I tut russkie trebuyut chtoby voiska otozvali. A kommunisty vobsche podarili vn. Mongoliyu Mao. Ty ne dumai Kitai byl tem monstrom chto seichas v te vremena. My mongoly prakticheski sostavlyali armiyu dinastii Qing.....

Прочитайте нижеприведенную статью "Как была ликвидирована автономия внешней Монголии".

Link to comment
Share on other sites

Guest Эльтебер

Как была ликвидирована автономия внешней Монголии

Е. Белов, доктор исторических наук

Монголия была завоевана маньчжуро-китайскими войсками в XVII-XVIII веках. Она считалась вассальной территорией Китая. Ею непосредственно управляли монгольские князья, которые подчинялись маньчжурским амбаням (наместникам) и дутунам (военным губернаторам). В 1911 году в Халхе началось национально-освободительное движение монголов за отделение Внешней Монголии от Китая. 1 декабря 1911 года халхаские князья и ламы провозгласили независимость Монголии от Китая. Эту акцию Пекин не признал. Царская Россия вступила в противоборство с Китаем: она выступала за то, чтобы он предоставил Внешней Монголии широкую автономию. Эта цель была достигнута в результате подписания в 1915 году Кяхтинского русско-китайско-монгольского соглашения. В 1919 году пекинское милитаристское правительство ликвидировало автономию Внешней Монголии и по существу превратило ее в китайскую провинцию.

Вопрос о ликвидации автономии Внешней Монголии слабо исследован в нашей и монгольской литературе. Данная статья, подготовленная на основе неопубликованных российских архивных документов, обогащает новыми сведениями историю национально-освободительного движения монгольского народа.

В совместном капитальном труде советских и монгольских ученых - "История МНР" - говорится, что "ничтожная верхушка" монгольских феодалов, боясь влияния Великой Октябрьской социалистической революции на Внешнюю Монголию, согласилась в 1919 году на ликвидацию ее автономии. Однако в действительности все обстояло намного сложнее.

Статус автономии Внешняя Монголия обрела в ходе национально-освободительного движения монголов в 1911-1915 годах при политической, финансовой и военной помощи России. По русско-китайско-монгольскому соглашению, подписанному 7 июня 1915 года в Кяхте, Китай обязался не вводить во Внешнюю Монголию войска, не колонизовать ее земли и не учреждать там своего управления. В то же время монгольское правительство признало сюзеренитет Китая, носителями которого являлись пекинский резидент (сановник) в Урге и его помощники в Улясутае, Маймачэне (монгольская Кяхта) и Кобдо. Им подчинялись небольшие конвои.

Пекин не был удовлетворен этим соглашением, ибо при его подписании на Китай оказывалось давление России. Однако в период существования царского и Временного правительства Китай не пытался пересмотреть это соглашение и отменить автономию Внешней Монголии. Сильная и единая Россия являлась гарантом незыблемости кяхтинских договоренностей.

Положение во Внешней Монголии и вокруг нее стало меняться после Октябрьской революции и начала гражданской войны в России. Влияние последней в Монголии резко упало, а - Китая усилилось. Летом 1918 года пекинское правительство ввело в столицу Внешней Монголии Ургу китайский батальон, что являлось нарушением Кяхтинского соглашения.

Пекин и Урга не признали советскую власть в России, отнеслись к ней враждебно. Они поддерживали отношения с Сибирским временным правительством и сменившим его в ноябре 1918 года правительством А.В. Колчака в Омске через прежнюю российскую миссию в Пекине во главе с посланником Н.А. Кудашевым, российского дипломатического агента и ген-консула в Урге А.А. Орлова и Других консулов в Китае. И то и другое омское правительство выступало за сохранение Кяхтинского соглашения и автономию Внешней Монголии. Управляющий министерством иностранных дел Сибирского временного правительства Ю.В. Ключников был обеспокоен вводом китайского батальона в Ургу. Он просил А. Орлова убедить монгольское правительство в том, чтобы оно выступило с официальным заявлением, в которым подтвердило бы статус автономии Внешней Монголии. А. Орлов имел беседу с министром иностранных дел ургинского правительства Цэрэн-Доржи по этому вопросу. Последний заверил А. Орлова, что Внешняя Монголия придерживается Кяхтинского соглашения и не откажется от своей автономии.

ПАНМОНГОЛЬСКОЕ ДВИЖЕНИЕ

В начале 1919 года монгольский вопрос приобрел особое значение в связи с возникшим пан-монгольским движением. Его инициаторами выступили некоторые князья и ламы Внутренней Монголии, часть бурятской интеллигенции и верхушка монголов Барги (область Маньчжурии, населенная монголами. - Е.Б.). Идею панмонгольского движения с осени 1918 года стали пропагандировать захвативший власть в Забайкалье атаман Семенов и японские оккупанты, высадившиеся в апреле 1918 года во Владивостоке. Япония хотела создать мощный антисоветский плацдарм в лице буферного (прояпонского) государства на территории Монголии и Забайкалья. Семенов опирался на японцев, которые снабжали его оружием и деньгами.

В конце февраля - начале марта 1919 года в Чите под руководством Семенова состоялся съезд панмонголистов - представителей от Бурятии, Внутренней Монголии и Барги. Съезд провозгласил создание независимого Объединенного монгольского государства и избрал временное правительство во главе с влиятельным ламой из Внутренней Монголии Нэйсэ-гэгэном Мэндэбаяром. Это правительство формировало войска из бурят, внутренних монголов и баргут, которые расквартировывались в районе железнодорожной станции Даурия. Главным начальником этих войск фактически был Семенов.

Правительство Колчака и российская миссия в Пекине отрицательно отнеслись к панмонгольскому движению. Уже 7 марта управляющий министерством иностранных дел колчаковского правительства И.И. Сукин сделал письменное сообщение официальным представителям Англии и Франции в Омске. В нем говорилось, что Российское правительство (в Омске) будет соблюдать тройственное Кяхтинское соглашение и поэтому относится "вполне отрицательно" к читинскому съезду, "могущему нарушить существующие международные отношения, установленные договорами". В доверительном письме И.И. Сукину от 28 марта 1919 года Н.А. Кудашев писал, что панмонгольское движение может привести к усилению китайского влияния во Внешней Монголии и Барге и вводу туда китайских войск. Посланник подчеркивал, что у Китая никогда не ослабевало "вожделение возвратить обращенные Россией в буферные государства Халху и Бар-гу под свое непосредственное управление". Правительство Внешней Монголии отказалось участвовать в панмонгольском движении, оставаясь верным Кяхтинскому соглашению 1915 года. Это вызвало недовольство лидеров панмонголистов. Они, видимо, по указанию Семенова, стали угрожать вторжением своих войск во Внешнюю Монголию с целью включения ее в так называемое Объединенное монгольское государство.

В связи с панмонгольским движением в правительственных кругах Пекина стал обсуждаться вопрос о вводе китайских войск во Внешнюю Монголию. Сообщения об этом появились в китайской печати. 2 апреля Н.А. Кудашев направил памятную записку в Вайцзяобу (министерство иностранных дел Китая), в которой выразил протест против намерений пекинского правительства направить войска во Внешнюю Монголию. Из Вайцзяобу последовал ответ: Внешняя Монголия является частью китайской территории, посылка туда китайских войск является "рациональной мерой" со стороны пекинского правительства.

РАСКОЛ В ПРАВЯЩЕЙ ВЕРХУШКЕ

К лету 1919 года явно обозначился раскол в правящем классе Внешней Монголии. Среди некоторых князей, министров и высших лам возобладало настроение отказа от автономии. А. Орлов в своем донесении Н.А. Кудашеву в апреле 1919 года сообщал, что до него стали доходить слухи о том, что среди князей существуют сторонники ликвидации Автономной Монголии и что эти слухи усилились после смерти в феврале 1919 года председателя совета министров хана Намнан-Сурэна.

Намнан-Сурэн, как после выяснилось, был отравлен "придворною дамскою кликою". Этот крупный политический и государственный деятель стал жертвой борьбы между "партиями" лам и светских князей. Последние стремились ослабить засилье во Внешней Монголии ламаистского духовенства. Однако оно, пользуясь поддержкой теократического правителя Богдо-хана Джебцзун-Дамба-хутухты, одерживало верх. Придворная группировка, да и сам Богдо-хан пользовались в этой борьбе недозволенными методами. Они отравили в 1912 году хана Цзасактуханского аймака Агван-Цэрэна, а вслед за ним хана Тушетуханского аймака Даши-Ниму. В 1915 году такая же участь постигла министра иностранных дел Ханда-Доржи, и вот теперь, в феврале 1919 года, был отравлен глава правительства. А ведь это были люди заслуженные, инициаторы и активные участники борьбы за независимость Монголии от Китая, начавшейся в 1911 году. Трагическая смерть Намнан-Сурэна и других видных представителей светской элиты не могла не волновать монгольских князей. Они понимали, что подобная насильственная смерть может настигнуть и их. В этой ситуации князья, по словам А. Орлова, припоминали, что при китайском управлении Внешней Монголией до 1912 года жизнь их была в безопасности и что они к тому же получали от пекинского правительства денежное жалованье.

Численность шабинаров - крепостных Богдо-хана - увеличивалась за счет населения хошунов, управляемых князьями, в результате чего они теряли своих налогоплательщиков. К 1919 году шабинары составляли уже четверть всего населения Внешней Монголии. Они не платили никаких государственных налогов. Больше того, Шабинское ведомство добилось, чтобы часть средств на содержание Богдо-хана и его ламаистского окружения выделялась из государственного бюджета. Все это вызывало недовольство князей ламаистским духовенством.

Расточительство Джебцзун-Дамба-хутухты не знало границ. По его указанию строились кумирни не только в Урге, но и в ее окрестностях, в том числе в труднодоступной горной местности. Особенно возмущала князей многолетняя постройка деревянных ворот во дворце Богдо-хана в Урге, на которую из госбюджета было отпущено 150 тысяч лян.

На основе этих и других фактов А. Орлов приходил к выводу, что монгольские князья и некоторые министры стремились к отмене автономии Внешней Монголии и искали у китайцев защиты своей личной и имущественной безопасности".

Активными сторонниками отмены автономии были министр иностранных дел Цэрэн-Доржи, игравший видную политическую роль в Урге князь Шарнин-Дам-дин, цин-ван (князь первой степени) Дархан. К ним относился и глава правительства Бадам-Доржи - один из крупнейших церковных феодалов Монголии. А. Орлов объяснял переход .Бадам-Доржи в прокитайский лагерь тем, что этот высокопоставленный лама был морально разложившимся человеком, крупным казнокрадом и взяточником. Помогая китайцам ликвидировать автономию внешних монголов, он, видимо, рассчитывал в дальнейшем на покровительство и защиту своего личного и имущественного положения со стороны пекинских властей.

ВВОД КИТАЙСКИХ ВОЙСК В УРГУ

12 июня 1919 года пекинская газета "Чэнь бао" опубликовала статью под заголовком "Опасность положения Внешней Монголии". В ней приводился текст телеграммы китайского сановника в Урге генерала Чэнь И президенту Китайской республики. Он сообщал, что окружение атамана Семенова обсуждает вопрос о военном походе во Внешнюю Монголию и что монгольские войска, стоящие на границе с Россией, якобы вошли в тайные сношения с российскими бурятами. Китайский сановник заключал, что Внешняя Монголия находится в большой опасности. Вывод из этой телеграммы напрашивался как бы сам собой: для спасения Внешней Монголии надо ввести на ее территорию китайские войска.

В начале июля в Ургу прибыла первая группа китайских солдат. На запрос Н.А. Кудашева в Вайцзяобу, почему посылаются китайские войска, его управляющий Чэнь Лу ответил, что посылка войск вызвана "исключительно опасностью от ожидаемого вторжения семеновских войск во Внешнюю Монголию и обязанностью Китая помочь Монголии в охране порядка".

18 июля президент Китайской республики Сюй Шичан издал указ об учреждении должности комиссара-устроителя Северозападной границы. На эту должность был назначен генерал Сюй Шучжэн из Аньхойской группы милитаристов, возглавляемой Дуань Цижуем. В район деятельности Сюй Шучжэна включалась и Внешняя Монголия, комиссару-устроителю теперь подчинялся Чэнь И в Урге и его помощники в Маймачэне, Улясутае и Кобдо. 20 июля указом Сюй Шичана создано "Бюро по заведованию делами пограничной обороны" во главе с Дуань Цижуем. Последний в письме президенту предложил сформировать несколько новых дивизий для охраны Северо-западной границы Китая, мотивируя эту меру слабостью Омского правительства, угрозой Внешней Монголии со стороны атамана Семенова и опасностью "занесения в Китай большевистской заразы".

Назначение комиссара-устроителя Северо-западной границы и подчинение ему китайского сановника в Урге, а также начавшийся ввод туда китайских войск свидетельствовали о намерении Пекина ликвидировать автономию Внешней Монголии и восстановить там всю полноту своей власти.

Цэрэн-Доржи вел себя неискренне во время контактов с Орловым. Он уверял его в том, что слухи об отмене автономии носят "провокационный характер". В действительности же, он вел тайные переговоры с Чэнь И об условиях ликвидации автономии Внешней Монголии. В ходе этих переговоров был выработан документ из 64 пунктов "Об уважении Внешней Монголии правительством Китая и улучшении ее положения в будущем после самоликвидации автономии". В документе, в частности, предусматривалось: Внешняя Монголия войдет составной частью в Китайскую республику, она будет пользоваться уважением правительства Китая, но монгольская администрация будет заменена китайской в лице китайского сановника в Урге и его помощников в других городах. В пункте 60-м было сказано, что тройственное Кяхтинское соглашение автоматически ликвидируется по причине самоликвидации автономии Внешней Монголии.

30 сентября Чэнь И отправил с курьером в Пекин этот документ. К концу октября в Урге уже находилась китайская смешанная бригада численностью свыше четырех тысяч человек. 26 октября Богдо-хан, надеясь еще сохранить автономию страны, направил в Пекин влиятельнейшего ламу Джалханца-хутухту, который был его другом и собутыльником с юношеских лет, с письмом президенту Китайской республики. Он обращал внимание президента "на беспричинный ввод во Внешнюю Монголию китайских войск и на интриги китайского резидента в Урге, направленные лично против него, и просил положить конец такому положению вещей". На Джалханцза-хутухту Богдо-хан возложил и другое поручение: в случае неуспеха обращения к президенту выяснить положение самого Богдо-хана при будущей китайской администрации и "выторговать у китайцев возможно лучшие условия как для него, так и для шабинаров".

29 октября в Ургу прибыл генерал Сюй Шучжэн. Он посетил монгольских министров и передал им подарки. В Худжир-Булуне - пригороде Урги - генерал устроил парад своих войск, на котором присутствовали монгольские министры и князья. После парада для них были организованы обед и театральное представление.

Омское правительство выступило против ликвидации автономии внешних монголов. И.И. Сукин 2 ноября направил телеграмму Н.А. Кудашеву, в которой сообщал, что китайцы в ближайшее время намерены уничтожить автономию Внешней Монголии, и просил посланника указать пекинскому правительству, что сосредоточение китайских войск в Урге не вызывается необходимостью, ибо "отпала опасность панмонгольских войск и самостоятельных предприятий Семенова". Глава внешнеполитического ведомства колчаковского правительства добавлял: "Россия никогда не примириться с нарушением Китаем его договорных обязательств относительно Монголии".

Однако судьба Омского правительства уже закачалась: войска Колчака терпели поражение от Красной Армии. Видимо, поэтому Кудашев был осторожен в своих отношениях с китайским правительством. 3 ноября он направил письмо в Вайцзяобу, в котором ограничился лишь указанием на то, что сосредоточение четырех тысяч китайских войск в Урге не оправдывается никакой необходимостью и "не соответствует норме, установленной Кяхтинским Соглашением 1915 года". Ответа от Вайцзяобу на это письмо Кудашев не получил.

ОТМЕНА АВТОНОМИИ

Процесс ликвидации автономии набирал силу. Сюй Шучжэна не устраивали некоторые из 64 пунктов документа, выработанного Цэрэн-Доржи и Чэнь И, да и сама форма отмены автономии его не удовлетворяла. Дело в том, что этот документ предполагал заключение договора между монгольской верхушкой и китайским правительством. Сюй Шучжэн, чувствуя свою силу, решил резко надавить на ургинское правительство, потребовав от него обращения с петицией к Пекину, в которой оно заявило бы о самоликвидации своей автономии и желании перейти под полное управление Китая. В сложившейся обстановке Богдо-хан передал вопрос об отмене автономии на рассмотрение верхней и нижней палат.

Эти палаты не были представительными органами, а являлись организациями высших чиновников. Верхняя палата состояла из пяти министров (внутренних дел, иностранных дел, финансов, юстиции и военного) и одиннадцати их заместителей. В нижнюю палату входили чиновники этих пяти министерств.

Нижняя палата в отличие от верхней выступала за сохранение автономии Внешней Монголии. И это не случайно. Монгольское чиновничество по сути дела начало формироваться после провозглашения независимости Монголии в декабре 1911 года. До этого в Монголии чиновниками были в основном китайцы и маньчжуры. За восемь лет сложился целый слой чиновников, которые в значительной своей массе жили за счет государственного жалованья. Теперь же, при ликвидации автономии Внешней Монголии, многие чиновники могли 'быть заменены китайцами и оказаться не у дел, лишившись денежных окладов от государства.

Совместное заседание обеих палат состоялось 8 ноября под председательством Бадам-Доржи. Докладчиком выступил Цэрэн-Доржи. По словам А. Орлова, он обрисовал международные условия, приведшие правительство к осознанию .невозможности дальнейшего существования Внешней Монголии "как самоуправляющейся страны".

Первым после доклада выступил начальник полиции Урги Цембель-бэйсэ. Он высказал недоумение, почему еще недавно монгольское правительство отклонило предложение баргинцев, внутренних монголов и бурят присоединиться к ним для образования общемонгольского государства как противоречащее Кяхтинскому соглашению, а теперь находит возможным нарушить его, делая монголов подданными Китая. Начальника полиции поддержал входивший в окружение Богдо-хана князь Баторбадарха. Он заявил, что его удивляет, почему правительство не осведомило о переговорах с китайцами А. Орлова и нарушает Кяхтинское соглашение без ведома России. На это Цэрэн-Доржи заметил, что "России, подписавшей Кяхтинское соглашение, ныне не существует".

Заседание палат не решило вопроса об автономии. Сюй Шучжэн оказывал давление на Богдо-хана и его правительство, требуя от них петиции. В правящей монгольской верхушке шел спор между сторонниками и противниками отмены автономии. В ночь с 14 на 15 ноября Чэнь И по приказу Сюй Шучжэна пришел к Бадам-Доржи и предъявил ему ультиматум: если до 8 часов вечера следующего дня ему не будет передана петиция ургинского правительства с просьбой о введении во Внешней Монголии полного управления Китая, то Джебцзун-Дамба-хутухту и Бадам-Доржи посадят в автомобили и отправят в Пекин. Утром 15 ноября председатель Совмина явился к Богдо-хану и доложил ему об ультиматуме. "Живой бог" монголов ответил, что не располагает вооруженными силами, чтобы противостоять требованию китайцев, поэтому просит Бадам-Доржи вновь собрать палаты и решить дело.

Что касается вооруженных сил, то, действительно, хутухта и правительство в достаточном количестве ими не располагали. И в этом были повинны только они сами. Во-первых, монгольские руководители уделяли недостаточное внимание созданию вооруженных сил. В 1919 году в их распоряжении находилось лишь две тысячи цыриков, причем большинство из них были слабо обучены и недисциплинированны. Во-вторых, ядро этого войска составляли подразделения, подготовленные русскими военными инструкторами, но они находились в Урянхайском крае (Туве). Дело в том, что и ургинское правительство и Пекин в 1918-1919 годах предпринимали согласованные действия с тем, чтобы лишить Россию протектората над Урянхаем и навязать этому краю свою власть. Военная слабость Внешней Монголии была одной из причин, приведших ее к полному подчинению Китаю.

15 ноября, в полдень, обе палаты собрались в здании министерства внутренних дел. В это время вдоль так называемой богдоханской дороги - от центра города до дворца Джебцзун-Дамбы-хутухты — были поставлены китайские войска. Дом Цэрэн-Доржи также окружили китайские солдаты. Несмотря на то, что члены нижней палаты возражали против перехода Урги под управление Китая, петиция о ликвидации автономии Внешней Монголии была подписана всеми пятью министрами и одиннадцатью их заместителями. Документ — "Коллективную петицию правительства, князей и лам Внешней Монголии" — отправили Богдо-хану для приложения его печати, но он отказался сделать это. 17 ноября петиция была передана Сюй Шучжэну.

22 ноября 1919 года президент Китайской республики издал указ, содержавший полный текст вышеназванной петиции. Сюй Шичан утвердил все положения этого важнейшего документа, в котором монгольские министры, князья и ламы заявляли об отказе от своей автономии, о передаче ими высшей светской власти пекинскому правительству и о расторжении международных договоров о Внешней Монголии — русско-монгольского соглашения 1912 года и Кяхтинского соглашения 1915 года, определявших ее статус как автономной части Китая.

24 ноября Н.А. Кудашев телеграфировал И.И. Сукину, что декретом китайского президента отменяются все договоры с Россией о Внешней Монголии. В тот же день он направил ноту протеста в Вайцзяобу. В ней говорилось, что договоры между государствами "не могут быть расторгнуты единоличным распоряжением одной стороны", что права России и русских подданных во Внешней Монголии, которые основаны на договорах 1912 и 1915 годов, должны "считаться незыблемо существующими и не подлежащими никакому посягательству до тех пор, пока не последует согласия правомочного и признанного Русского Правительства на их отмену". Вайцзяобу отклонил протест Кудашева, указав, что отмена автономии произошла "по желанию самих монголов". А. Орлов пытался передать протест Цэрэн-Доржи, но тот его не принял.

28 ноября Н.А. Кудашев беседовал с английским и французским посланниками в Пекине. Из бесед с ними он вынес впечатление, что от стран Антанты "трудно ожидать", чтобы они выступили за отмену указа китайского президента о ликвидации монгольской автономии. С.Д. Сазонов, представлявший на Парижской мирной конференции правительства А.И. Деникина и А.В. Колчака, просил правительства США, Англии и Франции заявить протест Пекину "против самовольных действий Китая в Монголии". Однако в сложившейся ситуации никто не мог воспрепятствовать действиям Китая.

В декабре 1919 года монгольское правительство и его войска были распущены, оставлены лишь небольшие отряды цыриков, охранявших Джебцзун-Дамба-хутухту и российское консульство. Монголы передали китайским властям 5 776 винтовок и 874 362 патрона к ним, 2 456 берданок и 714 779 патронов, семь орудий с 5 410 снарядами, 10 пулементов, 12 пистолетов, 2 608 шашек. Все это оружие и боеприпасы были поставлены Урге Россией в счет ее беспроцентных займов монгольскому правительству. Телеграф и телефон в Урге и Маймачэне перешли в руки китайцев. Китайские милитаристы на время стали полновластными хозяевами во Внешней Монголии.

В циркулярном письме Бадам-Доржи, разосланном в январе 1920 года хошунам, говорилось, что главными причинами отмены автономии Внешней Монголии являлись угроза ей со стороны панмонгольского движения и недостаток войск у ургинского правительства.

На мой взгляд, главные причины заключались в другом. Автономия Внешней Монголии определялась договорами 1912 и 1915 годов (Петербурга с Ургой и Пекином). Эти договоры заключены при определенном давлении царской России на Китай. Пока Россия была сильным государством, договоры о Внешней Монголии соблюдались неукоснительно.

В 1918 году в России началась гражданская война, в результате которой северный сосед Китая и Монголии сильно ослабел. Этим обстоятельством воспользовался Китай, введя летом 1918 года военный отряд (батальон) во Внешнюю Монголию вопреки тройственному Кяхтинскому соглашению, нарушив таким образом права России.

Правительство Колчака проводило в отношении Монголии политику царского и временного правительства, а именно: Внешняя Монголия должна быть автономной частью Китая, и Россия должна иметь там прочные экономические и политические позиции. Однако колчаковское правительство было неизмеримо слабее царского и временного. К осени 1919 года Пекину стало ясно, что власть Омского правительства начинает рушиться под ударами Красной Армии, и тогда Китай счел этот момент подходящим для отмены автономии Внешней Монголии. Он ввел туда свои войска и заставил внешних монголов отказаться от автономии.

Монгольская феодальная элита к этому времени была уже расколотой, противоречия между светской (княжеской) и церковной (ламаистской) "партиями" достигли большого накала. Значительная часть князей встала на позиции ликвидации автономии, надеясь, что при китайском управлении они будут жить безопаснее и богаче. Раскол в правящей монгольской верхушке облегчил Китаю ликвидацию автономии внешних монголов.

Ургинское правительство допустило стратегическую ошибку, согласившись в 1918-1919 годах на совместные действия с Пекином с целью установления монголо-китайской власти в Урянхайском крае. Его главная задача в эти годы, на мой взгляд, должна была заключаться в сосредоточении всех сил монголов - военных и дипломатических - на отстаивании, защите своей автономии. Увязнув в Урянхайском крае, монгольское правительство ослабило себя, предоставив китайцам возможность действовать настойчивее и тверже в деле устранения автономии Внешней Монголии.

Что же касается утверждений, что правящие круги Китая и Монголии опасались влияния Октябрьской революции и советской власти, то этот фактор не играл решающей роли в событиях, связанных с отменой автономии внешних монголов. Решающим фактором, определившим судьбу Внешней Монголии в 1919 году, являлась необычайная слабость России, обусловленная гражданской войной.

В 1919 году монгольский вопрос был временно решен в пользу Китая. Однако внешние монголы продолжали национально-освободительную борьбу. В 1921 году, опираясь на большую помощь Советской России, они добились независимости, создав свое собственное монгольское государство.

http://asiapacific.narod.ru/countries/mong..._v_mongolia.htm

Link to comment
Share on other sites

Guest Chono

Elteber, u tebya krysha poehala. Nachal kakie to provokatsii svoi s zayavleniem chto my nespravedlivye neblagodarnye, i eto esche kommunistam. Takih veschei kak tibetskih familnyh okonchanii ne suschestvuet, familnyh imen to u nas prakticheski netu, kommunisty zastavili steret', a vam oni ih naverno dali, vot i vy budte im blagodarny. To chto u vas nazyvaetsa pragmatichnym dalnovidnym shagom u nas nazyvalos by idiotismom, izvini za rezkost'. Tak chto ne lez' v nashu istoriyu s kakimi to marxistskimi predrassudkami.

Link to comment
Share on other sites

Guest Эльтебер
Elteber, u tebya krysha poehala. Nachal kakie to provokatsii svoi s zayavleniem chto my nespravedlivye neblagodarnye, i eto esche kommunistam. Takih veschei kak tibetskih familnyh okonchanii ne suschestvuet, familnyh imen to u nas prakticheski netu, kommunisty zastavili steret', a vam oni ih naverno dali, vot i vy budte im blagodarny. To chto u vas nazyvaetsa pragmatichnym dalnovidnym shagom u nas nazyvalos by idiotismom, izvini za rezkost'. Tak chto ne lez' v nashu istoriyu s kakimi to marxistskimi predrassudkami.

Чоно, я вас уже дважды делал вам замечания по поводу манеры вашей беседы. Вам выносится второе по счету предупреждение. Три предупреждения и вы будете лишены регистрации.

Link to comment
Share on other sites

Guest Эльтебер
Nachal kakie to provokatsii svoi s zayavleniem chto my nespravedlivye neblagodarnye, i eto esche kommunistam.

Где же вы увидели провокацию в моих постах? Ответ был дан на гневную реплику Jirum'a о необходимости убийства коммунистов.

Takih veschei kak tibetskih familnyh okonchanii ne suschestvuet, familnyh imen to u nas prakticheski netu, kommunisty zastavili steret'

Я неправильно выразился о монгольских фамильных суффиксах. Имелось ввиду окончания монгольских имен.

Из бурятского форума:

Гость пишет:

заметила специфику бурятских имен. Женское имя происходит от мужского с добавленим "ма" примеры: Аяг- Аягма, Жаргал-Жаргалма, Даши-Дашима. примеров очень много. а правило распространяется.

--

Туяна пишет:

Действительно, если есть лингвисты, поясните ситуацию с окончанием в женских именах - ма. Это тибетское влияние, там это как мать - кажется переводится.

Я встречала женское имя Баир - русифицированный вариант Баира. Мне оно кажется более логичным, чем Баирма. Баир можно перевсти, а как перевсти Баирма. Так же Жаргал и Жаргалма. Соел - Соелма.

И почему в 70 - е годы стало так модно называть дочерей Туянами. И меня так назвали, потому что было целое поветрие. Но правильнее оно звучит как Туяа. Откуда это окончание - на? Что оно означает? Или придает новый смысл? И бурятское ли это окончание - на?

----

Дашидондок пишет:

Да, верно, в тибетском аффиксы - ма и -мо - определяют женский род, в то время, как -па и -по - "ответственны" за мужской. Этот принцип под влиянием тибетского перешел и на исконно монгольские имена (упоминавшийся пример с Баир и Баирма, кстати, првильнее Баяр и Баярма). Произошло это, на мой взгляд, по причине того, что в монгольских языках отсутствует грамматическая категория рода. То есть женское имя Баяр от мужской формы не отличается. Для придания "женственности" именам, на мой взгляд, и стали использовать тибетскую грамматическую категорию рода.

В случае же с именами Туяна, Саяна, Алтана и т.д. прослеживается та же тенденция. Особенно актуально это стало с рапространением русской грамотности. В славянских языках, как известно, женские имена, как правило, заканчиваются на букву -а. Буряты пошли тем же путем, добавив к своим именам несвойственные им гласные окончания. То есть изначально имена эти звучали как Туяа, Саян и Алтан.

http://www.buryatia.org/modules.php?name=F...der=asc&start=0

В монгольском языке нет категории грамматического рода. Разграничение мужских и женских имен чисто традиционно. Например, к женским относятся имена, образованные от названий небольших животных и их детенышей: Керме «белка», Булган «соболь», Девеля «зайчонок раннего рождения», Ногаля «зайчонок позднего рождения». Некоторые имена употребляются как мужские, так и как женские: Ноган «зеленый» и «зеленая», Цаган «белый» и «белая», Дэлгэр «полный, изобильный» и «полная, изобильная», Жиргал «счастье, наслаждение». Если хотели однозначно указать на то, что имя – женское, к имени добавляли специальные дополнительные компаненты: Жэмэсмаа, Жаргалмаа, Гэрэлсуу, Балмасуу, Хандасуу, Шалсамаа, Цэрэгмаа, Харка, Янка, Монка, Уланка, Баракчин, Шарагчин, Харагчин.

http://www.kyrgyz.ru/forum/index.php?showtopic=421&hl=

To chto u vas nazyvaetsa pragmatichnym dalnovidnym shagom u nas nazyvalos by idiotismom, izvini za rezkost'.

Идиотизмом была бы политика изоляции от внешнего мира. То что большинство кыргызов владеет русским языком является положительным авуаром для Кыргызстана. Русский язык остается языком межнационального общения (Lingua Franca) в СНГ. Поэтому надо смотреть прагматически на вещи. В Монголии понятное дело все обстоит по другому.

Tak chto ne lez' v nashu istoriyu s kakimi to marxistskimi predrassudkami.

Форум кыргыз.ру является местом для общения и обмена мнениями. Непонятно чего вы добиваетесь такого рода нападками. Я вам советую охладиться и обсуждать темы в плодотворном русле.

Link to comment
Share on other sites

Guest Chono

Ne hochu ya nichego obsujdat'. Kak sam zametil, u nas veschi po drugomu, i u vas po drugomu. Pytaus vse vremya eto vtolkovat'. Viju ty sam eto zametil, tak chto vpred' ne delai nam takie pro-kommunisticheskie obvineniya. A tibetskoe okonchanie ma my sami poshli i dostali, a ne kommunisticheskim obrazom nasledovali ot bolshih brat'ev.

Link to comment
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now


×
×
  • Create New...