Jump to content
Урянхаец

Тюрки в Индии

Recommended Posts

О роли великих тюрков-могулов в Истории Индии поговорим?

О Шах-Джахане и Тадж-Махале, о Тюркском Делийском Султанате,

о Великом Бавуре, о роли великих тюрков в истории Индии начнем

разговор.

Link to comment
Share on other sites

Потомок Чингисхана из династии Великих моголов 82 летний Бахадур Хан был избранъ

сипаями в качестве Верховного владыки, знамени вокруг которого все народы ИНДии

восстали против англичан. Интересное имя у национального героя Индии, первым

бросившего вызов колонизаторам - Мангал Пандей.

Есть ли потомки великих моголов в Индии?

Link to comment
Share on other sites

Бабур и кыргызы (историческое эссе). Часть 1-я.

В такой молодой стране, но с таким древним народом, как мы, поиск собственных исторических корней и "начала начал" совершенно закономерен. Процесс этот идет давно, слом самых "твердокаменных" стереотипов прошлого продолжается, время от времени наталкиваясь на подводные рифы общественного сознания.

Помню, с каким нескрываемым подозрением отнеслись отдельные представители нашей интеллигенции и местного политбомонда к идее объявления 2003 года Годом 2200-летия Кыргызской государственности, причем, по решению ООН. Приходилось долго с доказательствами в руках убеждать своих же сограждан "вылупиться" из скорлупы советских учебников по истории и шире подойти к вопросу.

Поэтому хочу сразу предупредить: заявленная мною тема "Кыргызы и Великие Моголы" - вопрос совершенно не из области легенд и мифов. Это тема, лежащая на поверхности событий, и дело заключается в доступе наших историков к определенным научным, информационным источникам и во всестороннем анализе всех имеющихся материалов. Вместе с тем, настоящее эссе, - в известной степени, - постановка вопроса. Его дальнейшая разработка и дополнение новыми доказательствами и историческими материалами – дело ближайшего будущего.

Истоки великих Моголов

Я никогда не имел большого интереса к истории Великих Моголов, но он появился по естественной логике вещей, когда автор этих строк был назначен первым Чрезвычайным и Полномочным Послом Кыргызстана в Индии в 1996 году. Пришлось окунуться в увлекательнейшую историю Индии и, как следствие, в историю Великих Моголов, пришедших оттуда, откуда я сам был родом. Захруддин Мухаммед Бабур, основатель этой династии, был правителем Ферганы, рос, становился личностью в том ареале, где соприкасаются нынешний Кыргызстан и Узбекистан. Охотился в горах Алая, пил из воды Акбуры, которую он в своих мемуарах "Бабурнаме" называет Андижанской рекой.

История Великих Моголов полна драматизма и захватывающих зигзагов судьбы. Жалко, что о судьбах могольских завоевателей ничего не знал Шекспир… После внимательного изучения жизни и завоевательных походов Бабура и его потомков несколько по-другому начинаешь смотреть и на наши края, особенно на легендарную Фергану, Андижан и Ош, на Алайские горы, на Узген, Мады и Аксы. Почему?

Да потому, что именно эти места оставили наиболее неизгладимое впечатление в сознании молодого Бабура, оказали глубокое воздействие на его человеческое, я бы даже сказал, психическое становление. Именно в этих краях рождались его самые великие замыслы, вынашивались честолюбивые планы. Сидя у миниатюрной, столь любимой им ротонды на священной Сулайман-горе, он бросал свой мысленный взгляд то на Запад, то на Восток, но больше всего - на непокоренный Юг…

Поэтому, изучая жизнь и историю пассионарного восхождения Моголов, все время наталкиваешься на вопрос об истоках их поистине великого поприща. Я имею в виду природу, тот культурно-исторический и этнический ландшафт, среди которого родился, вырос и формировался как личность Захруддин Мухаммед Бабур. Фергана – Ош - Андижан. Он с малых лет дышал воздухом этих краев, впитал в себя все то, чем жили и что унаследовали у своих предков обитатели этого благодатного региона. Но блуждающая судьба завоевателя в конечном итоге привела Бабура в Афганистан, затем в громадный индийский субконтинент, напоминавший ему кипящий паровой котел, омываемый морями и океанами и издыхающий от тропической жары. Здесь было все по-другому и совсем не так, как было в Фергане и Оше, в Кабуле или Самарканде. И ему предстояло завоевать и жить в Индии, а потом бразды правления созданной им империи передать своим сыновьям, вошедшим в мировую историю как Великие Моголы.

По сути, о родных ему краях Бабур не переставал думать и мысленно вновь и вновь возвращаться, совершенно не скрывая свою тоску, до конца своей жизни, даже после завоевания им Афганистана и Индии. Судя по главному литературному наследию Бабура, знаменитому "Бабурнаме", эти места для него были и остались мерилом земной красоты, эталоном, с которым он поневоле сравнивал страны, подчинившиеся его жестокой власти и железной воле. Сравнивая, Бабур неизменно приходил к выводу, что лучше мест его молодости нет. По крайней мере - в его громадной империи от Герата до южной оконечности Индии.

И вообще нужно заметить, что в жизни Бабура оказалось немало событий и поводов для его своеобразного личностного раздвоения. Он с юношеских лет мечтал, мечтал со всей его неукротимой страстью, завоевать Самарканд - цитадель и тронное место его великого прапрадеда Тамерлана по отцовской линии, но это ему не удалось. Угодно было судьбе, чтобы он трижды взял этот легендарный город, но трижды его потерял из-за узбеков, которые именно на рубеже XV-XVI веков консолидировались как народ и выдвинулись на широкую историческую арену под предводительством Шейбани хана, прямого потомка Чингисхана. И которые выступили против конных туменов Бабура, вынудив его покинуть не только Самарканд, но и родную ему Фергану, Андижан и Ош и держать путь в Кабул в поисках своей Судьбы…

Говоря другими словами, ему не пришлось жить и царствовать там, где бы он очень хотел, а создать огромную империю там, где ему очень многое не понравилось. Субтропическая Индия, завоеванная им в 1525 году после единственного решающего сражения и феерической победы в местечке Панипат, что недалеко от современного Дели, и не могла ему понравиться. Прежде всего, по климатическим условиям. Пусть он и жил и вырос в цветущей долине, но его сердце было в горах; он был горец по духу, воинствующий кочевник по образу жизни.

Получилось странно: он в Панипате победил армию, численностью в 10 раз превосходящую его собственную, но, как говорится, счастья не было… Огромный континент лежал у ног; богатства, розданные храбрым воинам в Агре (столица Индии того времени), оказались несметными. Но сподвижники, буквально через несколько дней, сели на коней, собрались у его ставки огромной толпой и ждали только одного слова Бабура. Только одного - они ждали приказа вернуться назад в Кабул... А еще лучше - в Ош и Андижан, пусть даже войной.

И тогда Бабур еще раз вспоминает, откуда родом его победоносные всадники, каким воздухом они привыкли дышать, какие плоды привыкли вкушать. Большинство его наемников были коренными горцами, либо выходцами из предгорных долин с сухим континентальным климатом благодатной Ферганы и Оша. И Бабуру предстояло сказать им довольно неприятную вещь - необходимо и дальше оставаться здесь, в Индии. Что придется обосноваться на новой, неведомой ранее земле, чтобы держать ее многомиллионный народ в своей твердой власти.

Как показывают факты, среди его ближайших сподвижников, в рядах его знаменитой конницы были и кыргызы. Это вполне понятно, ибо кыргызы всегда были отменными всадниками и воинами, жизнь которых фактически проходила в седле. Кроме того, многие кыргызы приняли участие в завоевательных походах легендарного прапрадеда Бабура - Амира Темира, или Тамерлана в Малую Азию, что зафиксировано в историографических миниатюрах персидских придворных художников XV-XVI вв. (см. иллюстрацию). Посмотрите на эту картину. Она называется "Тамерлан принимает гостей в честь своего восшествия на трон в апреле 1370 года", и на ней хорошо видно, что среди сановных гостей падишаха немало и кыргызов. Эта работа ныне хранится в Балтиморе, в библиотеке Университета Джона Хопкинса. Ну а сохранившееся доныне захоронение кыргызских воинов в турецком городе Изник известно многим, там даже установлен специальный мемориальный памятник. Но это отдельная тема…

О чем говорит "Бабурнаме"?

В своей удивительной книге "Бабурнаме" (прим.: здесь и далее я за основу беру английское - Оксфордское - издание книги, лингвистически реконструированное и заслуживающее наибольшего доверия - О. И.), которую можно воспринимать и как мемуары, и как автобиографическое сочинение, Бабур много пишет о сугубо кыргызских краях. О том, как судьба его забрасывала то в Аксы, то в Узген, то в Мады, бывший, как известно, ставкой "Алайской царицы" Курманджан-датка в более поздние времена. В книге он с немалой гордостью пишет и том, как он взял Мадыйскую крепость после ожесточенного сражения, как съездил в Алайскую долину, как сражался за Узген и т. д.

Кроме того, он довольно подробно останавливается на каждом из своих сподвижников и сподвижниках своего отца, дает им характеристики, указывая на их сильные и слабые стороны. А близкое окружение Бабура состояло из людей, лично ему преданных, способных умело воевать, держаться на коне, работать саблей. Именно поэтому его нукеры, джигиты, нойоны, близкие соратники представляли разные регионы, племена и роды, а ему, Бабуру, приходилось быть, как говорят, интегратором, самым настоящим интернационалистом.

Вообще нужно особо отметить, что Бабур, как личность, как лидер и военачальник, как стратег, был редкий космополит, если применимо к нему это слово. В "Бабурнаме", где он, по собственному призванию, обо всем пишет так, "как есть и как было", видно, что люди ему больше интересны как представители территорий или регионов, а не народов или народностей, как мы ныне любим говорить. Поэтому он только об узбеках говорит как бы обобщенно и явно неприязненно, и то, наверное, потому, что они ему досаждали вечным сопротивлением, вынуждая нарушать планы и отказываться от своих вожделенных замыслов. В остальных случаях его интересовал, подчеркну, прежде всего человек, его личные и воинские качества.

О себе он не любил говорить в национальном аспекте, хотя в его жилах текла редко "голубая" кровь Чингисхана и Тамерлана. Он был настоящий монгол (но с турецкой примесью), потому что его пра-прадед Тамерлан был этнический монгол из рода Барлас. Но в том-то и дело, что Бабур очень не любил, когда о нем говорили как о "монголе", которых он почему-то недолюбливал, однако еще терпел, когда говорили о нем как о турке. По-видимому, имелся в виду тот факт, что по материнской линии он был действительно турок, восходящий опять же к отуреченным чингизидам, а именно - Чагатаю.

Так вот, среди его ближайших сподвижников были представители самых разных регионов и этносов. Для падишаха не имело большого значения, из какого ты этноса, поэтому и нойоны Бабура на это особо не напирали. Но из двух или трехзвенных имен явственно вытекало, откуда, из какого племени или местности тот или иной воин. А в те времена известные люди придерживались старой персидской традиции ношения фамилии и собственного имени. Например, трехзвенное имя Султан Малик Кашгари со всей ясностью указывало на то, что этот сподвижник отца Бабура родом из Кашгара. Имя Турду Мухаммед Кыпчак, также приближенный Бабура, о котором он пишет в своих мемуарах, говорит о том, что этот человек из кыпчакских племен. Имя Жахангир Барлас со всей ясностью говорит о том, что данный человек из монгольского племени Барлас. Таких примеров в "Бабурнаме" очень много.

Но в данном случае для нас важно то, что целый ряд нойонов основателя династии Великих Моголов были кыргызами, судя по именам. Они предпочитали носить название своих родов или племен. Таков, к примеру, правитель Оша времен Бабура, Ибраим Сару, которого падишах называет "одним из самых любимых беков". Или Шерим Тагайи, или Мухаммед Дост Тагайи, один из самых доверенных людей Бабура.

Link to comment
Share on other sites

Бабур и кыргызы (историческое эссе). Часть 2-я

09:56 17.02.2007

Бабур и кыргызы

(историческое эссе)

Продолжение.

Начало в № 5 (235) "ОР"

"Был почти полдень, когда со стороны Гава показались Ахмат Кушчу и 4 всадника, державших путь в сторону Аксы…", - так начинается эпизод, очень сильно запомнившийся Бабуру, который однажды скрывался в горах Аксы недалеко от ущелья Кен-Кол. Я не могу в точности сказать, идет ли речь о кыргызском Кен-Коле, о каком Карноне речь ведет будущий император (может, это аксыйский Кербен?). Но ясно, что и Ахмат Кушчу, и Кадырберди, и Камбарали, выручившие отчаявшегося в кыргызских горах Бабура и указавших ему верную дорогу в Андижан, были местными кыргызами.

Интересно сведение о любителе игры на комузе Сайид Юсуф Улакчы (Бабур говорит "копуз"). Вот что пишет о нем Великий Могол в своих мемуарах: "Его дед, по-видимому, из монгол и пользовался расположением самого Улугбек Мырза… Он весьма неплохо играл на копузе. Когда я впервые вступил в Кабул, он был со мной. Улакчы всячески заслуживал патронажа, и я ему присудил высокий ранг. В первый же год, когда моя армия вступила в Индостан, я оставил за ним Кабул, где он позднее ушел в мир иной" (прим.: Здесь и далее перевод с английского сделан автором статьи - О.И.). Здесь я хочу пояснить читателям, не сведущим в родо-племенном делении кыргызов, что слова "тагай", "кыпчак", "ичкилик", "кушчу", "сару", "чакрак", "дуулат", "аргын", особенно "канглы", представители которых составляли близкое окружение Бабура, обозначают название крупных кыргызских племен, существующих и ныне. В "Бабурнаме" автор довольно часто упоминает о людях своего окружения, называя их во множественном числе "ичкилер" или "ичкиликтер", если цитировать из чагатайского подлинника "Бабурнаме".

Читая мемуары Бабура, складывается впечатление, что основатель династии Моголов, несмотря на свою жестокость в бою, был человеком весьма утонченным, любящим поэзию, ценящим музыку и очень широко мыслящим. Даже в своих военачальниках он выделяет талант играть на каком-нибудь музыкальном инструменте или писать стихи. Особенно он ценил тех, кто играл на комузе. Иначе он бы не попросил своей резолюцией (на углу важного финансового документа о состоянии казны в Дели и Агре), присланного императору визиром Ахмат Афшар, прислать музыканта, играющего на комузе.

Комментируя выдержки из книги Бабура, мне бы хотелось особо остановиться на этнониме "моголы" или "монголы". Этот этноним на всех языках употребляется, как правило, во множественном числе. Кыргызы также говорят "монолдор". Но все дело в том, что в мемуарах речь идет о давно отуреченных монголах, вписавшихся в местный родо-племенной ландшафт. Переводчик "Бабурнаме" на английский язык и один из крупнейших знатоков истории династии Бабура, тюрколог Уилер М. Трэкстон совершенно резонно замечает, что во времена автора "Бабурнаме" в Трансоксиане (это южные регионы современного Узбекистана и Кыргызстана), да и на других некогда завоеванных Чингисханом территориях, не было ни одного монгола, кто бы мог говорить на своем родном языке. "Во времена Бабура монголы давно говорили на тюркском, и навряд ли хоть кто-нибудь вообще мог связать пару слов на своем родном; все этнические монголы не отличали себя от тех тюркских племен, с которыми жили бок о бок", - утверждает У. М. Трэкстон.

Лучшим тому примером был сам Бабур. Он говорил и писал свои мемуары и стихи на чагатайском наречии тюркской семьи языков, хотя по крови автор "Бабурнаме", безусловно, тюрко-монгол, тимурид. И никак не этнический узбек, ни, тем более, кыргыз. В связи с этим хочу особо отметить, что в родо-племенной структуре современного этноса кыргызов по сей день существует мощный и весьма разветвленный род "монолдор", и это является фактом нашей жизни. Разумеется, основываясь на нем, Бабура можно было бы объявить кыргызом, но это будет некорректно в научном смысле, ибо монгольские вкрапления имеют место и среди узбеков, и кыргызов, и казахов.

Теперь о Могулистане. Где находился этот самый Могулистан? По утверждению того же Трэкстона, Могулистан, как таковой, сформировался после 1340 года, когда каганат Чагатаидов разделился на две части: Трансоксиана под управлением Касан хана (1343-1346 гг.), и Могулистан, охвативший Таласский и Чуйский регионы, бассейн озера Иссык-Куль, регионы рек Или, Лоб-Нора и ныне китайской местности Манас. Ханом данной обширной территории являлся представитель знаменитого Дуулатского клана Туклук-Темир (1347-1363 гг.).

Отсюда ясно, что

>этнические монголы эпохи Бабура уже не были "чистыми" монголами времен Чингисхана, а представляли этнические группы, с которыми они жили вместе. Это касается и кыргызских "монолдор", отдельные представители которых вместе с другими кыргызами состояли на службе у Бабура, приняли непосредственное участие в его знаменитых завоевательных походах и полностью абсорбировались там, где оставались жить.

Вместе с тем, этот факт еще раз подтверждает старую истину о том, что мы, кыргызы, как народ складывались из разных племенных, даже этнических структур, и на глубокий синтез единой нации ушли многие столетия. И мы были правы тысячу раз, когда, празднуя 1000-летие "Манаса", наш эпос преподнесли миру как живое воплощение национальной идеи. О нашем единении, о защите родной земли, о национальной государственности. Мы вправе гордиться тем, что эту мысль удалось вписать в ООНовскую резолюцию о нашем эпосе.

Опознавательный знак "кыргызскости"

Автор данных строк никогда не считал себя фанатиком калпака как вида головного убора в современную эпоху, но нужно с благодарностью признать, что мы в состоянии зафиксировать участие кыргызов в походах и Тамерлана и Захруддина Мухаммед Бабура именно из-за калпака и его носителей, изображенных придворными художниками-миниатюристами тех далеких времен. А как иначе мы могли идентифицировать кыргызов, сражавшихся в передних краях войск Тамерлана в его походе в Малую Азию? Взгляните на картину-иллюстрацию из книги Шарафуддина али-Язди "Зафарнаме" ("Книга триумфов"), датированную 1467–68 годами. Эта миниатюра ныне хранится в библиотеке Джона Гаррета в университете Джона Хопкинса, США. Она называется "Взятие рыцарской крепости Святого Иоанна в городе Смирне" (см. рисунок на с. 13 сверху. Видно, что храбрые носители калпака, то бишь кыргызы, первыми проникли в крепость, и самый храбрый из них уже готов водрузить знамя на самой макушке хорошо укрепленного форта.

Самая интересная миниатюра та, где кыргызы, придворные Султана-Хусаин-мырза, правителя Герата и афганского Кундуза, изображены в компании великого Алишера Навои, перед которым преклонялся Бабур, считая его "несравненным поэтом", пишущим на чагатайском наречии тюркского языка (см. схему внизу). На картине Султан-Хусаин-мырза изображен сидящим на троне, Алишер Навои стоит, а среди окружавших хана сановников стоят два кыргыза.

Персидские миниатюристы очень легко идентифицировали кыргызов не только по их калпакам, но отмечали их отвагу, особенно их охотничью удаль (из книги Амир Хосров Дехлеви "Восьмой рай", где именно наши предки охотятся на львов).

Таким образом, наш калпак, спустя 500–600 лет, помогает нам, современным кыргызам, узнать о местах пребывания наших дальних предков. Например, Гумаюн, старший сын и наследник императорского трона Бабура, очень любил носить калпак, разукрашенный драгоценными камнями и замысловатой вышивкой. Как видно из картины "Бабур и Гумаюн с визирами" (1650 г.), на голове Гумаюна изумительной красоты калпак, искусно обмотанный цветной чалмой, и пером птицы, венчающим этот суперэксклюзивный императорский головной убор (см. на стр. 13 справа вверху). Поэтому это стало модно в высших кругах, и калпак "а ля Гумаюн" носили не только мужчины, но и женщины (см. иллюстр. на стр. 13 справа внизу). А теперь, головной убор визира, стоящего на стороне Гумаюна. Это расшитый и обмотанный красивой чалмой калпак, но без перьев - ведь он не падишах, а лишь визир! Но стиль калпака такой же, как и на голове Гумаюна.

Бабур и его сподвижники хорошо знали и кумыс. В мемуарах описывается ритуал времен Чингисхана, когда в честь победы над врагом к ханскому штандарту привязывается хвост яка, и при поднятии штандарт окропляется кумысом. А в Индии, став уже императором, Бабур повелевает поставить войлочный шатер, напоминающий юрту, прямо во дворе своей императорской ставки в Фатекпур-Сикри (недалеко от Агры) по случаю окончания месяца Рамадан. "Вот так я и провел все празднества в шатре",- говорит император. Об этом и о многом другом, о чем невозможно поведать в небольшой статье, говорится в книге "Бабурнаме".

Алайский минарет в центре Дели

Когда я впервые увидел знаменитый архитектурный комплекс Кутуб Минар в историческом центре Дели, не мог не отметить явное стилевое сходство тамошнего минарета с нашей Бураной и Узгенской башней. Но каково было мое удивление, когда у давно разрушенных, но сохранивших свой мощный фундамент и главные очертания сооружений прочитал надпись "Алайский минарет" и "Алайская дарбаза" на английском и на хинди (см. иллюстр. вверху слева). Там сказано, что эти сооружения были начаты примерно в середине XIV века по инициативе некоего имама Замина, "родом из Туркестана", но по разным причинам не были завершены. Памятники архитектуры Могольского периода Индии охраняются государством.

Понятно, что мой законный интерес к этим памятникам вернул меня в Делийские библиотеки и подтолкнул к беседам с индийскими историками. Больше всего запомнилась встреча с известным профессором университета имени Дж. Неру Рамом Рахулом. Профессор Рахул оказался большим знатоком истории Центральной Азии, куда он относил Тибет, Монголию и Афганистан. Я задал ему вопрос: "Профессор, скажите, откуда название "Алайский минарет" и "Алайская дарбаза" у этих сооружений в центре Дели? Нет ли на хинди слова Алай?" Ответ был таков: "Название связано с вашими знаменитыми горами Алай. Бабур и его сопровождающие либо жили там, либо были полностью очарованы красотой и величием Алайских хребтов". Он сообщил также, что все Великие Моголы попытались воспроизвести архитектурно-культурные, даже кулинарные реалии Ферганы и Самарканда в Индии, поэтому не нужно удивляться очевидным параллелям и стилевым перепевам. И в том мне приходилось часто убеждаться повсюду в Индии, особенно в северо-западной части этой громадной страны.

Таким образом, Бабур и его сподвижники несли в себе не только образы-силуэты Самарканда, но и контуры Алая, куда они часто наведывались, а также рекрутировали кыргызов для участия в своих завоевательных походах.

Улица Манаса у отеля "Моурия-Шератон"

Если каждый рядовой гражданин должен быть патриотом своей страны, то Посол, представляющий эту страну, обязан быть патриотом в квадрате. Став первым Послом Кыргызстана в Индии, я попытался сделать все, что мог, для популяризации своей страны, особенно ее культуры. Это было издание книг, брошюр, журналов, бизнес-путеводителей, организация выставок, Дней культуры КР в Индии и наоборот, а также государственных визитов и др.

Хочу отметить, что присвоение имени Манаса одной из красивых улиц в самом центре Нью-Дели для нас, кыргызских дипломатов, было делом чести. По сути, это была наша борьба с местной бюрократией, которая весьма тяжеловесна. С другой стороны, индийские власти вполне резонно опасались нажима других - более крупных стран, которые также могли потребовать переименовать улицы Дели в честь своих героев, писателей, ученых и т. д.

Дело кончилось тем, что одна из уютных и красивых улиц в дипломатическом анклаве столицы Индии (улица начинается от посольства Италии, проходит мимо посольства Катара и ряда других дипломатических представительств и упирается в фешенебельный отель "Моурия-Шератон") все-таки стала улицей Манаса с установлением там прекрасного обелиска из черного мрамора. К тому времени мы уже успели издать наш великий эпос на хинди под патронажем Президента Индии.

Почему я об этом пишу, говоря об участии наших далеких предков в завоевательных походах Бабура и его наследников? Да потому, что они, где бы ни находились, никогда не забывали о своих корнях, о земле, откуда они родом. И, самое главное, они, проявляя изрядную адаптивность и гибкость, несли в себе неугасимый огонь кыргызского духа. Еще раз взгляните на репродукции картин эпохи Тамерлана и Бабура и вы поймете, что эти люди никак не могли только сидеть дома и прятаться в горах. Нет, по всему видно, что они рождались для Больших дел, и Гордость и Свобода были в их крови…

http://www.press-uz.info/ru/print.scm?topi...contentId=48850

Link to comment
Share on other sites

О роли великих тюрков-могулов в Истории Индии поговорим?

О Шах-Джахане и Тадж-Махале, о Тюркском Делийском Султанате,

о Великом Бавуре, о роли великих тюрков в истории Индии начнем

разговор.

:lol: Что то повеяло каким то эпизодом из Звездных Войн

Link to comment
Share on other sites

Из книги "Бабур намэ"

baburn7a.jpg

When The Khan heard a few days later that Tambal had gone up into Ura-Tyube, he mustered his army and rode out from Tashkent. Between Bishkent and Samsirak he formed up the right and left divisions and enumerated his men. This done, the standards were acclaimed in Moghul fashion [miniature, left]. The Khan dismounted and nine standards were set up in front of him. A Moghul tied a long strip of white cloth to the thigh-bone of a cow and took the other end in his hand. Three other long strips of white cloth were tied to the staves of three of the (nine) standards, just below the yak-tails. Their other ends were brought, one for The Khan to stand on, and the other two respectively for me and Sultan Muhammad Khanika to stand on. The Moghul who had hold of the strip of cloth fastened to the cow's leg then said something in Mughul while he looked at the standards and made signs towards them. The Khan and those present sprinkled kumis [fermented mare's milk] in the direction of the standards [detail of miniature, right]. Horns and drums were sounded towards them; the army thrice shouted its war-cry towards them, mounted, yelled it again and rode at the gallop round them.

Перевод на русский:

Когда Хан услышал несколько дней спустя, что Тамбал приходил в Ура-Тюбе, он собрал свою армию и выехал из Ташкента. Между Бишкент и Самширак он сформировал правые и левые разделения [крыло] и перечислил войско. Было сделано вот этот, то что штандарты были освящены по обычаю Могулов [на миниатюре вверху]. Хан сходил с коня, и девять штандартов были водружены перед ним. [один] Могул связывал длинную полосу белой ткани к бедре* коровы и держал другой конец в руке. Три других длинных полосы белой ткани были привязаны к палкам трех из этих (девяти) штандартов, как раз под внизу хвостов яка. Их другие концы были принесены, один для Хана, чтобы стоял он на ней, и других двух соответственно для меня и Султана Мухаммада Ханики, чтобы стояли на них. Могол, который держал конец полосы ткани закрепленной к ноге коровы, сказал кое-что в могольском когда он смотрел на штандарты и давал знаки [рукой] к ним. Хан и те которые присутствовали опрыскивали кумысом в сторону штандартов. Рожки и барабаны звучали напротив их; армия трижды кричала боевой клич-уран, садившись на конях вновь повторили клич, и в галопе кружили вокруг них [штандартов].

Примечание:

* - на рисунке показано что полоса ткани перевязана в передную голень коровы, а не на бедренную кость то бишь на бедро.

Источник: THE MEMOIRS OF BABUR

Есөн цагаан туг - Девять белых знамен - штандартов

Обычай церемонии освещения штандартов или знамен точь в точь совпадает с монгольской церемонией освещения штандартов и в том числе государственных "девяти белых тук-ов" (штандартов).

Девять белых штандартов являются государственным символом Монголии и хранится в Доме Парламента. Освещение 9-ти белых штандартов проводится по специаоьному сценарию, и во время национального праздника "Наадым"-а привозится в центральный стадион и водружается.

01.jpg9hult_tusg.jpg

Церемония освящения знамен-штандартов строго регламинтирован со времен Чингис хагана (может и ещё давнее) и до сих пор соблюдается везде среди монголов. Видно что во время империи великих моголов моголы-монголы также проводили церемонию согласно языческому обычаю несмотря на принятия ислама. Может быть часть моголов следовали ещё шаманизму, т.е. ещё не приняли ислам.

Только вот на белой ткани не стоят монголы, а должны держать на руке как тот могол на миниатуре или через шею ставят. Почему Хан и две другие стояли на белых тканях? Из-за принятия ислама может немножко переделали чтобы показывать величие ислама на языческими церемониями.

Возгласить клич-ураны три раза и по кругу штандарту ходить и т.п. точно совпадает с монгольскими обычаями соблюдающихся по сей день.

rtsh.jpg

Link to comment
Share on other sites

Такой штандарт на ысыахе водрузают саха - потомки монолов.

Есть могулы, монолы, монголи (амурские), монгол (тунгусские), халха-монгол, что из

правильно? К тому же по якутской лексике, монол священное слово, к rитуальному

действию.

Link to comment
Share on other sites

Говоря о роли тюрков в истории Индии невозможно не вспомнить Великого поэта Индии, тюрка

Амир Хосрова Дехлеви - (1253-1325), он был не только поэт,но и Великий ученый, и музыкант. Он писал на персидском, урду и хинди. И он был любимыи поэтом моего отца...

Завещана яма глубокая нам,

Забывчивых много покоится там.

Хранится живая вода в нашем теле,

Сосуд ненадёжен - всё щели да щели!

Быть может,и наш голубой небосвод-

Огромной гробницы изогнутый свод?

Мы так быстротечны под куполом этим,

Появимся-вскрикнем, уйдём-не заметим.

Что тело! Истлеет - останется прах.

Лишь доброе имя пребудет в веках!

Стремись к одному в этом царстве печали:

Так жить, чтобы после добром поминали!

Ведь злобный завистник,предатель и лжец

Живёт на земле, но уже он - мертвец.

О ближнись пекись-не забудут живые.

Наш век продлевают поступки благие!

post-2709-1184608094_thumb.jpg

Link to comment
Share on other sites

Ну как можно не восхищаться поэзией Дахлеви? От него же....

Тюрчанка, пусть Аллах тобой не почитаем,

Перед тобой ничто вся Индия с Китаем.

Хоть раз прими меня, чтоб я забыться мог,

Забыл, как обивал напрасно твой порог.

Сказала: "Не блуждай, о странник, сделай милость!"

Могу ли не блуждать, коль сердце заблудилось?

Я стражу по ночам у стен твоих несу

И поверяю боль в твоих воротах псу.

К чему ходить в мечеть сраженному любовью?

Я к Мекке обращен, молюсь, а вижу брови.

Пою о соловьях, о розах я пою,

Чтоб только воспевать жестокую мою.

Бывало, шел в цветник, блаженствуя заране,

Теперь влечет меня твое благоуханье.

Сожги меня, сожги неправедным огнем

И пепел мой рассыпь на зеркале твоем!

Рад голову Хосров подставить под удары,

Коль для тебя в игре она подобна шару.

Link to comment
Share on other sites

  • Admin
Енхд уже и великих моголов - чистых тюрков (тимуридов, кстати) пытается притянуть к халха-монголам!

На мой взгля enhd очень точно подметил факт прямой преемственности моголов от монголов 13 века. Обряды даже в деталях повторяют друг друга. Может Акскл предоставит факт того, что такой обряд присущ тюркам?

Link to comment
Share on other sites

9 - счастливое число у тюрок. Тимур делал подарки своим внукам на свадьбы по 9 предметов (см. Клавихо и Зафар-наме).

А Чингиз хан никакого отношения к халха-монголам не имеет (так же как и Великие Моголы). Для доказательства этого достаточно одного-единственного факта: все географические названия в Сокровенном Сказании - тюркские. И они сохранились таковыми только те, которые оказались на территории Казахстана.

Энциклопедия Брокгауз и Ефрон четко пишет о том, что Великие Моголы никакого отношения к халха-монголам не имеют. Они разговаривали на чагатайском диалекте тюркского языка (см. оригинал Бабур наме). Мой дед спокойно читал литературу на чагатайском.

Link to comment
Share on other sites

  • Admin

А самоназвание могул или могол откуда взялось?

Числительное "9" в формате "99" у кыргызов употребляется в значении "придурок, недоумок".

Link to comment
Share on other sites

Paul Ratchnevski "Genghis Khan - His Life and Legacy" translated and edited by Thomas Nivison Haining, Blackwell, Oxford UK and Cambridge USA, 1999 (First published 1991)

(перевод с англ. мой -А.)

с.217, Примечание 37:

"Этимология слова Mangqol (Monghol) не ясна. Его, в частности, ошибочно выводят из прилагательного mong ("o" с двумя точками), которому приписываются несколько значений: Рашид ад Дин "Collected Chronicles" vol. 1/1, p.154 - "слабый" или "невинный"; Шмидт "Geschichte der Ostmongolen", p.380 - "дерзкий" "осмелившийся", "бесстрашный"; Kowalewski "Dictionaire" vol.III, p.2029 - "богатый" или "стремительный" . Необходимо отвергнуть выведение этого слова от monggoo (Asia Polyglotta, p.260), использовавшееся Эрдманном в "Temudschin" (p.513, n.2) - "глупый", бесполезный", т.к. в качестве слова "глупый, бесполезный" Сокровенное Сказание использует слово mungqaq (параграф 17, Bodunchar-mungqaq) - слово которое сохранилось и в современном монгольском языке. По фонетическим соображением отпадает без вопросов (Wang Guowei "Menggu kao" Guantang jilin, 15 , 2b) происхождение от племенного имени Wajiezi (Karlgren: niwat-kiat), с приблизительным фонетическим значением makas (обе "o" с двумя точками). Гипотеза Банзарова ("О происхождении имени Монгол" с.160f), что Mong-qol отражает имя реки - проблематична, т.к. река Монг не известна, а также как и гора Мона должна быть отвергнута по фонетическим и георграфическим причинам. Вывод из географического названия не должен быть, однако, не оправданным. Кочевники принимали имена гор и рек своей родины как свои племенные или клановые имена. Параллельно Манг-кол (река Манг) предлагается имя исторической линии Mangqut, которой выводится как множественная форма от скалы Манг (Mang-qun).

Существует мнение о происхождении от Mengwu - племени Шивей (Shiwei) эпохи Тан (Tang). Pelliot ("L'edition collective" p.126, n.2) предполагает, что в средние века Mengwu имело фонетическую форму mung-nguet (Karlgren, Grammata serica; mung-ngwet) и представляет стандартную транслитерацию Monghol. Данная транслитерация показывает окончание -t тогда как окончание -l является стандартным в монгольских текстах даже в единственном числе.

Tu Ji принимает происхождение (1,3b) от имени Mang-qoljin-qo'a - прародительницы Боржигидов (Сокровенное Сказание, параграф 3) и не предлагает никакого дополнительного объяснения этимологии имени Mangqol. О толковании монгольских имен в китайских текстах см. примечание 38 ниже. По-тюркски это - Могул (Moghul), а по-персидски - Мугал (Mughal) (правильно - Mughul) (Cleaves "The Mongolian Names", p.424)."

Примечание 38:

Peng Daya делает вывод что Menggu происходит от так же называющейся горы. Монголы считается дали такое имя своей империи - это должно означать "серебро" по-монгольски - потому что Чжурчжени (Jurchids) назвали свою династию "Золотой" (Peng Daya and Yu Ting, Hei-Da shilue). Tu Ji (I, 1b) принимает эту интерпретацию указывая что Кидани (Khitans) и Корейцы (Xinlo) - тоже давали своим династиям имена металлов; но Wang Guowei критикует это на том основании что династия Цзинь (или Кин, Чин - прим.А.) (Chin) тогда еще не была основана. Мункуев ("Краткие сведения", с.145) указывает на народно-этимологический характер происхождения от монгольского munggu(n) (серебро) и комментирует что гора Menggu не известна. Довольно далеко в стороне от Menggu можно найти следуюшие вариации в китайских текстах: Meiguxi, Moge-Shi[weil], Maoge-Shi[wei], Mangguzi, Mengguzi, Mengguosi, Menggusi и т.п. (Wang Guowei "Menggu kao" Guantang jilin, XV , 2b). Флуктуации в переводе гласных является естественными, но поражает то, что произношение "в нос" (nasalization) не присутствует в некоторых вариантах.

Слово Menggu, из-за своего похожего звучания предполагается как возможный эквивалент монгольского слова mangghus - человек поедающий демонов; китайцы могли также ассоциировать слово Mangqol с китайским словом manglu - демоны."

Link to comment
Share on other sites

  • Admin

Действительно по-тюркски будет могул или могол, у кыргызов "мон'ол". Кто с этим спорит? Ко временам Тоглук-Тимура, которого вывезли из племени дохтуй и посадили на трон, объявив потомком Дува-хана, монгольские племена практически полностью отюречилисьи смешались с тюрками. Отсюда и тюркское название могул, могол.

Рачневский приводитнесколько этимологий термина монгол, может Вы приведете тюрксккую этимологию слова могол/могул?

Link to comment
Share on other sites

Энциклопедия Брокгауз Ефрон

Великий могол, великие моголы - титул, данный европейцами государям знаменитой тюркской династии, основанной султаном Бабуром и около 3 столетий властвовавшей в Индии. Сами бабуриды этого титула не употребляли, потому что ничего общего с монголами не имели. Бабур называл себя турком, гордился этим происхождением и по-монгольски не знал, записки же свои писал на тюркском (джагатайском) языке. Европейцы впервые узнали о бабуридах от персиян, которые джагатайских тюрков, обитавших за Аму-Дарьей, называли могул, т.е. монголами, а западные ученые, не разобрав дела, сочинили империю Великих моголов. Настоящий же титул бабуридов был падишах, заимствованный у персиян и принятый Бабуром в 1506 г., вместо прежнего 'султан'.

Н. В.

Правильнее было бы говорить "мугал", а не "могол", и тем более "монгол". Горы Мугоджары в Казахстане по-казахски наываются Мугалжар. У Чингиз хана были не "монголы", а мугалы - 100%-ные тюрки.

Link to comment
Share on other sites

Кстати о девяти смотрел другую тему и вдруг встомнил о этой, как вы знаете у турков есть военный оркестр «мехтер», вот здесь

http://www.cembando.com/mehter_tarihcesi_c...ando_muzik.html

Fatih devrindeki mehterhane de 9 zilzen ( zil çalan ), 9 nakkareze ( kudum çalan ), 9 boruzen( boru çalan ), 9 tablzen( davul çalan ), 9 çavuþ ve bir içoðlan vardý. 64 kiþilik mehterhane takýmýna " 9 kat mehter " adý verilirdi. Padiþahýn mehterleri 12 kat olurdu. 12 kat mehterhanede her çalgýdan 12 þer adet bulunurdu. Padiþah sefere çýktýðý zaman mehter takýmý 12 misline çýkarýlýrdý.

написано что использовалось по 9 музыкантов и по 12 когда султан выходил в поход.

К сожалению не нашел информацию о флагах но сама церемония и число девять кажутся мне схожими, может это общая монголо-тюркая традиция?

Link to comment
Share on other sites

За несколько веков большая часть тюрков, живших в Иране и Индии, была ассимилирована персами и индийцами. При этом, естественно, в персидский и индий-ские языки попало очень много тюркских слов. За исключением азербайджанцев и туркменов свой родной тюркский язык в Иране, Афганистане, Пакистане и Индии сохранили лишь несколько изолированно живущих племен, например, халаджи.

Данные словаря тюркского языка Делийского султаната XVI века, составленного Бадр ад-дином Ибрахимом, ясно показывают кипчакский характер этого языка, на котором говорили в Северной Индии. Поэтому знаменитый путешественник Афанасий Никитин, зная кипчакский язык - язык татар на службе у русских князей, свободно жил сначала в Иране, соблюдая мусульманские обычаи, затем перебрался в Индию, где он называл себя Ходжа Йусуф Хорасани. У него не было особой необходимости изучать местные языки, так как во второй половине XV века, когда Афанасий Никитин был в Иране и Индии, там всюду понимали тюркский язык.

Одним из путей проникновения тюркизмов в английский язык стало заимствование английским языком индийских слов, среди которых были и слова тюркского происхождения. В XVI веке были основаны первые английские фактории в Индии, но основная масса вошедших в английский язык индийских слов приходится на XIX век, когда Индия стала колонией Британской империи. Из различных индийских языков в английский язык попало около 900 слов, 40 из которых в свою очередь являются словами тюрк-ского происхождения, например: beebee, begum, burka, cotwal, kajawah, khanum, soorme, topchee, Urdu.

http://tatarica.narod.ru/world/language/tat_eng.htm

Link to comment
Share on other sites

Правильнее было бы говорить "мугал", а не "могол", и тем более "монгол". Горы Мугоджары в Казахстане по-казахски наываются Мугалжар. У Чингиз хана были не "монголы", а мугалы - 100%-ные тюрки.

Мугал - правильнее, если считаем за правило арабское прочтение, в котором буквы и звука О нет. Но мы же не арабы?

Как у Чингисхана могли быть не монголы, а тюрки, если сами себя они называли не тюрками, а монголами? :blink:

Link to comment
Share on other sites

73d143f6bd82.jpg

Наадам-2008 в Монголии и девять белых штандартов (есvн цагаан туг)

e9e351d57092.jpg

Один из многократных чемпионов национальной борьбы выражает свое почтение государственному симболу "9 белых штандартов".

Link to comment
Share on other sites

Guest kanishka
Бабур и кыргызы (историческое эссе). Часть 1-я.

Ни в коем случае не хочу затевать дискуссию на тему, которая в данный момент меня не слишком интересует и по которой я не слишком компетентен, но всё-таки возникли вопросы. Если посчитаете нужным, то жду ответа:

1. Можно ли считать Тимура "этническим монголом", если:

во-первых, его племя давно перекочевало в Кашкадарью и абсолютно отюречилось до такой степени, что монгольский язык вообще не использовали, говорили и писали исключительно на чагатайском, хотя и серьёзно отличались от местного населения, по-моему, монголоидной внешностью, что, впрочем, не исключительно монгольская черта, к тому же, узбеки Южной Кашкадарьи и Северной Сурхандарьи до сих пор монголоидны;

во-вторых, некоторые считают, что барласы изначально были тюрками. Во всяком случае, среди так называемых "монголо-татар" несомненно были какие-то тюрки, которые с древних времён жили на территории Монголии;

2. Насколько я знаю, у Тимура не было чингизидской крови. Поэтому 11-апреля 1370-года, через день после взятия Балха и казни Эмир Хусейна, он объявил себя эмиром Маверауннахра, а не ханом, как тогда подобало называть только Чингизидов. В июле того же года в Самарканде был созван очередной курултай чагатайских беков в Самарканде, в котором участвовали все беки, кроме бека Шыбыргана Эмира Зинда Чашма. Ханом Маверауннахра был объявлен чингизид Суюргатмыш Оглан, формально правивший в Маверауннахре с 1370- по 1388-гг. После него ханом де юри стал его сын Махмуд хан (1388-1402-гг, если не ошибаюсь, пишу по памяти). Фактическая власть, конечно же, приенадлежала Тимуру, но этот обычай править за "кукольных чингизидов", начатый со времён знаменитого Эмира Казагана, отца Эмира Хусейна, продолжался в Бухарском ханстве до 1756-года - до казни последнего "игрушечного" аштарханида Убейдуллы IIIго мангытским эмиром Мухаммед Рахимханом, а Хивинском ханстве - до 1770-года, до ареста последнего шейбанида Абулгазихана со стороны кунгратского бека Мухаммед Амина Инака. А Тимур после того, как взял в жёны вдову Эмира Хусейна, дочь Эмира Казанхана, последнего великого чингизида из рода Чагатая, принял титул Кураган, т.е. зять хана(Чингизида). Такой же титул принял внук Тимура Улугбек Мухаммед Тарагай Мирза после помолвки с внучкой Узбекхана (1312-1341). Как пишет вышеназванный Улугбек в своей книге "Тарихи арба улус" (История четырёх чингизидских земель), предок Тимура, первый пришедший в Маверауннахре и, по сведениям сей книги, бывший помощником Чагатая в последующем управлении улуса начиная с 1224-г., по иным же сведениям, погибший при осаде Нишапура в 1221-г. - Карачар нойон был близким человеком Чингизхана и его любимчиком, но кровным родственником не был. Короче говоря, кажется, вы ошиблись насчёт чингизидской крови Бабура. Или что-то пропустил?

3. Сомневаюсь, что Бабур был монголом или считал себя таковым. Как мне известно из "Тарихи арбаъ улус" и других источников, тимуриды и их подданые с монгольской кровью считали себя тюрками и не только. Для них монголо-татары и сам Чингизхан - тюрки. Монголов и татар они считают двумя родами тюрков, происходящих от Монголхана и Татархана - сыновей Тюрка, который в свою очередь приходится сыном Иафету и внуком Ною. После разделения Чагатайского улуса на Маверауннахрский и Дуглатский эмираты в 1354-году восточная территория улуса - Восточный Туркестан и Семиречье, т. е. Дуглатский эмират стала называться Монголией, а народ – то ли монголы, то ли монголы джэтэ, а Маверауннахрский эмират – Чагатайским улусом, отюреченные монголы – каранавсами (т.е. метисами), хотя и те, и другие говорили на чагатайском языке. Про иноязычных монголов на подобии современных халхасов они не говорят. Бабур в мемуарах говорит про монголов как об одном из родов наподобии аргынов, кавчинов и других, но сейчас искать и предоставить цитату из «Бабурнамэ» не могу. Мать Бабура – Кутлуг Нигарханым была монголкой, дочерью монгольского хана, т.е. тюркоязычного хана Монголии на Семиречье Юнусхана.

4. Не совсем понял про кыргызов в составе войска Бабура. Понятное дело, что тогда на этой территории жили предки современных кыргызов, но именно кыргызы, с этим названием и языком, разве тогда жили на территории современной Киргизии?

Заранее благодарю за ответы.

С уважением.

Link to comment
Share on other sites

Guest kanishka

Чингизиды и вообще монголы Чингизхана напоминают мне Каролингов и их франков, начиная с 843-года раздельно правивших во Франции(до 987-г.) , Германии(до 911-гю) и Италии(до 905-г). Вот и разберись, кто француз, а кто немец :rolleyes: :oz1: .

Link to comment
Share on other sites

Уважаемый Канишка, мне кажеться, что вы путаете монголов и моголов.

2. Бабура мать как выше указано была чингизидских кровей. А племя барлас, было из потомков Бодончара, как и сам чингиз-хан.

Link to comment
Share on other sites

Guest kanishka
Уважаемый Канишка, мне кажеться, что вы путаете монголов и моголов.

2. Бабура мать как выше указано была чингизидских кровей. А племя барлас, было из потомков Бодончара, как и сам чингиз-хан.

Может и перепутал, но, думаю, разница между этими этнонимами существует лишь в современной научной литературе. Барласы, хотя и родственны роду, но отделились от него до Чингизхана. И можно ли считать, что у Тимура, мол, "чингизидская кровь"?

Link to comment
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now


×
×
  • Create New...