Jump to content
Guest sanj

История монгольских народов XVIII-XIX вв.

Recommended Posts

Guest sanj

при написании ойратского обзора так получилось что закрылось довольно много белых пятен в истории моего народа, однако я понял, что почти ничего не знаю об истории бурят, халхасов и даже ойратов, находящихся на азиатской части материка.

предлагаю получше узнать недавнюю историю друг друга (ну скажем ближайших 200-300 лет)

Link to comment
Share on other sites

Guest Prasha
2002-05-03 18:52:07 - sanj

Тема:  

большое спасибо Анара, а нет ли более подробных сведений?  

2002-05-03 18:16:18 - Анара

Тема: для Санжи: о калмаках в Киргизии

Насколько я знаю. Калмаки (а не калмыки) живут на Иссык-Куле компактно близ областного центра Каракол. Кстати, название это монгольское, так я прочла в Атласе Кыргызской Республики. Кол - это "гоол" или "коол", что означает впадина или долина.

В книге Абрамзона о калмаках указывается как об одном из племен, которое вошло в состав кыргызов, наряду с рядом других племен, которые имели некыргызские корни.

Калмаки - мусульмане, язык и обычаи у них кыргызские. Но у них есть историческая память, что они - некыргызы. Кстати, и на бытовом уровне у кыргызов отношение к калмакам неодназначное. Хотя, конечно о никаком противостоянии речи не идет. Хотя бы потому что смешанных браков, насколько я знаю очень много. Просто на бытовом уровне, калмаки не воспринимаются как кыргызы. Хотя ни внешних, ни прочих отличий у них нет.

Здесь не должно быть никаких обид. Просто отличительная черта кыргызов, в отличии от узбеков они не записывают всех поголовно в свою нацию. На мой взгляд, это неправильно.

Но это другая тема.  

Извините, Санжи, что у меня такое "обывательское", а не научное знание о калмыках в Киргизии.

С уважением, Анара.  

2002-05-02 20:55:56 - sanj

Тема:  

в свою очередь хотел бы узнать нет ли у вас информации о киргизских калмыках. места расселения численность, язык (говорят они практически ассимилированы киргизами - так ли это), религиозная принадлежность, контакты (имеют ли они их с родственниками из монголии, китая и россии).  

Уважаемый Sanj!

Большое спасибо за информацию в старом форуме по вопросу о калмаках.

:lol: Хочу добавить информацию о калмаках, живущих в Кыргызстане.

В Чуйской долине проживают более 400 кара-калмаков в составе кыргызского рода солто. Являются потомками Улюмджу-хана и его сына Эренче. (Если есть какая-либо информация о них буду благодарен :?: ).

Согласно легенде местный бий усыновил калмакского отрока, отставшего от обоза, следовавшего со стороны Кокчетава. Другой исторической информации нет. Связи с другими представителями калмаков также нет.

Язык и самосознание кыргызские. Хотя отличаются от обычных кыргызов упертостью и крутостью характера. Религия - мусульмане-сунниты. Из рода вышло много достойных и уважаемых людей. Также представлены в эшелонах исполнительной власти.

:) :!:

Link to comment
Share on other sites

большое спасибо за информацию. по киргизским калмыкам собираю ее просто по крохам. шли со стороны кокчетава (это с запада?) извините за слабое знание географии тех мест. если да, то скорее всего это торгуты уходившие с европейской територии 1771 г. (про хана улюмджи и сына эренцена (в халх произн. ринчен) информации нет - тогда командовал молодой убуши-хан (овш-хан), но могли быть еще малые ханы и владельцы о которых я не знаю). вообще же история уходивших лучше известна их потомкам, которые добрались до места - современным синьцзяньским калмыкам (там они называются монголы).

:lol: упертость, крутость и выдвижение в верха - узнаю своих...

по некоторым сведениям киргизские калмыки потомки торгутов (потерявших язык, он практикуется только представителями старшего поколения), хотя там могли быть люди и из других племен. как и когда они там оказались я не знаю, теперь можно строить предположения, что в 1771 т.е. во время ухода с евр. территории (хотя можно было предполагать что во время откочевки туда).

перед анарой немного неудобно, я обещал обзор, но пока не могу его делать т.к. не закончена основная работа. обещаю если не написать его, то хотя бы сбросить (потом) в форум все что имеется у меня относительно ойратокиргизских отношений.

Link to comment
Share on other sites

Guest Prasha
http//ulanzalata.org "Пеньковые недоуздки"Весной 1771 года калмыцкие улусы двинулись дальше, и корпус Траубенберга, вышедший с опозданием, не смог догнать кочевников. Набеги казахов на этом этапе большого успеха не имели.  

Наибольшие потери калмыки понесли летом, из-за жары и безводья. Когда они добрались до воды, то эта оказалась соленая часть Балхаша. Толку от Шеаренга как проводника оказалось немного, ибо он бежал из Джунгарии другим путем. Падеж скота был огромный. Умерло очень много людей. После этого улусы были разделены. Наиболее сильные отряды направились кратчайшим путем в Джунгарию, а оставшаяся масса пошла вокруг Балхаша. По пути она подверглась сильным атакам казахов и понесла огромные потери. Значительное количество пленных потом было распродано на невольничьих рынках, включая южносибирские погранзаставы."

Кокчетав находится на севере Казахстана. Возможно из-за Шеаренга калмаки пошли по неверному пути, т.е на северо-восток.

Я 1972 г.рождения

Отец 1944, дед 1889, и еще 5 колен включая Улюмджи. Если подсчитать по годам, то тем калмыцким мальчиком мог быть Калмакчы сын Эренче или Эренче сын Улюмджи. Также интересно есть ли в ойратских именах имя Курмушу (прадед) и Эренче. В кыргызском языке такое имя не встречается (по крайней мере я не слышал).

Link to comment
Share on other sites

возможно..

шеаренг, кстати был одним из последних нойнов которые пришли на волгу (1761), он был довольно сильным, т.к. отбивался от китайцев, русских и казахов. его население было очень организованным, в отличие от других групп, которые представляли собой просто измотанных беженцев. мои предки пришли скорее всего с ним. когда через 10 лет ему удалось склонить малолетнего убуш-хана (овш-хана) к трагической откочевке 1771, часть его подданных осталась в европе. по пришествии на бывшую территорию зюнгарского ханства, его как очень опасного террориста казнили китайцы, прилюдно на площади искромсав его на мелкие кусочки.

:улюм:ж - это калмыцкое (монгольское) имя. ринчен - тибетское, но вошло в монгольский язык как эренцен, про курумшу - не знаю но звучит как то не по нашенски - если калмыцкое, то скорее всего сильно искажено каким то диалектом.

а что оно значит? может это как тёмёрч - темиршин?

Link to comment
Share on other sites

Guest chilagun

Халхасские ханы и религиозные деятели как Занабазар совершили крупнейшую ошибку когда призвали на помощь манчжуров в междоусобной войне. Я слышал что это произошло только после того как Урга - нынешний Улаанбаатар в 1688 году был взят и разорен джунгарами. но вместо того чтобы сдаться,, идиоты хакхасские ханы предпочли позвать манжуров. Если бы не этот г;упеийший шаг, то Монголия внон была бы обьединена впервые за 300 лет после Даян хана на этот раз под знамеенами Галдана и джунгаров, и в тот моемент еще Чахару не мбыли полностью поглощены манчжурами и буряты все еще оставались вне России, вместе с северными халхасскими аймагами. Слышал, что обьединению с джунгарами мешали какие династические процедуры - может вы знаете детали об этом., санж?

Link to comment
Share on other sites

до галдана объединение происходило несколько раз, то под главенством ойратов, то восточных монголов. я думаю самая большая и непоправимая ошибка была в том, что никто не хотел делиться властью. из ойратских нойонов на главенство могли претендовать хошеуты, т.к. были чингизидами, остальные владельцы (торгуты, дербеты, цоросы - до сих пор не пойму то ли ветвь дербетов, то ли самостоятельный род) хотя и состояли в родственных связях, но как мне кажется только по женским линиям. хойд и прочие древние рода, по некоторым версиям родственные племени монгол, в силу малочисленности к тому времени не представляли собой кандидатов, на престол. попытки объединения предпринимались махмудом, тогоном, эсеном и были даже удачны (при этом все они были нечингизиды, хотя номинально правил как правило чингизид), но все держалось очень недолговременно. галдан бошокту (тоже кстати не относившийся к роду борджигин) мог реально соединить всю северную монголию, но к сожалению история сложилась не так.

в то время монголия как страна, пребывала в состоянии сильной политической нестабильности, поэтому реальная власть зачастую была у не относящиеся к золотому роду, хотя это вызывало конечно отпор других владельцев и вело к еще большей смуте...

Link to comment
Share on other sites

Guest chilagun

Да, согласен что именно то, что Галдан Бошигт или Эсэн хан были не из Золотой Урги мешало халхасским ханам признать их власть ..

Link to comment
Share on other sites

Guest sanj

кое что из политики китая в отношении калмыков или ойратов китая. недавно узнал, что китайскому правительству есть дело до калмыцких и ойратских ханов. так например галдан бошокту объявляется с официальной политической точки зрения опасным сепаратистом и националистом, который хотел разрушить единую семью китайких (!) народов (при этом как то забывается что они были политически независимы от китая). а убуши-хан, которого многие оценивают как очень недальновидного политика, который привел к трагедии 1771 г. китайцы объявляют чуть ли не национальным героем, который типа как заблудший ребенок вернулся к матери-родине (китаю).

интересно, что они думают в отношении амурсаны и джа-ламы?

Link to comment
Share on other sites

Известия Калмыкии, 22 мая 2002 г.

ПРИЗЫВ НАМЕСТНИКА УБАШИ ПРОЗВУЧАЛ КАК ПРИКАЗ

ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ИСХОДА КАЛМЫКОВ В КИТАЙ В 1771 ГОДУ

После смерти хана Аюки давление правительства на калмыков усилилось. Его наследники назначались Москвой и должны были отдавать своих детей в заложники; астраханские губернаторы вмешивались во внутренние дела ханства, русские, украинские и немецкие крестьяне-земледельцы занимали калмыцкие пастбища; реорганизация Зарго ослабила ханскую власть; миссионерская деятельность православной церкви увенчалась образованием поселений донских, чугуевских, терских, яицких крещенных калмыков; стали преобладающими методы директивных указаний военных ведомств по отношению к ханской власти; ограничивались внешнеполитические связи Калмыкии. Под влиянием соседнего оседлого населения в ханстве развиваются товарно-денежные отношения, распространяются земледельческие работы, начинается отход бедняцких слоев на заработки в русские города и села, предпринимаются попытки перехода на частичную оседлость.

В первой половине XVIII в. реформированное Петром I государство, отказавшись от московских методов прагматической гибкости, взяло курс на интеграцию калмыков. Астраханский губернатор А.П. Волынский перечисляя выгоды от крещения калмыков, полагал, что таким путем можно «привесть их в совершенную покорность русской власти и ассимилировать… в образе жизни к русским».

Правящая верхушка ханства отрицательно реагировала на экспансию, предпринимая безуспешные попытки защитить свои земельные владения и прежние права. Это внесло раскол в калмыцкую элиту, часть ее представителей (Баксадай-Дорджи, внук Аюки, ханша Джан, вдова Дондук-Омбо, ее 4 сына и 2 дочери) перешла в православие. Готовность калмыков вернуться на свою старую родину возросла в связи с разгромом Джунгарского ханства маньчжурами и возможностью заселения его пустующих земель.

Сторонником и пропагандистом откочевки в Джунгарию выступило ламаистское духовенство Калмыкии, обеспокоенное фактами крещения не только служилых и беглых калмыков, но и прямых потомков хана Аюки. Версия о самостоятельной роли Далай-ламы VII Галсан Чжамцо в организации откочевки, не нашедшая документального подтверждения, представляется нам сомнительной. Согласимся в этом случае А.С. Мартыновым, который полагал, что Лхаса в XVIII в. как центр ламаизма служила интересам цинской политики в Монголии, а Далай-лама VII был известен свое покорностью маньчжурам. Следовательно, если «подзывная грамота» была отправлена в 1756 г. наместнику Дондук-Даши, то лишь с санкции Пекина. В то же время цинский двор, руководствуясь военно-стратегическими соображениями, не стал бы настаивать на возвращение в Центральную Азию волжских калмыков, не заручившись предварительно их согласием на создание антиджунгарского союза. В условиях неизбежного возобновления ойрато-цинской войны возвращение независимых волжских калмыков противоречило интересам цинской дипломатии, которой не удалось в 1714 и 1731 гг. склонить ханов Аюку, а затем Церен-Дондука к созданию антиджунгарской коалиции.

Возможно, версия с якобы «указанным» Далай-ламой для побега 1771 годом принадлежит калмыцкому духовенству во главе с ламой Лоузанг-Джалчином. Астраханский губернатор Н.А. Бекетов докладывал Коллегии иностранных дел накануне исхода, что «калмыцкие ламы всюду сеют тревожные слухи и пугают неизбежной христианизацией». Лоузанг-Джалчин, являясь главным ламой калмыков, входил в ближайшее окружение наместника и, как отмечал Голстунский, «пользовался большим уважением и авторитетом среди своих людей, так что он претендовал на перевоплощение (хубилган) в какого-нибудь святого». Н.П. Рычков сообщал, что захваченные в плен из числа бежавших калмыки показали на допросах: «Многие причины… принудили их уклониться от российского подданства; но самые главные поощрения к тому были не столько от их владетелей, сколь от некоего их ламы…, который, будучи почитаем от народа за человека бессмертного, возбуждал всех именем своих богов итти в Зюнгарию и восстановить там древнее свое владычество». Здесь в месту вспомнить интересные показания астраханского татарина М. Абдулова, которому удалось вернуться в Россию: Лоузанг-Джалчин после прихода в Джунгарию говорил, «якобы по его старанию и склонению калмыцкий народ побег ис протекции российской в китайскую сторону зделал, да и по ево предводительству тамошних мест достиг, желая в воздаянии за то получить себе главное в сем народе начальство». Назвал Лоузанг-Джалчина в числе заговорщиков и хошоутский нойон Замьян, который первым сообщил астраханскому губернатору Н.А. Бекетову в письме от 20 февраля 1767 г. о намерении правящей элиты ханства возвратиться в Джунгарию.

С 1767 г. организацией откочевки занимались, помимо Лоузанг-Джалчина, наместник Убаши, нойоны Цебек-Дорджи, Бамбар, Шеаренг, зайсанг Даши-Дондук. Подготовка ухода осуществлялась в условиях роста социальной напряженности в ханстве. Суровые зимы 1767 и 1768 гг. вызвали падеж скота. Бедствие народа усилил правительственный указ 1768 г., запрещавший продажу хлеба по пути с судов на калмыцких переправах и других местах, не установленных для такого рода торга. Руководитель «Калмыцких дел» И.А. Кишенской сообщал астраханскому губернатору 22 октября 1768 г., что «особливо же ныне по такому крайнему в хлебе оскудению больше всех претерпевает наивящщую нужду калмыцкий народ».

31 декабря 1768 г. наместник Убаши получил грамоту с предписанием отправить 20-тысячное войско в армию П.А. Румянцева в Молдавию. 30 марта 1769 г. сформированное наместником войско отправилось из урочища Яшкуль к месту назначения. Остальные силы во главе с Убаши выступили в апреле 1769 г. в поход против кубанских татар и кабардинских феодалов. В составе корпуса генерала И.Ф. де Медема калмыки сражались против турок в Грузии.

В условиях русско-турецкой войны (1768-1774 гг.) правительство распорядилось оставить калмыков кочевать на правобережье Волги летом 1769 и 1770 гг. с тем, чтобы облегчить задачу привлечения их к участию в военных действиях. Истощение пастбищ стало причиной нового падежа скота. В письме к полковнику И.А. Кишенскому от 27 декабря 1770 г. дербетский нойон Цебек-Убуши жаловался, что «тех мест корма и воды еще с самого лета потравлены, и по случившейся великой непогоде в бытность нашу тамо всякого рода скота нашего разпропало много, чрез что мы получили себе убыток». Обстановку накаляли и участившиеся случаи хищения у калмыков местным оседлым населением скота. К примеру, наместник Убаши писал Коллегии иностранных дел 11 февраля 1770 г. о конфликте дербетских калмыков с донскими казаками.

Руководитель «Калмыцких дел» И.А. Кишенской сообщал о состоянии улусов в Коллегию иностранных дел, но не получил ответа, поэтому обратился Н.А. Бекетову с предостережением, что «ежели удержать их здесь (на правобережье - Е.Д.), и они от того в разорение приходить будут, крайне опасно дабы и весь сей народ не встревожить и в смятение не привесть».

Недовольство народа стало всеобщим, о чем свидетельствует высказывание некоей «Ульзиной женки» в разговоре с казаком Анчиком Хашкиным: калмыкам «ныне жить приходит раззорител(ь)но и весьма тяжело, понеже наших мужей берут немалым числом в государеву службу, да и все наши улусы то же за Волгу переправляют, как и ныне будучи Орда, за Волгою на нагорной стороне множество скота повалилось, да и все де мы приходим в разорение и убожество и когда де мой муж был не в походе, а находился при улусах, лучше бы нам итти от того изнурения в Зюнгарию».

Анализ психологического состояния калмыцкого общества в конце 1760-х гг. показывает, что, не смотря на любовь и привязанность к своей отчизне – приволжским степям, калмыки не были интегрированы в российское общество. В традиционном обществе, каким было Калмыцкое ханство, основная масса населения не обладала способностью осознанного отношения к русской культуре, а потому воспринимала ее как нечто чуждое. «Все русское, - отмечал архимандрит Гурий, - было для калмыков ненациональным и чуждым. Оно отвергалось, как враждебное, и, воспринимаемое отдельными лицами, клеймилось всей массой народа, как презренное и позорное».

В силу исторической инертности основной массы населения интересы целого в ханстве, как правило, представляла верховная власть. Отчуждение властных функций от общества вело к отрицанию роли личности «рядового» калмыка. Соответственно угасала и потребность личности в свободном волеизъявлении как осознанная обществом ценность. Мало того, опираясь на традиции, общество подавляло попытки такого волеизъявления и всем членам калмыцкого общества, кроме хана, в свободе отказывалось. В итоге это вело к персонификации власти – отождествлению властных функций с конкретной личностью, исполняющей их. Учитывая подобную тенденцию, можно говорить о «монархической доминанте» в менталитете калмыков. Поэтому в событиях 1771 г., когда правители вершили антинародную политику, калмыцкий народ проявил удивительную пассивность и смирение. Призыв наместника Убаши покинуть Россию прозвучал для общества как приказ, выполняя который калмыки «в поспешных сборах бросали кибитки, худой скот, малолетних детей, идолов, больных».

Елена Дорджиева,

кандидат исторических наук.

(публикуется в сокращении)

Link to comment
Share on other sites

Халхасские ханы и религиозные деятели как Занабазар совершили крупнейшую ошибку когда призвали на помощь манчжуров в  междоусобной войне. Я слышал что   это произошло только после того как Урга - нынешний Улаанбаатар в 1688 году был взят и разорен джунгарами. но вместо того чтобы сдаться,, идиоты хакхасские ханы предпочли позвать манжуров. Если бы не этот г;упеийший шаг, то Монголия внон была бы обьединена впервые за 300 лет после Даян хана на этот раз под знамеенами Галдана  и  джунгаров, и в тот моемент еще Чахару не мбыли полностью поглощены манчжурами и буряты все еще оставались вне России, вместе с северными халхасскими аймагами.  Слышал,  что обьединению с джунгарами мешали какие династические процедуры - может вы знаете детали об этом., санж?

Обьединению Халхи с джунгарами мешала вся история Монголии с 15 века. Практически все считали, что лучше маньчжуры c которыми халхасцы ни разу всерьез не воевали чем ойраты, главный враг прошедших трех веков.

Собственно и в этом веке можно считать чудом то, что Западный Край обьединился с Халхой (частично впрочем). Очень многие этого не хотели, все еще помнили обиды мноковековой давности.

Link to comment
Share on other sites

http://www.ulanzalata.ru/history/istoria.html

новая статья уташа очирова:

Пеньковые недоуздки, на железные ошейники

Из исторической справки: "В результате откочевки 1771 г. калмыцкий народ понес тяжелые потери. Только людские потери при переходе в Джунгарию составили по разным данным от 85 до 100 тыс. чел. Экономический урон не поддается исчислению. Территория, на которой кочевали калмыки, значительно сократилась: кочевья на левом берегу Волги фактически были потеряны. Калмыцкое ханство было ликвидировано, а оставшиеся улусы оказались под контролем царской администрации, что, в конечном итоге, способствовало ускоренному нарастанию процессов аккультурации…".

Историки давно ломают копья по поводу причин внезапного ухода большей части калмыков под предводительством Убаши-хана. Среди причин, побудивших тайшей к откочевке в Джунгарию, прежде всего называют их недовольство политикой царского правительства, направленного на усиление контроля над Калмыцким ханством и ограничение его самостоятельности, прежде всего во внешних отношениях. Наибольшее возмущение калмыцких феодалов вызывали процессы колонизации и христианизации Нижнего Поволжья, проходившие при явной поддержке администрации. По мнению ряда исследователей, недовольство феодалов вызывала и слишком обременительная служба в войнах России, которых в славный "екатерининский век" было немало. Следует учитывать и субъективные факторы: роль заговорщиков из окружения молодого наместника Убаши, прежде всего багацохуровского нойона Цебек-Дорджи, зайсанга Даши-Дондука и ламы Лоузан-Джальчина.

Казалось, всем должен был быть доволен ранней зимой 1767 года 23-летний наместник Калмыцкого ханства Убаши - сын славного Дондук-Даши. Ему принадлежала большая часть калмыцких кибиток, и, несмотря на свой юный возраст, наместник уверенно контролировал остальные улусы. Царская администрация отказалась от петровской политики "разделяй и властвуй", убедившись в ее порочности, и взяла курс на безусловную поддержку ханской власти.

А ведь как тяжело было Убаши вступать на ханский престол после смерти отца. Не прошло еще и деся-ти дней после похорон Дондук-Даши, как калмыцкие кочевья взбудоражило новое известие: два багацохуров-ских нойона, бросив свои улусы, бежали на Дон. Это были Цебек-Дорджи и Аксахал - сыновья Галдан-Норбо (старшего сына Дондук-Омбо-хана). Они за три дня домчались от Кумы до Черкасска, где заявили остолбеневшему атаману Ефремову о том, что ханские зайсанги пытались убить их, дабы устранить их претензии на улусы, которыми ранее владел их дед - хан Дондук-Омбо, и попросили "политического убежища". Багацохуровские нойоны знали, к кому обратиться за помощью. Наказной атаман Данило Ефремов (отец нынешнего атамана) был другом их деда: именно он сумел уговорить нойона-беглеца вернуться из кубанских степей и принять титул наместника. А сколько славных походов они провели вместе, качаясь в седле…

Конечно же, Цебек-Дорджи с братом получили испрашиваемое "убежище", откуда развернули активную "пропаганду", направленную против 17-летнего наместника Убаши. Напрасно астраханские чиновники убеждали багацохуровских нойонов в том, что от юноши, горюющего после смерти отца, им "никакой опасности не было". Одному из них Цебек-Дорджи, раскрывая истинную цель своих действий, прямо заявил: "… я в равном состою чине, как Убаша… есть ли по калмыцким судебным правам было, то я имею по суду свою часть улусов Багацоохур взять, да сверх того Аюки-хана и Церен-Дондука оставшиеся улусы, пополам разделя, взять же". То есть Цебек-Дорджи высказывал претензии на эркетеней и хабучинов, которые до этого принадлежали только ханам и переходили вместе с титулом, и на багутов, личный домен сыновей Аюки-хана и Дармабалы. Однако по соглашению с царским правительством в 1741 г. улусы Церен-Дондука и Галдан-Данжина были переданы наместнику Дондук-Даши, за что тот заплатил неслыханную среди калмыцких ханов цену: отдал в заложники единственного на тот момент сына - Асарая. В 1744 г. Асарай, в котором многие видели будущего хана (в 1771 г. ему было бы 37 лет), умер на чужбине.

Цебек-Дорджи и его сторонники стали усиленно распускать слухи о том, что возвращение Веры Дондуковой (ханши Джан) и ее сыновей связано с ее будущим реваншем. Нойон-беглец утверждал, что княгиня Дондукова намерена добиться назначения ее старшего сына Алексея (нойон Додьба, крещен 16 декабря 1744 года) наместником в обмен на христианизацию всего ханства. Его призывы нашли поддержку среди многих нойонов и зайсангов, которые, словно позабыв о последствиях недавних междоусобиц, решили половить рыбку в мутной воде.

Первой в заваруху ринулась княгиня Дондукова. Она потребовала вернуть ей и сыновьям Багацохуровский и Багутовский улусы. Претензии были абсолютно надуманными, за исключением части Багацохуровского улуса, но калмыки хорошо помнили о былых годах, когда кабардинка Джан после битвы у Болхунов чуть не завладела всем Калмыцким ханством.

Вслед за нею активизировались дербеты, которые добивались права кочевать отдельно от общей массы калмыков. Их главный нойон - Галдан-Церен на этой почве поссорился еще с Дондук-Даши и был вынужден бежать в Царицын. После смерти хана и побега Цебек-Дорджи он решил силой увести свои улусы на Дон. Однако часть дербетов пошла за его женой и откочевала к наместнику Убаши.

Летом 1761 г. от наместника отошли икицохуровские нойоны Асарха и Маши (потомки Бокшурги - младшего брата Дондук-Омбо) и багацохуровский нойон Кирип (третий потомок Галдан-Норбо). В начале сентября они уже кочевали на Дону. Тем временем, Цебек-Дорджи, собрав все обиды и претензии цохуровских нойонов, выехал в Петербург, надеясь на поддержку царского правительства. В повиновении наместнику стали отказывать и другие владельцы: Яндык - брат Дондук-Даши, Бамбар - тайша табун-отоков, Замьян - тайша хошеутов и др. Когда от юного наместника отделились улусы эркетеней, багутов и барунов (часть багацохуров, принадлежащая князьям Дондуковым - сыновьям Дондук-Омбо и ханши Джан), многие стали считать, что его дни сочтены.

Однако в конфликт вмешалась царская администрация, которой не нужны были новые междоусобицы. 12 августа 1762 года Убаши официально был провозглашен наместником по указу Ея Императорского Величества Екатерины Алексеевны и получил знаки ханской власти. Наместник и нойоны-бунтовщики получили целый ряд грамот и указов от императрицы, в которых ясно и недвусмысленно прослеживалась политика поддержки Убаши. В них официально были опровергнуты слухи о насильственной христианизации ханства. В одной из грамот прямо указывалось, что это "известие совсем ложное и вымышлено, по-видимому, от недоброжелателей калмыцкому народу покоя". Особое неудовольствие было высказано княгине Дондуковой за за-хват ханских кибиток и скота. Она получила повеление выехать на жительство в Енотаевскую крепость, т.е. под контроль русских чиновников. Князья Дондуковы получили лишь свою часть Багацохуровского улуса, положенного им по соглашению 1741 г. Цебек-Дорджи во всех его домогательствах было отказано. Галдан-Церен получил приказ уйти с Дона и вернуться в Приволжские кочевья. В чувство были приведены и эркетеневские ханские зайсанги. Таким образом, наместнику удалось вернуть себе все ханские улусы и взять под контроль Калмыцкое ханство. По явно заниженным статистическим данным от 1768 г. Убаши принадлежало 23,7 тыс. кибиток, в то время как все остальные нойоны владели лишь 16,5 тыс. кибиток.

Однако приближенные молодого наместника зимой 1767 года имели массу поводов для недовольства. Цебек-Дорджи сыграл первую скрипку в истории с побегом, обвинением Убаши и его зайсангов в подготовке убийства, распространением ложных слухов и т.п. При Дондук-Омбо, Дондук-Даши или даже при Церен-Дондуке, не говоря уже об их предках, такое с рук ему не сошло бы. Но при юном Убаши он сумел выкрутиться. Мало того, он получил пост в ханской администрации: багацохуровский нойон стал членом калмыцкого суда - Зарго.

В те времена Зарго приравнивался к общекалмыцкому правительству, главный судья Зарго считался "премьер-министром". Ранее Зарго состоял исключительно из ханских зайсангов и напрямую подчинялся хану или наместнику. Разумеется, этот суд стоял на защите интересов хана и единства Калмыцкого ханства, что, конечно же, вызывало недовольство властолюбивых нойонов. Поэтому в тех случаях, когда их иски носили антиханский характер, они старались обращаться к российским судебным властям, что, в конечном итоге, привело к падению авторитета Зарго. После событий 1761-1762 гг. царская администрация решила "демократизировать" этот орган: в его состав были введены представители цохуров, дербетов, хошеутов, табун-отоков и шабинеров (т.е. ламы). После назначения заргучи Цебек-Дорджи, без сомнения затаившего злобу на Убаши и мечтавшего о реванше, суд и вовсе утратил свое значение, как оплота ханской власти. Мало того, владельцы, недовольные подобным вмешательством в административное устройство ханства, стали улаживать свои конфликты без по-средничества Зарго.

Явно недовольным был и первый ханский зайсанг Даши-Дондук. Долгое время он находился в тени, но сумел выдвинуться. При "коронации" Дондук-Даши "тезка наоборот" уже значился вторым зайсангом после Абу-Намсо. При Убаши он был уже первым, получая от российских властей жалованье 100 руб. в год. Пожилой зайсанг крайне отрицательно оценивал политику царской администрации, особенно в последние годы. Сокра-щение территории кочевий, вмешательство во внутренние дела, установление контроля над действиями ханских властей. Теперь пошли слухи о грядущей войне с Турцией и крупной мобилизации чуть ли не в 50 тысяч сабель. Но ведь нынче не времена Аюки, когда калмыки со своими данниками легко могли выставить 100-тысячную армию. Да в те времена больше 20 тысяч и не требовали. А нынче, если слухи окажутся правдой, придется мобилизовать мужчин из каждой кибитки. А кто будет охранять улусы, заниматься перекочевкой, пасти табуны и отары?

Свои причины для недовольства были и у шажин-ламы Лоузан-Джальчина. Его серьезно волновали нарастающие процессы христианизации калмыков. Мало того, эти процессы поддерживались царской администрации. Тем калмыкам, которые принимали крещение, давались немалые льготы: им выделяли большие наделы, освобождали от налогов, укрывали от гнева их владельцев. Уже возникли крупные поселения из крещенных калмыков на Дону, Урале, Волге. Неподалеку от Самары вырос целый город, населенный калмыками-христианами, причем их первым владельцем стал внук самого Аюки-хана - крещенный князь Петр Тайшин. Увы, "зараза" христианизации стала распространяться и в высших слоях калмыцкого общества. Еще в 40-х годах крещение приняли сыновья Дондук-Омбо от ханши Джан, хошеутский Сербеть. Теперь другой хошеут нойон Замьян увлекся образом жизни русских, обзавелся постоянным домом. А главное, сам Далай-лама VII Галцан Чжамцо прислал им "грамоту", в которой призывал калмыков к возвращению и объединению с ойратами. Не совсем ясно, почему именно сейчас - после оккупации Джунгарии и Карашара цинскими войсками. Нойон Шеаренг рассказывал такие страсти о подавлении восстании Амурсаны: сотни тысяч погибших и умерших от голода. Далай-лама явно писал по указке маньчжуров. Но, с другой стороны, может он и прав? Может кочевники-буддисты должны жить вместе?

На тайных совещаниях в 1767 г. они начали убеждать наместника в том, что калмыки должны уйти в Джунгарию. Сохранились даже легенды, в которых якобы цитировались эмоциональные выступления заговорщиков. Например, Цебек-Дорджи говорил: "Смотрите, ваши права ограничиваются во всех отношениях. Русские чиновники обращаются с вами ужасно, а правительство хочет поделать из вас землепашцев. Вот покрылись казачьими станицами берега Урала и Волги, вот и северные окраины степей заселены немцами, еще немного времени и будут заняты Дон, Терек и Кума, а вас стеснят на безводных пространствах и погубят ваши стада, единственный источник вашего существования". Согласно легендам, именно тогда Убаши, готовясь к перекочевке, запретил матерям рожать детей. Позже аналогичный запрет был наложен и на скот, но никто его, конечно же, не послушал, и во время перекочевки 1771 г. они стали погибать в числе первых.

Именно эта троица из близкого окружения молодого хана и стала инициатором заговора. Однако круг заговорщиков стал расширяться за счет других нойонов. Конечно же, Цебек-Дорджи поддержали его родные братья Аксахал и Кирип. Успех этой операции был бы невозможен без поддержки хошеутовских и табун-отоковых улусов, которые традиционно охраняли восточные границы ханства, поэтому в заговор были привлечены нойоны Еремпель и Бамбар. Немалую роль в перекочевке отводили нойону Шеаренгу (Церену), который после разгрома Джунгарского ханства вывел в Россию 10 тысяч ойратов. Теперь он должен был сыграть роль проводника, хотя Шеаренг опасался возвращения под власть Цинов. Он отлично знал, что за измену Родине (в 1755-1758 гг. Шеаренг являлся подданным Цинской империи) и убийства крупных китайских чиновников маньчжуры вынесли ему смертный приговор. Однако заговорщикам как-то удалось убедить его.

В Калмыцком ханстве активно начинают циркулировать слухи о начале войны с Китаем, причем утверждалось, что цинские войска уже вышли к Оренбургу. Именно в этот момент один из противников Убаши хошеутский нойон Замьян сообщил о том, что окружение наместника готовит уход и намерено связаться с этой "армией". В числе заговорщиков, помимо реальных лиц, были названы и родные братья Дондук-Даши - Яндык и Басурман-тайджи. Этот донос выглядел нелепо и ему не поверили.

В феврале 1769 г. Замьян сообщил, что трое инициаторов, возмущенные требованием мобилизации 20-тысячной армии с последующим отправлением на Украину, при поддержке хошеутского нойона Еремпеля стали настаивать на уходе в Китай. Но Убаши и другие нойоны, видимо, решили, что время еще не пришло и снарядили требуемую армию на Украину. Однако руководство было возложено на багацохуровского нойона Кирипа (младшего брата Цебек-Дорджи). В числе крупных командиров этой армии были близкие к заговорщикам Аксахал (брат Цебек-Дорджи) и Эмеген-Убаши (двоюродный племянник наместника). Главным советником армии был Даши-Дондук. Начало похода было успешным, но Даши-Дондук исподволь стал склонять мелких командиров к дезертирству, и, в конечном итоге, армия распалась. Правда, отряд Аксахала, действовавший во Второй армии, остался до конца кампании, но главные силы из корпуса генерала Берга пришлось распустить: от крупного 15-тысячного войска остались только багацохуры Кирипа и Шарапа (зайсанга Дондуковых), а также отряд Эмеген-Убаши. Между тем, в Кавказской кампании калмыцкие войска под руководством самого Убаши действовали весьма успешно. Трое из заговорщиков: нойоны Цебек-Дорджи, Еремпель и Шеаренг за битву при Калаусе получили Золотую медаль от императрицы. Военная коллегия решила впредь использовать крупные массы калмыков только на Кавказе. В дезертирстве Даши-Дондука она не усмотрела ничего криминального и оставила этот инцидент без последствий. Мало того, когда губернатор предложил вызвать зайсанга в числе других заговорщиков на допрос, он получил весьма строгую выволочку от самой императрицы.

В 1770 г. заговорщики были готовы к перекочевке, но табун-отоковский тайша Бамбар перед уходом решил угнать у казахов скот. Царская администрация, взволнованная этим инцидентом и опасавшаяся новых столкновений, велела перевести калмыцкие улусы на правый берег. Заговорщики испугались и упустили удобный момент для перехода. Им пришлось вновь посылать крупную армию на Кавказ. Тем временем, губернатор Бекетов убедился, что доносы, посылаемые Замьяном, видимо, имеют под собой реальную основу, и предложил вызвать в Петербург Цебек-Дорджи, Бамбара, Еремпеля, Шеаренга, Лоузан-Джальчина и Даши-Дондука. Как видно, губернатор точно очертил круг заговорщиков. Ответ из Коллегии иностранных дел за подписью Голицына и Панина, подкрепленный указом императрицы, был настолько суровым, что отбил у Бекетова всякую охоту к каким-либо активным мероприятиям по этому вопросу.

Кампания 1770 г. оказалась не очень удачной и закончилась ссорой наместника Убаши с генералом де Медемом. Вернувшись в родные кочевья, Убаши пожаловался на падеж скота, начавшегося из-за истощения пастбищ правого берега Волги в результате их длительной эксплуатации, и добился разрешения на перевод на левый берег. Там эмиссары заговорщиков стали собирать табуны из лучших лошадей для войск якобы против казахов. На Новый год заговорщики нойоны Цебек-Дорджи, Бамбар, Еремпель, зайсанг Даши-Дондук и лама Лоузан-Джальчин собрались у наместника. Убаши, видимо, колебался: ему не хотелось уходить из родных сте-пей. Совещание продолжалось почти трое суток, но заговорщикам удалось убедить 26-летнего наместника. 4 января 1771 года в урочище Белту (Нарын-пески) Убаши выступил перед войсками и своими улусами, объявив об уходе из России со слезами на глазах.

Заговорщики понимали, что многим калмыкам вряд ли понравится эта идея, поэтому они заявили о том, что царское правительство потребовало в заложники сыновей Убаши, Цебек-Дорджи, Бамбара и еще 103 знатных человек и отправить 10 тысяч калмыков для зачисления в солдаты. В тот же день тумен под объединенным командованием Бамбара, Шеаренга и Гюнге-Церена (сын Цебек-Дорджи) рванулся к переправам на Яике. Вся река от Гурьева до Калмыковой крепости запылала в огне. Уральские крещенные калмыки-казаки стали переходить на сторону своих сородичей. На флангах действовали отряды Акун-Абуши и Церен-Делика, движение замыкали ики-цохуры Асархо и Маши. Движение было столь быстрым, что калмыки-простолюдины были вынуждены бросать кибитки, скот, имущество и даже малолетних детей. Несмотря на распространяемые слухи, большая часть калмыков готова была вернуться, если бы не боязнь отборных отрядов Цебек-Дорджи, Бамбара и Шеаренга: "если бы де сведали о приближении к ним российских войск, то непременно весь подлой народ (т.е. податные сословия, "хар яста") к ним уклонился".

Царская администрация: губернаторы Бекетов и Рейнсдорп (тот самый оренбургский губернатор, который скоро "прошляпит" восстание Пугачева), коменданты фон Розенберг (астраханский) и фон Фегезан (гурьевский) вовремя получили нужную информацию, но, увы, не сумели остановить уходящие улусы. Отрядам ге-нерала Давыдова и казакам атамана Митрясова удалось отбить ханский Эркетеневский улус и 300 кибиток татар. Кроме того, харахусы и ики-цохуры Асархо и Маши, шедшие в аръергарде, во время переправы задержались и сумели вернуться под защиту этих отрядов. Однако атаковать остальные улусы, расположившиеся на Эмбе, Давыдов и Митрясов побоялись. Только в апреле они наконец раскачались и выслали в погоню 7-тысячный корпус Траубенберга, да и то в нескольких эшелонах. А ведь у администрации были сведения о том, что Убаши на Эмбе жаловался на Цебек-Дорджи и Бамбара, склонивших его к перекочевке. Наместник даже был готов вернуться в случае поддержки других владельцев, но таковых не нашлось. Те нойоны, которые хотели остаться, уже давно сбежали. Например, хошеутский нойон Теке вернулся от Яика пешком, бросив все: улус, имущество, семью. А икицохуровским Асархо и Маши удалось вернуться со своими улусами, прихватив по пути еще несколько сот чужих кибиток. Верный оплот наместника - эркетеневские зайсанги также оказались среди отбитых аймаков, так что опереться в споре с Цебек-Дорджи и его сторонниками Убаши было не на кого. Весной 1771 года калмыцкие улусы двинулись дальше, и корпус Траубенберга, вышедший с опозданием, не смог догнать кочевников. Набеги казахов на этом этапе большого успеха не имели.

Наибольшие потери калмыки понесли летом, из-за жары и безводья. Когда они добрались до воды, то эта оказалась соленая часть Балхаша. Толку от Шеаренга как проводника оказалось немного, ибо он бежал из Джунгарии другим путем. Падеж скота был огромный. Умерло очень много людей. После этого улусы были разделены. Наиболее сильные отряды направились кратчайшим путем в Джунгарию, а оставшаяся масса пошла вокруг Балхаша. По пути она подверглась сильным атакам казахов и понесла огромные потери. Значительное количество пленных потом было распродано на невольничьих рынках, включая южносибирские погранзаставы. Когда калмыки, наконец, прибыли в Джунгарию, их на границе ждала цинская армия. После семидневных со-вещаний наместник был вынужден подчиниться власти мандаринов, которые искусно рассеяли его народ по всему Синьцзяну. Как горько шутили потом калмыки: "Освободившись от пеньковых недоуздков России, мы попали в железные ошейники китайцев". Многие калмыки хотели вернуться и даже составили заговор, но ки-тайцы разоблачили их и перевели большую часть калмыков вглубь Джунгарии. В 1774 году наместник Убаши и нойон Бамбар неожиданно умерли. Ходили слухи, что они были недовольны жизнью в Китае и хотели бежать обратно. Учитывая их возраст, одновременная смерть Убаши и Бамбара выглядит по меньшей мере странно.

А что же заговорщики? Они были весьма довольны. Лама Лоузан-Джальчин по прибытии в Китай при-писал себе главную роль в заговоре и руководство народом при переходе и стал требовать "главное в сем наро-де начальство". Нойон Цебек-Дорджи стал официально вторым лицом среди калмыков: возглавил Северный отдел сейма "Верный" (уступавший по численности только ханскому хошуну) и получил титул цинь-вана, которого другим нойонам не дали. Интересно, что в калмыцких легендах у Цебек-Дорджи сохранился ореол благородного героя, в отличие от глупого и недалекого Убаши-хана. По одной из легенд женой Цебек-Дорджи была дочь Богдо-хана, которая усыпила его. Существовало поверье, что когда-нибудь он проснется и вернется за своими подданными. Так народная память отомстила слабовольному и недалекому Убаши, возвысив в сказаниях истинного виновника трагедии 1771 года.

Link to comment
Share on other sites

Mende Sanj

1.Na chechentsev mnogo vliyaniya okozali mongoli v epohu zolotoi ordi a potom kalmiki; mnogo mongolskih famili melkaet sredi nih.V chechne mnogo mongolskih geograficheskih nazvanii, naibolee chasto po TV upominaetsia v svyazi s izvestnimi sobitiyami selo NAURSKOE(mongol.pismenoe -NAUR -ozero)Daje slovo chechen nekotorie uchenie obyasnyayut kak mongolskoe slovo TSETSEN; vot hochu uznat kak sami chechentsi otnosiyatsya k etomu schitayut chto esti mongol vliyanie ili net?

u nas v mongolii esti BAR "GENERAL DUDAEV" zaidesh tam foto ego i t.d; govoryat chto neskolko nashih voevali nastorone chechentsev.

про этноним чечен

у меня где то была статья (сама статья политическая, не историческая), но один из этнографов там прямо говорит, что этот этноним произошел (правда неясно в какое время) от села чечен, от другого поселения ангушт произошел этноним ингуш - хотя в принципе это один народ. название поселения чечен-аул ведет свое начало от ставки какого то монгольского нойона цецена в 13 в.

про монгольское влияние сказать не могу, не думаю что чеченцы как сложившийся народ были в 13 веке, скорее тогда были какие то племена - их история малоизвестна. по поводу этнонимов да мои знакомые монголы говорили, что очень много читают и вполне переводят с карты, но где то здесь на форуме говорили, что большинство топонимов тюркские и имеют сходные с нашим языком корни (хотя мы конечно вполне можем утверждать и обратное). насчет отношения к этому чеченцев не знаю, хотя есть у меня знакомые. но им думаю сейчас не до истории.

по поводу монголов, когда были знакомые из военной академии - кое кто из них шутя говорил, что если не будут платить им нормально, то придется им повоевать за "свободу чеченского народа", сейчас этот человек - начальник военной части под улан батором - живет видимо нормально..

по поводу калмыцкого влияния оно конечно было - особенно во время правления аюки-хана. в те времена россия калмыцкими руками защищала себя с юга (по ходу пытаясь пройти кавказ), и прорубала окно в европу. многие народы, которые когда то жили предгорьях, на кубани, между волгой и доном в то время наши предки загнали в горы. про это есть книжки-свидетельства русских историков того времени. торгуты, которых я встречал в монголии - потомки тех кто в 1771 г. ушел в зюнгарию рассказывали, что когда калмыцкие войска подходили к селениям горцы глотали какие то черные шарики с ядом, чтобы не попадать им в руки живыми. ну и куча еще всяких историй. может с того времени и пласт имен похожих на наши (хотя сейчас кто знает). я лично знаю калмыка аспиранта басаева и еще про одного калмыка слышал бараева..

Link to comment
Share on other sites

  • Модераторы
про этноним чечен

у меня где то была статья (сама статья политическая, не историческая), но один из этнографов там прямо говорит, что этот этноним произошел (правда неясно в какое время) от села чечен, от другого поселения ангушт произошел этноним ингуш...

....не думаю что чеченцы как сложившийся народ были в 13 веке, скорее тогда были какие то племена - их история малоизвестна. по поводу этнонимов да мои знакомые монголы говорили, что очень много читают и вполне переводят с карты, но где то здесь на форуме говорили, что большинство топонимов тюркские и имеют сходные с нашим языком корни (хотя мы конечно вполне можем утверждать и обратное).

...я лично знаю калмыка аспиранта басаева и еще про одного калмыка слышал бараева..

Могу согласиться с тем, что чечен от Чечен-аула, но сам топоним восходит к тюркскому сас/чач - "волосы, растительность" - от камышовых зарослей в болотистом месте.

Чеченцы - представители одной из древнейших на Кавказе языковых семей. Возможные предки - хурриты или кутии.

Басаев - распространенная фамилия у бурят (есть этнограф Басаева, математик-профессор Басаев и т.д.).

Link to comment
Share on other sites

сас/чач - всего лишь дна из версий

"слова о возмжных предках" только подтверждают то, что их история малоизучена.

а фамилия басаев среди бурят, больше говорит о ее монгольском происхождении среди современных чеченцев :lol:.

Link to comment
Share on other sites

еще одна статья уташа очирова

http://www.ulanzalata.ru/history/istoria3.html

Этот рассказ - о трёх урочищах, что раскинулись на берегах Волги от Красного Яра (что возле нынешней границы между Саратовской и Волгоградской областями) до Чёрного. Эти три места нельзя назвать святыми или памятными местами для каждого калмыка, наподобие Богдо-уул или обелиска у Кегульты. Нет! Это безмолвные свидетели трагедии, стоившей нашему народу немалых тягот и лишений. Три фрагмента из истории междоусобицы 1724-1741 гг., в которой наши предки кровью и слезами оплачивали и оплакивали амбиции и прихоти своих феодалов.

фрагмент третий

Урочище Бага-Болхун: преторианские гвардейцы.

Велик и славен будет хан Галдан-Данжин! Что? Он и не хан вовсе? Ну, так будет. Ведь он самый родовитый нойон - последний из сыновей великого Аюки. Его талант полководца признан всеми. В бою у Сасыколи Галдан-Данжин единственный из проигравших удостоился похвал: его отряды потеснили превосходящие силы Петра Тайшина и были близки к успеху. Если бы не его бестолковый брат... Зато теперь после смерти грозного льва Дондук-Омбо-хана авторитет седьмого сына Аюки признан многими тайшами и аристократами. За его спиной стоят русские штыки и государь-император Иван VI. Галдан-Данжин способен принести калмыцкому народу долгожданный мир. Кто осмелится бросить ему вызов? Неужели ханша Джан и её малолетние сынишки? Да куда им! Ха-ха-ха! Галдан-Данжин будет ханом!

В ходе многолетней междоусобицы улусы соперников, особенно сыновей Чакдорчжаба, поредели и ослабли. Немалые потери понесли и ханские улусы, за которые шла главная борьба. Только табун-отоки Дорджи Назарова, редко участвовавшего в боях, усилились в этот период. Поддержка его преемников Лубжи и Убуши могла иметь решающее значение в завершении затянувшегося поединка между потомками Гунчжаба и Дармабалы (потомков Чакдорчжаба в счет уже не брали). Но как можно выбрать ханшу-кабардинку Джан, которая вот-вот опять уведет калмыков за Кубань. Мусульмане, конечно, гостеприимные хозяева, но кубанские степи не смогут долго кормить оба наших народа, и калмыкам придется голодать, как это было при Дондук-Омбо. И табун-отоки выбрали Галдан-Данжина.

Кто осмелился стать его соперником? Ханша Джан? Она всего лишь женщина, а ее четверо сыновей не достигли и 10-летнего возраста. Бодонг? Сын Чакдорчжаба и Габили, конечно, родовит, но звезда его братьев закатилась со смертью Дасанга и Бату. Лучше бы следовал примеру старшего брата Дондук-Даши, живущего в почетной ссылке. Сербеть? Хошеут, возвысившийся благодаря выгодному браку. Выскочки-зайсанги? Сделали карьеру за спиной беспощадного и грозного хана. А попробуйте теперь повоевать без него. Забыли о том, как кончили жизнь сыновья Мазан-Батыра?

На стороне седьмого сына Аюки было всё: превосходство в силах, поддержка влиятельных аристократов, симпатии простого народа, воля Остермана, а значит, и младенца-императора. Казалось, даже законы истории были на стороне Галдан-Данжина. Однако "худородные" "выскочки" имели свое мнение по этому поводу. Они знали, что завистливые аристократы не пожалуют их за карьеру, сделанную в годы террора и страха. Особенно страшно было томутам - потомкам от смешанных браков башкир, казахов и калмычек. Они исповедовали отцовскую религию, как правило, ислам, и выделялись из общей массы цохуров, с которыми кочевали еще при Аюке. Когда тайшей цохуров стал Дондук-Омбо, томуты превратились в его верных слуг. В Персидском походе 1723 г. они составили отряд личной охраны. В период откочевки на Кубань 1732-1735 гг., зайсанг томутов Кусеп был палачом Дондук-Омбо, казнившим по его приказам немало нойонов и зайсангов. При этом хан разрешал охранникам обогащаться за счет грабежа простых калмыков, и у томутов было много врагов. Так и напрашиваются параллели между ханскими гвардейцами и древнеримскими преторианцами -делателями императоров.

27 июня 1741 г. Бодонг атаковал мятежные войска Галдан-Данжина в урочище Бага-Болхун. Калмыки-аристократы сражались как обычно. Они знали, что в случае поражения им есть, где укрыться, что в случае плена за них заступятся русские власти. Зато их враги знали, что в случае поражения этот бой будет последним: бежать им некуда, а в плену их никто не пощадит и не убережет от пыток и унижений. Они сражались, как тогда говорили "не за живот, а на смерть". И казалось, своей волей они сломили логику истории, обратили ее ход в другую сторону. Войска мятежников были наголову разбиты, а их вожди были схвачены и преданы смерти.

Но преторианским гвардейцам не удалось сделать 10-летнего Рандула ханом, а его мать Джан -регентом. Петербург быстро среагировал на гибель Галдан-Данжина. В степи был направлен тайный советник (генерал-лейтенант гражданской службы) В.Н.Татищев, видный государственный деятель, а по совместительству - знаменитый историк. Татищев, собрав казаков и получив поддержку ряда влиятельных нейтральных нойонов, провозгласил новым ханом Дондук-Даши.

Калмыки устали от кровавых междоусобиц, и назначение наместником нойона, не участвовавшего в битве в Бага-Болхуне, приветствовалось почти всем народом. Кроме того, Дондук-Даши показал себя умелым и бережливым правителем: участвуя во многих феодальных интригах, он умудрился избежать участия в крупных сражениях,, т.е. его улус не понес таких потерь, как другие. Наконец, нового наместника отличала способность твердо придерживаться однажды выбранного курса, а калмыки как раз жаждали стабильности. Интриги Джан и ее сторонников встретили глухое сопротивление даже среди их подданных и закончились арестом Сербетя. Когда ханша бежала на Кавказ, ее примеру последовали только томуты, помнящие о возможном возмездии. Но даже преторианским гвардейцам нужен мир и покой. Прибыв на Кубань, большая часть томутов отказалась следовать за ханшей-авантюристкой и поселилась среди татар.

Семнадцать лет зависти, похвальбы, затаенной вражды, измен и алчбы нанесли немалый урон нашему народу. По некоторым данным, потери только семи улусов в годы междоусобиц составили 28 тысяч кибиток (в каждой по 4-5 человек). Экономический урон калмыков за этот период вовсе неисчислим. Впрочем, время может залечить материальные раны. Изменилось многое другое. Территория кочевий сократилась почти на треть, многие калмыки укрылись от бесчинств и войн у соседей, кто-то изменил дедовской вере. Само ханство, хотя и оставалось в ведении КИД, превратилось в покорного вассала, подчиненного астраханскому губернатору. Конечно, многим феодалам это казалось обидным.

Недаром историки говорят, что истоки трагедии 1771 г. берут начало в этой междоусобице. Даже характеры личностей, сыгравших главную роль в откочевке в Джунгарию, складывались под влиянием этой братоубийственной войны. Кто такой Убаши -25-летний юноша, сын хана и вдовы Це-рен-Дондука. Ну, а если бы Дондук-Даши сменил его старший сын Асарай (отданный по "новой моде" в заложники и умерший от оспы в Астрахани), наверное, он не так легко поддался бы на уговоры и наветы ближних тайшей. А ближние тайши Цебек-Дорджи и Бамбар? Это сироты, потерявшие отцов (Галдан-Норбо и Лубжу) в малолетнем возрасте в той междоусобице. Если бы их отцы были живы и сумели бы научить сыновей любви к Родине, может они, наоборот, уговорили бы хана не слушать нойона-беглеца Шеаренга. Вот только История не имеет сослагательного наклонения. А жаль.

Link to comment
Share on other sites

***Chuluu

Na chechentsev mnogo vliyaniya okozali mongoli v epohu zolotoi ordi a potom kalmiki

- Да уж, в эпоху Золотой Орды чеченцы с монголами наверняка не по-чеченски разговаривали :) Не знаю, кто оказывал большее влияние, но во всех вайнахских хрониках вместо монголов упоминаются калмыки. Кстати, по потреблению калмыцкого чая вайнахи железно держат первое место, во всяком случае, в Москве.

..mnogo mongolskih famili melkaet sredi nih.

- Видимо производные от заимствованных имен.

V chechne mnogo mongolskih geograficheskih nazvanii, naibolee chasto po TV upominaetsia v svyazi s izvestnimi sobitiyami selo NAURSKOE(mongol.pismenoe -NAUR -ozero)

- Чеченцы связывают название селения Наур с именем нарта Наура в вайнахском Нартовском эпосе (он якобы жил в пещере, что находится рядом). Этимологию я не знаю, но знаю, что в Кабардино-Балкарии, кажется, есть горный перевал Наур.

Daje slovo chechen nekotorie uchenie obyasnyayut kak mongolskoe slovo TSETSEN; vot hochu uznat kak sami chechentsi otnosiyatsya k etomu schitayut chto esti mongol vliyanie ili net?

- Влияние было. По "Чечен" см. ниже.

***Sanj

..этот этноним произошел (правда неясно в какое время) от села чечен

..название поселения чечен-аул ведет свое начало от ставки какого то монгольского нойона цецена в 13 в.

..сас/чач - всего лишь дна из версий

- см. ниже.

..не думаю что чеченцы как сложившийся народ были в 13 веке

- Как народ – были, как сложиться – не знают до сих пор :)

..а фамилия басаев среди бурят, больше говорит о ее монгольском происхождении среди современных чеченцев

- Фамилия Шамиля Басаева, например, говорит о том, что, толи его прадеда, толи прапрадеда звали Баса. Родовое имя Басаева – Белгато.

***Стас

Могу согласиться с тем, что чечен от Чечен-аула, но сам топоним восходит к тюркскому сас/чач - "волосы, растительность" - от камышовых зарослей в болотистом месте.

- До сих пор остается нерешенным вопрос – этноним происходит от топонима или наоборот.

- Общепризнанной или хотя бы приемлемой этимологии слову Чечен на сегодняшний день нет. Вообще, говоря о происхождении названия села Чечен нужно учитывать, что в Каспийском море, в месте, где в него впадает Терек, есть остров Чечень, который в вайнахсих языках носит то же название что и село – Чечан. И еще об одном селении Чечан в горах, в Шатойском районе, упоминается в русских хрониках XVII в. (Кушева Е.Н. "Русско-чеченские отношения XVI-XVII вв."). Но, если уж возводить название села к имени (званию?) нойона Цецена, то больше подойдет село Цацан-юрт (Цоци-юрт). Сас/чач сомнительно, так как Чечен-аул находится не на болоте, скорее наоборот. Если искать этимологию в тюркских языках, то, как мне кажется, в кумыкском (в ногайском вряд ли). Что касается

"чеченских" версий, то они столь же неубедительны, так что и приводить их я не вижу смысла.

С уважением.

Link to comment
Share on other sites

Pri chem tut Chechentsy? Davaite nazad k teme.

Nichego plohogo v soyuze s manchjurami ne viju. Oiraty by vse ravno ne ustoyali esli ne pered nimi to pered russkimi, i uje formalnoye zavoevanie vost.Mongolii privelo by k ochen ne jelatelnym rezultatam. Blagodarya dogovoru Zanabazara s manchjurami my hotya by sohranilis do istoricheskoi epohi kogda velikie dela stali vozmojny.

Nichego horoshego obyedinenie vost i zap. mongolov ne privelo by, vremena velikih stepnyh gosudarstv uje proshlo. Nujna byla modernizatsiya chto privelo by k otkazu ot kochevogo obraze jizni, a etogo ne odin han ne stal by delat.

Link to comment
Share on other sites

сас/чач - всего лишь дна из версий

"слова о возмжных предках" только подтверждают то, что их история малоизучена.

а фамилия басаев среди бурят, больше говорит о ее монгольском происхождении среди современных чеченцев :lol:.

ne tolko basaev a eshe dyujina drugih familiy buryat i chechenov sovpadayut.

basaev, baraev, asalxanov, gantemirov i t.d. -- vse eto famili zapadnyx buryat.

iz drugoo postinga:

kurumshu-- kak-budto znakomoe, po momeu eto nazvanie odnogo iz malyh buryatskih rodov.

Link to comment
Share on other sites

basaev, baraev, asalxanov, gantemirov i t.d. -- vse eto famili zapadnyx buryat.

iz drugoo postinga:

kurumshu-- kak-budto znakomoe, po momeu eto nazvanie odnogo iz malyh buryatskih rodov.

Pochemu tol'ko zapadnyx byryat?

Gantumur - eto ochen' rasprostranennii imya sredi mongolov.

Bas-hyy , bas-bayar- toje nemalo.

Link to comment
Share on other sites

Совершенно очевидно что похожие имена у бурят и у чеченцев имеют тюркское происхождение. И те и другие испытали сильное влияние тюрков-кочевников, язык которых был единым (вследствие кочевого образа жизни) на огромной территории от Дуная до Хингана.

Link to comment
Share on other sites

Совершенно очевидно что похожие имена у бурят и у чеченцев имеют тюркское происхождение. И те и другие испытали сильное влияние тюрков-кочевников, язык которых был единым (вследствие кочевого образа жизни) на огромной территории от Дуная до Хингана.

Nu ty zagnul. Nu dai togda ob'yasnenie.

Est' drugaya versiya. Buryatskie zapadnye roda blije Oiratam, chem k Xalxa i nalichie odinakovyh imen, Mantyk, Batlai naprimer, u zap.buryat i kalmykov, i otsutsvie onyh u drugih buryat i xalxa, yber. Kavkaztsy uvajayut kalmykov i boyatsya, oni po vsei svoei istorii s samogo poyavleniya zastavili vseh trepetat'. Po slovam odnogo buryata imeyushego kalmykov rodstvennikov Basai eto kalmytkoe imya, kalmyki i checheny schitali drug druga dostoinymi rodstva narodami, svad'by imeli mesto. pri etom nevesty preimushestvenno perehodili v religiyu jenihovskoi storony.

sprosit' chechenov, oni uvajayut kalmykov, govoryat oni nastoyashie mujchiny, goryachie i otchayannye. odin dagestanets ment v Volgogradskoi oblasti daje kak to povedal, mol kalmyki eti bandity, goryachie, chut' chto tak srazu za noj hvatayutsya, u nas v tyurmah odni kalmyki sidyat.

Link to comment
Share on other sites

basaev, baraev, asalxanov, gantemirov i t.d. -- vse eto famili zapadnyx buryat.

iz drugoo postinga:

kurumshu-- kak-budto znakomoe, po momeu eto nazvanie odnogo iz malyh buryatskih rodov.

Pochemu tol'ko zapadnyx byryat?

Gantumur - eto ochen' rasprostranennii imya sredi mongolov.

Bas-hyy , bas-bayar- toje nemalo.

konechno vozmojno, no v Buryatii ya ne vstrechal buryat drugih rodov s takimi familiyami. Po familiyam v Buryatii zaprosto mojno uznat' prinadlejnost' buryata k tomu ili inomu obogu. U vostochnyh(songolov, xori) preobladayut buddiskie imena, a u zapadnyh kotorye priderjivayustya Burhanisma, vera v boga-burhana Mynxe Tengeri, familie sovsem drugie, ne putat' konechno s russkimi: ran'she let 100 nazad familiya u buryat peredavalas' ot imeni otsa, t.e. familii nyneshnie eto nechto inoe,a drevnie imena buryat-mongolov, na kotoryx ne otraziilos' vliyaniye so storony Buddhisma ili Xristianstva: Shomoi, Bodonsoi, Barai, Basai, Maxachexei, Irildei, Bayandai, Xarmakshei, Xanxaas, Asalxan, Matxan, Maxuud, Berdai, Borxodoi, Xinxei, Bardym, Tabinai, Mantyx, Tarxai, Omogoi, Baldai, Batlai, Manjei, Xeshegtoi, Ydyxe, Imexei i t.d.

Nu a takie imena kak Bayar, Baatar, Zorigto, Bolod, Geser, Xeshegtoi, Tymen, Aldar, Timur, Chingis raspostraneny sredi vseh buryat

Osobenno Bayarov mnogo. V molodejnoi srede eto imya proiznosyat na razniy lad tipa Bairka, Berik, Bera, Berson.

Russkie familie poyavlis' u buryat putem nasil'nogo kresheniya i vsyakih perepisei v kontse 19-ogo, nachale 20 veka. Tak po sluchayu dnya rojdeniya Nikolaya II, gde to v 1905 zapisnao v zronikah nasil'noe sgonenie naseleniya v Alarskoi stepnom uezde buryat v reku, vseh mujchin narekli imenem Nikolay, tak i do sih por nikolaevyh sredi Alarskih buryat mnogo.

Link to comment
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now


×
×
  • Create New...