Jump to content

Recommended Posts

В памяти калмыцкого народа издавна живет замечательный образ Мазан-Батыра - славного народного героя и патриота. Несколько преданий о Мазан-Батыре было записано в 1909 г. в Мало-Дербетовском улусе. Отдельные сказания о Мазан-Батыре записаны на пленку в 1962 г. экспедицией Калмыцкого научно-исследовательского института языка, литературы и истории в Каспийском районе.

В сборник "Калмыцкие сказки", выпущенный в 1962 г Калмгосиздатом, включена легенда о храбром Мазане. Сын бедной калмычки (социальное происхождение Мазан-Батыра неизвестно), рассказывает легенда, несчастный и неказистый на вид, с детства никому не внушал добрых надежд. Мальчик рос, как дикая трава в степи. Только подслеповатый дед предугадал в нем будущую богатырскую силу и честный добрый характер. Вдова лелеяла единственное сокровище. Мазан вырос и стал верным сыном своего народа. Он вступил в единоборство с коварным и грозным Байктан-Эретыном, который был грозой хотонов, весь скот до последней козы и лошади угонял с собой. Врожденная смекалка, стойкость духа и сила помогли Мазану победить врага. Таково краткое содержание легенды.

Был ли такой герой в действительности?

Составители упомянутого сборника сказок С.Д. Алексеев и Л.С. Сангаев считают, что это вымышленный эпический герой, хотя и сообщают, что, по словам знающих калмыков, Мазан-Батыр - реальная историческая личность. Ссылаясь на известные труды профессора Н.Н. Пальмова, в коих не оказалось сведений "о существовании Мазана в исторической действительности", составители, таким образом, не поверили народной памяти. Между тем, в исторической литературе имеются отдельные краткие упоминания о калмыцком военачальнике Мазан-Батыре (RS. Pallas. Sammlungen historiscner Nacnricnten, Er. Th., Leipzig. 1776; К. Костенков. Исторические и статистические сведения о калмыках. СПб. 1870, стр. 13; ТИ. Беликов. Участие калмыков в войнах России, Элиста. 1960, стр. 28).

Архивные материалы Центрального государственного архива древних актов г.Москвы подтверждают сведения, полученные из фольклора. Располагая данными, извлеченными из различных опубликованных и неопубликованных архивных документов, мы можем составить некоторое представление о действительных ратных делах и подвигах легендарного героя.

Мазан-Батыр был не только защитником своего народа, он во главе калмыцкого войска принимал активное участие в борьбе Московского государства и Украины против экспансии султановской Турции и ее вассалов - Крыма и Азова - за независимость Малороссии и безопасность южных российских пределов. Калмыцкие конные отряды во главе с Мазан-Батыром сражались тогда бок о бок с запорожцами под главенством кошевого атамана Ивана Сирка, с русскими ратными людьми, полком кабардинского князя Каспулата Муцаловича Черкасского и донскими казаками атамана Флора Миняева.

Мазан-Батыр был одним из военачальников калмыцкого войска; как никто другой, он честно и безупречно исполнял свой долг, защищая интересы своего нового отечества, и навсегда остался в памяти своего народа.

В конце 1672 года Турция и ее вассалы - Крым и Азов - возобновили войну с Россией, захватили часть Украины. Царское правительство рассчитывало использовать военную силу калмыков против Крыма так же, как это было в 1657-1663 годы. В 1673 году новый калмыцкий правитель Аюка подтвердил шерть 1661 года о "вечном послушании" и военной службе России. Царское правительство закрепило за калмыками торговые льготы и восстановило годовые жалования начальным тайшам, приобретенные еще во времена правителя Дайчина и Мончака (Пунцука) - основателей Калмыцкого ханства в составе России. Московское государство предприняло шаги к собиранию вооруженных сил на юго-востоке страны. Организация совместного выступления русских войск с калмыками, донскими казаками и узденями князя Каспулата Муцаловича Черкасского была произведена думным дворянином и воеводою И.С. Хитровым. Калмыки выставили 15 тысяч воинов под командованием военачальника Унитая (Унтя) и Мазан-Батыра, которые проявили большую активность в военных действиях под Азовом, на Дону и у Крыма. Ратные успехи калмыков были отмечены правительством России: как сообщают документы, царский посланник стряпчий Кирилла Пущин специально совершал поездку в калмыцкие кочевья для вручения калмыцким тайшам, в том числе и Мазан-Батыру, "государева жалованья" и объявления им "царского похваления за верную службу".

В 1674 году по просьбе Московского правительства хан Аюка снова послал в поход с русскими войсками 7 тысяч воинов. 28 августа калмыцкие ратные люди прибыли на Дон и остановились в районе Черкасска. Вскоре двухтысячный авангард под командой Мазан-Батыра совершил рейд на Перекоп, остальные 5 тысяч калмыцких конников принимали участие в сражениях под Азовом. В документах Посольского приказа имеются сообщения о военных успехах калмыков, которые "с турскими и азовскими людьми бились и неприятельских людей побили многих".

В 1675 году запорожцы под предводительством Ивана Сирка вели упорную борьбу с Крымом. К ним присоединились: русский полк стольника Леонтьева, стрельцы Лукошкина, калмыцкие воины под руководством Мазан-Батыра, донские казаки атамана Фрола Миняева и отряд князя К.М. Черкасского, прибывшие в Запорожье по царскому указу 17 сентября все они пошли "чинить воинский промысел... за Перекопью разбили турскую заставу, села попалили, много полону набрали и христианских душ много освободили и все здоровы назад пришли". Русский историк С.М. Соловьев в своем сочинении "История России с древнейших времен" повествует об этом событии и приводит письмо Ивана Сирка в Москву, в котором Мазан-Батыр ошибочно назван "калмыцким Мазин-Мурзой". Объединенные российские войска 23 сентября 1675 года форсировали Гнилое море и одновременно начали ощутимые удары по противнику через Перекоп, при этом взяли в плен крупного крымского военачальника Батыршу Мурзу Мансурова с его воинами. Боевые подвиги российских войск, в том числе калмыков под командованием Мазан-Батыра, были отмечены правительством "милостивым за их службу словом".

В октябре 1675 года ватага запорожских казаков с участием 1000 калмыцких всадников во главе с Мазан-Батыром под общим командованием кошевого атамана Ивана Сирка снова ходила в Крым через Гнилое море и была "у Каменного моста". Крымский хан повсеместно и особенно у Каменного моста выставил сильные заставы, но ничто не могло удержать смелого натиска казачьей и калмыцкой конницы. Дружной дерзкой атакой заставы были сбиты, а в завязавшемся ожесточенном сражении с подошедшим подкреплением казаки и калмыки "крымских людей побили многих и бунчук и шатры взяли и крымские улусы повоевали". За верную службу и боевые успехи в Крыму казаки и калмыки удостоились похвальной грамоты царя Алексея Михайловича.

В 1676 году турецко-крымские отряды участили набеги на Запорожье и прорывались до Киева. Русские полки, отряды Мазан-Батыра и князя Каспулата Черкасского, находившегося на Дону, вскоре получили царский указ идти к Киеву на помощь запорожскому войску. Совместные действия запорожцев с русско-калмыцко-кабардинскими ратными людьми остановили продвижение турецко-крымских полчищ под Киевом и Чугуевым. После этого борьба приобрела затяжной характер. Мазан-Батыр с калмыцкой конницей, проявляя доблесть и мужество, принимал активное участие в сражении под Чугуевым, затем в августе 1677 года - в разгроме турецких войск Ибрагима-паши под Чигирином.

В 1678 году крымский хан Мурат Гирей при активной поддержке турецкого султана возобновил наступательные военные действия на киевском направлении и напал было на самую Сечь. Запорожцы вступили в ожесточенную схватку с противником. Московское правительство предприняло меры для пополнения русских войск, находившихся в Малороссии: были мобилизованы ратные люди низовых городов Поволжья, увеличилось число калмыцких отрядов и донских казаков. Русские полки, стремительные конные отряды калмыков, основная часть которых находилась под командованием Мазан-Батыра, донские казаки и кабардинские воины князя Каспулата Черкасского летом 1679 года нанесли турецко-крымским войскам серьезное поражение под Чугуевым, затем у с. Волуйки. В то же время авангард Мазан-Батыра с донскими казаками пробился в Запорожье, где калмыки снова соединились с запорожскими казаками кошевого атамана Ивана Сирка. Запорожцы, калмыки и донские казаки не давали противнику возможности укрепиться в крепостях и населенных пунктах Запорожья и преграждали путь к Киеву. В результате успешных действий запорожцев, русских полков, калмыков и донских казаков крымско-турецкие полчища были отброшены к морю. Тогда турецкий султан и крымский хан сосредоточили крупные силы в районе Азова для последующего нанесения удара по Харькову и Чугуеву. Русские ратные люди, украинцы, калмыки с неизменным Мазан-Батыром, донские казаки и кабардинские уздени снова совместными ударами отразили вылазки противника, затем нанесли ему сокрушительный удар в районе реки Биликлейки. Так калмыки вместе с русскими ратными людьми, донскими казаками, кабардинскими узденями рука об руку с запорожскими казаками сражались против общих противников - султанской Турции и ее вассалов - Крыма и Азова. Благодаря боевому содружеству они достигли победы над неприятелем.

После окончания войны России с Турцией и ее вассалами (1681 год) Мазан-Батыр с калмыцкими воинскими людьми вернулся в родные кочевья. В 1683 году Мазан-Батыр был убит в своем улусе во время одного из налетов грабителей.

Привлекает внимание описание трагической безвременной гибели Мазан-Батыра в конце легенды. Согласно легенде, раны на теле богатыря заживали вмиг, стоило ему только умыться водой из колодца. Сыновья убитого им Байктан-Эретына, зная это свойство Мазана, изранили его, увезли далеко в степь и изрубили на куски. Так кончается эта чудесная легенда, сохранившая в памяти народа подвиги Мазан-Батыра, реально существовавшего героя

Link to comment
Share on other sites

Среди калмыков Эркетеневского улуса было распространено почитание сказочного богатыря - Мазан-баатра. Он якобы оживал, когда на небе появлялись звезды. Он не мог ожить только тогда, когда тело его будет расчленено и разбросано в разных местах. Эркетеневцы считали Мазана уроженцем своего улуса, и что он действительно жил, творил свои богатырские дела и защищал их от врагов.

Мне лично пришлось увидеть до гражданской войны в Эркетеневском Большом хуруле кольчугу, панцирную рубашку из проволочных колечек. Она была довольно больших размеров как по длине, так и по ширине, якобы принадлежала Мазану. Рассказывали, что до этого здесь хранились шлем из железа, стрела и лук Мазана.

Легенда о Мазане. В ней говорится, что жил бедный калмык по имени Очир. Он рано умер. Осталась после него беременная жена. После смерти мужа она перекочевала к дяде мужа - старику, стала жить под его защитой.

Однажды этот дядя подъехал к кибитке снохи и попросил ее, чтобы она высунула правую руку через тотхо (верхняя часть двери кибитки). Сноха исполнила желание старика. Он пощупал пульс ее и сказал ей: "Смотри, сноха, плод твой не простой. Родится у тебя замечательный человек. Будь осторожна". Спустя некоторое время родился у снохи мальчик. Дали ему имя Мазан. Рос он плохо. Ребенок был некрасивый и ленивый. Голова у него была большая и походила на котел. Живот был очень большой, ноги тонкие. Умом, казалось, тоже не отличался. Все считали его неудачным. На него даже не обращали внимания. Но только один старик -дядя не терял надежды. Часто он говорил: "Как же я мог ошибиться? Он должен быть не таким. Может быть, время не пришло"... Однажды мальчик отправился вместе с табунщиками к колодцам поить табун. В это время подъехали чумаки, тоже напоить своих верблюдов и лошадей. Одна подвода была нагружена луками. Мазан подошел к этой подводе и стал натягивать тетивы. Несмотря на свой возраст, он натягивал тетиву у таких луков, с которыми не могли справиться и взрослые мужчины. Долго он возился здесь. Наконец, выбрал один лук и спросил чумака: "Сколько он стоит?" - Тот ответил: "Один косяк лошадей". Мазан сказал: "Беру" и предложил табунщикам отдать один косяк лошадей. Табунщики только посмеялись над ним, побежали к старику - дяде и пожаловались на Мазана. Старик улыбнулся и сказал табунщикам: "Не прекословьте ему, исполните его желание и немедленно выделите косяк лошадей, отдайте чумаку за лук". При этом старик добавил: "Я не ошибся. Все время ждал этого. Так должно быть".

Мазан стал охотиться. Сделался он замечательно метким стрелком. Ни одной стрелы не терял напрасно. Он стал не только знаменитым стрелком, но известным богатырем.

Мазан достиг того возраста, когда нужно было его женить. Дядя сватал ему одну очень красивую девушку, но родители ее не хотели отдавать свою дочь за Мазана. Они сказали так: "Все говорят - Мазан, Мазан - известный богатырь и непревзойденный стрелок. Если так, пусть он пригонит нам за нашу красавицу дочь золотистый косяк из табуна черкесского богатыря Ишткин-Шор. Когда он пригонит лошадей, тогда мы убедимся в силе, могуществе, храбрости и ловкости Мазана. Только после этого можем отдать ему свою дочь".

Черкесский богатырь Ишткин-Шор считался сильнейшим человеком. Никто его до этого не побеждал. Угнать у него любимый косяк из табуна не всякий богатырь согласился бы. Не было еще такого смельчака, который пожелал бы померяться с ним силой.

Мазан сел на свою любимую лошадь и отправился в горы к богатырю Ишткин-Шор. Когда Мазан подъехал к богатырю и стал слезать с лошади, Ишткин-Шор обратился к присутствующим: "Выйдите, посмотрите. Наверно, приехал калмыцкий богатырь Мазан, ибо дрогнула земля". Действительно, вышедшие из кибитки увидели слезающего с лошади какого-то калмыка. Мазан рассказал богатырю, зачем он приехал. Черкесский богатырь как подобает угостил гостя и сказал. "Косяк лошадей твой. Но условимся. Ты, Мазан, обещай мне тоже не трогаться с места, когда буду угонять у тебя табун". Мазан дал слово. Действительно, Ишткин-Шор не тронулся с места, когда ему сообщили, что Мазан угнал его любимый косяк лошадей. Пригнанные лошади были отданы родителям девушки. Они больше не возражали, и Мазан женился.

Прошло несколько лет. Мазан уже начал забывать о богатыре Ишткин-Шор, как однажды ему донесли, что черкесский богатырь угнал часть его табуна. Мазан не обратил на это никакого внимания. Он лег на кровать и повернулся лицом к решеткам кибитки. Присутствующие увидели, что у Мазана нет никакого намерения отбивать своих лошадей. Все были удивлены этому. Тогда жена его сказала: "Теперь мне понятно. Оказывается, он взял косяк у Ишткин-Шор на обмен". Услышав эти слова жены, Мазан встал, оделся в обычную одежду, сел на свою лошадь, погнался за угонщиками.

Ишткин-Шор, увидя, что за ним гонится сам Мазан, не сдержавший свое слово, страшно рассердился. Полный гнева, он направил свою лошадь на Мазана и поскакал навстречу, чтобы убить его.

Ишткин-Шор был сильнее Мазана и еще в полных боевых доспехах. Мазан свое спасение видел только в хитрости. Скача навстречу Ишткин-Шор, он все время смотрел вверх. Это заинтересовало черкесского богатыря. Он подумал, про себя: "На что смотрит этот гяур калмык? И что видит там наверху? Ведь недаром говорят, что им помогают боги. Неужели он видит их там?".

При этой мысли Ишткин-Шор невольно поднял голову вверх, чтобы посмотреть на небо. Мазану этого и нужно было. Он заметил, что у богатыря на шее расстегнулись две железные пуговицы. Мазан прицелился, пока тот не успел опустить голову, и пустил стрелу в это место, не прикрытое железом.

Голова Ишткин-Шор слетела с плеч. Несмотря на это, он продолжал скакать на лошади, на полном скаку он разрубил пополам лошадь Мазана. После этого богатырь остановился на бугре. Он слез с лошади, снял седло, стреножил свою лошадь, снял бурку, постелил ее на земле, меч воткнул глубоко в землю, и, не снимая с рукоятки руку, лег на бурку и стал недвижим.

Мазан, убедившись, что богатырь умер, подошел к нему. Он был удивлен необыкновенной силой этого человека и невольно укорил себя в случившемся. Мазан решил снять с рук Ишткин-Шора меч, но усилия его были напрасны. Тогда он расчленил пальцы и вынул меч. Сделав это, Мазан еще раз осудил свой поступок, поняв, что он совершил величайшее святотатство, расчленив суставы у мертвого человека. Его обуял страх от мысли, как бы и с ним не поступили так, как он поступил с убитым им богатырем.

Прошло много лет. У Ишткин-Шора были двое сыновей. Они уже подросли и сделались тоже известными богатырями. Мысль отомстить Мазану за своего отца не покидала их. Они собрали своих товарищей и поехали искать Мазана. Встретились с ним в степи. Узнав, что перед ними Мазан - убийца их отца, братья со своими товарищами напали на него и убили его. Труп бросили в старый колодец. Покончив со своим заклятым врагом и отомстив за отца, братья поехали в хотон Мазана и рассказали, что убили его. У Мазана жила в работницах пленная черкешенка. Она спросила молодых людей, каким образом они убили его. Они рассказали, что искололи его кинжалом и бросили. Женщина посмеялась над ними и сказала: "Попусту вы тратили время. Вы забыли, с кем имеете дело. У богатыря Мазана все раны стягиваются и заживают, когда на небе появляются все звезды, и оттого он зовется "Мазан, сын Очира, оживающий, когда звезды появляются на небе полностью". Если вы поедете сейчас обратно, то увидите, что он выползает из колодца, но еще слаб, как новорожденный верблюжонок. Но не пройдет и часа, как будет снова сильным и могучим. Тогда вам не сдобровать. Если хотите сохранить свою жизнь и уничтожить Мазана, то спешите скорее, иначе будет поздно. Расчлените его тело по суставам и разбросайте их по разным местам".

Братья посмеялись над словами женщины, но все же поспешили на то место, где бросили труп. Они увидели, что Мазан ожил и выбирается из колодца. Они его снова убили, расчленили его тело и разбросали по суставам в разные места. Так погиб калмыцкий легендарный богатырь Мазан

("Историко-этнографические заметки об Эркетеневском улусе". Улюмджи Душан.)

Link to comment
Share on other sites

МАЗАН-БААТР

Максим Батмаев

В ряде калмыцких легенд и сказок, записанных в разное время и в разных районах Калмыкии, рассказывается о храбром воине Мазане, защитнике народных интересов. Одна из легенд гласит, что родился он в бедной семье, в детстве был неказист и неловок, но впоследствии стал статным и сильным молодцем, не обделенным умом, ловкостью и смелостью. Мазан беззаветно любил свою родину и народ, был справедливым, защищал бедных и честных, и люди отвечали ему горячей любовью.

Много подвигов совершил Мазан-баатр, и в том числе одолел дотоле непобедимого чужеземного богатыря Байхтан-Эретына, причем победил не столько силой, сколько умом и ловкостью. Далее повествуется о том, что ему не пришлось долго жить на белом свете: два сына Байхтан-Эретына, подкараулив, убили его, трусливо напав сзади. Когда же они стали бахвалиться победой, то люди посмеялись над ними и при этом нечаянно проговорились, что у Мазана ночью, когда на небе появляются звезды, все раны сами затягиваются и заживают, потому-то и зовется он "Мазан, сын Очира, оживающий, когда звезды появляются на небе". Враги, узнав секрет, вернулись и завершили свое черное дело.

Разыскания ряда историков позволили установить, что Мазан-баатр был редкой личностью, жившей в XVII веке. Стали известны и некоторые документальные факты его биографии, однако их малочисленность не позволила полнее прояснить ее и привела к некоторым предположениям, которые в дальнейшем не подтвердились.

Обстановка на юге европейской части России во второй половине XVII века была сложной. В 1654 году началась война с Речью Посполитой из-за Украины. Союзниками панской Польши выступили феодалы Крымского ханства, опиравшиеся на помощь султанской Турции. Для успешной борьбы с Речью Посполитой необходимо было пресечь враждебные действия крымских татар и турок, сковав их силы. Правительство России решило привлечь для этих целей и калмыцкую конницу.

В 1661 году тайши дважды давали шерти, в которых основная речь велась о посылке калмыцких воинских отрядов против крымского ханства и турецких крепостей в Приазовье. В это же время переговоры с тайшами о совместных походах против крымского ханства вели и донские казаки. В этих переговорах активное участие принимал и будущий вождь крестьянской войны С. Разин. Следует заметить, что представители семейства Разиных неоднократно включалось в состав посольств к калмыкам. Так сохранилось известие, что летом 1655 года старший брат Степана, Иван Разин, ездил в калмыцкие улусы, чтобы договориться с тайшами о совместной борьбе с Крымом. Посольство было неудачным, так как И. Разин и его товарищи не обнаружили тайшей на правобережье Волги, а на левый берег не смогли переправиться из-за большого половодья.

Степан же Разин дважды побывал в улусах. В апреле 1661 года он, Федор Будан (Волошин) и сопровождавшие их лица выехали из Черкасска на Дону, 4 мая в степи соединились с группой дьяка Посольского приказа И. С. Горохова (ехавшим для переговорив и взятия шерти), с которыми и прибыли к тайшам Дайчину и Мончаку. Названные выше шерти и посольства казаков способствовали дальнейшему развитию боевого содружества и активизировали совместную борьбу против недругов России. Недаром Мончак (отец хана Аюки), подписывая шерть от 8 июня, произнес знаменательные слова: "Как де бумага склеена, так бы де калмыцким людем с русскими людьми вместе быть вечно" С. Разин с товарищами вернулся на Дон 26 июля и привел 500 калмыцких воинов, с которыми казаки совершили успешный поход на Азов.

В конце февраля 1662 года С.Разин с группой казаков вновь приехал в Астрахань, направляясь в калмыцкие кочевья. Однако им продолжительное время пришлось ждать в Астрахани, так как Дайчин и Мончак былиэаЯиком в походе против джунгаров. Надо думать, что переговоры были успешными: в конце 1662 - начале 1663 года отряд калмыков и донских казаков под командованием С. Разина успешно действовал на р. Молочные Воды под Перекопом, о чем поведал 8 марта 1663 года в Царицынской приказной избе руководитель калмыцкого отряда Бакши-Сербет Тургенев.

В декабрьских переговорах тайшей с русской администрацией участвовал и Мазан-баатр - об этом сохранилось его собственное свидетельство. 17 декабря 1661 г. из Царицына выехал по реке на струге (благо лед на Волге еще не стал) отряд стрельцов во главе с сотрудником Г. Голочановым для разведки и сбора нужных сведений. В пяти верстах выше города стрельцы увидели невдалеке от берега кибитки калмыков. Вышедшие навстречу приставшим к берегу стрельцам люди объявили, что прибывшие находятся во владении тайши Мазан-баатра и что его ставка - орга - неподалеку.

Сотник, взяв с собой стрельца С. Семенова, знавшего калмыцкий язык, отправился к ставке тайши. Когда их ввели в просторную кибитку, покрытую белыми кошмами, они увидели молодого человека, сидевшего в окружении нескольких пожилых и, судя по одежде, знатных калмыков. В завязавшемся после взаимных приветствий и вопросов о здоровье разговоре Мазан-баатр сообщил гостям, представившим проездную грамоту царицынского воеводы, что только пять дней назад вернулся в свой улус от Мончака, с которым был на встрече астраханского воеводы князя Г. С. Черкасского с тайшами и подвластными им ногайскими мурзами. Встреча проходила в урочище Берекети, в 60 верстах от Астрахани, вблизи городка Красный Яр.

Это был тот самый съезд, результатом которого явилась шерть от 9 декабря. Мазан-баатр известил далее собеседников, что как только на Волге станет и укрепится лед, тайши, выполняя условия шерти, пойдут войною на Крым, а по возвращении из похода устроят свадьбу сына Мончака Аюки с племянницей воеводы Абуханой. Добавим от себя, что инициатива в этой матримониальной сделке исходила от Г. С. Черкасского - кабардинского князя на русской службе, искавшего сближения с главными тайшами. Много позже Абухана, после смерти сына, рожденного от Аюки, отпросилась у него "для спасения по своей вере" и остаток дней провела в Астрахани.

С этого времени и вплоть до начала 70-х годов сведений о Мазане-баатре в известных мне источниках почти нет. Только в письме Мончака к Г. С. Черкасскому в 1665 году упоминается о том, что незадолго перед этим "Мазан-баатр тайши ходил с ратными людьми на Крымские улусы войною". А между тем, этот период был насыщен боевыми действиями калмыцких отрядов как самостоятельно, так и в составе русских армейских частей, донских и запорожских казаков. Неоднократно калмыки приходили и на помощь Украине. Автор "Летописи самовидца" сообщает, например, что в 1665 году по призыву гетмана И. Брюховецкого тысячный отряд калмыков вместе с 1500 казаков ходил под Белую Церковь, где нанесли поражение польскому военачальнику Яблонскому, который потеряв много людей в страхе ушел в Польшу. Летописец высоко отозвался о боевых качествах калмыцких воинов: "Люд военный, с копием вседает на коня, а некоторые и сагайдаки и с площиками (наконечниками - М. Б.) широкими; тилко най-болше до потреби копей заживают кошен, бо справне умеют вбити копеем (то есть, охотнее всего в бою применяют копья, так как хорошо умеют с ними обращаться М. Б.)- В некоторых и панцери, а иние и наго идут до потреби. Люд отважный..."

Нет сомненья, что Мазан-баатр, предстающий в 70-х годах известным и испытанным предводителем калмыцких воинов, не мог не участвовать в этих походах. Приходится сожалеть, что сведения о нем не попали в официальные документы того времени или же остаются еще неизвестными исследователям. Как бы там ни было, воспользуемся перерывом в сведениях о нашем герое и поговорим о его происхождении.

Авторы исторических сочинений XVIII и XIX веков - Габан-Шараб и Баатр Убуши Тюмень - приводят родословную Мазан-баатра, начиная от кереитского Ван-хана, который считается родоначальником торгоутских нойонов. Не вдаваясь слишком далеко в седую древность, отметим, что прадед Мазана, Цецен-нойон, приходился двоюродным братом известному Хо-Урлюку. Сыном Цецен-нойона был Аралха-Ахуту, у одного из сыновей которого, Очира (или Очирой-Дебя), согласно Габан Шарабу, было пятеро сыновей. Старшим из них был Мазан. Таким образом, приведенная выше народная легенда правильно называет имя его отца.

Следовательно, по происхождению Мазан-баатр относился к младшей ветви торгоутского владетельного рода. В документах называют тайшей, то "владетельным человеком", то "мурзой" - последний термин чаще всего соответствовал званию зайсан-га. Г. С. Лыткин, переводчик калмыцких исторических сочинений, после упоминания имени Цецен-нойона сделал примечание, правда потом зачеркнутое, что его многочисленные дети от 13 жен после смерти родителя разделили улус на мелкие части, отчего пришли в бессилие и подчинились Хо-Урлюку и его потомкам, которые лишили их звания тайшей.

Трудно сказать, так ли было на самом деле. Во всяком случае, сыновья Мазан-баатра, старшим из которых был Яман, уже твердо были зайсангами, но с особыми правами. Так как Яман с братьями владел известным Эркетеневским улусом, в начале XVIII в. насчитывающим более 5000 кибиток, надо полагать, что и предки их, в том числе и отец, владели именно этим улусом.

Итак, имя Мазан-баатра вновь появляется в документах 70-х годов. Саратовские воеводы Ф. Леонтьев и Л. Савлуков доносили в центр, что 25 июня 1673 года приехали к городу "Мазана мурзы улусу ево калмыцкие люди" и просили разрешения на торговлю: просимое разрешение было дано и торговля с саратовцами продолжалась более двух недель.

В том же году Аюка по просьбе правительства отправил против крымских татар 10000 воинов во главе с приближенным зайсангом Унитеем-Бакши. Отряд действовал самостоятельно и провел в Крыму несколько успешных боевых операций. Одновременно 5000 всадников во главе с Мазан-баатром прибыли на Дон в помощь войскам воеводы И. С. Хитрово, действовавшим против Азова и Крыма. Летом 1674 г. после соответствующих переговоров Аюка вновь выделил 7000 человек во главе с Мазан-баатром и Донаком. После двухнедельной переправы через Волгу 2000 всадников во главе с Донаком прошли прямо в Крым (кстати, по-калмыцки - Харм), под Перекопом (по-калмыцки - Урчин Ам), а остальные 5000 человек направились на Дон. Здесь Мазан-баатр при посредничестве князя Каспулата Черкасского, племянника упоминавшегося астраханского воеводы, договорился с атаманом Корнилой Яковлевым (крестный отец С. Разина, сыгравший роковую роль в судьбе крестника) о мире и дружбе калмыков с донскими казаками. Договор был скреплен клятвами собеих сторон.

Вышедшие из Москвы воеводы П. И. Хованский и Я. Т. Хитров запаздывали, поэтому было решено предпринять поход на Азов уже имеющимися силами. В объединенный корпус входили 5000 калмыков, 2000 донских казаков и 1000 стрельцов полковника Г. Косагова. Из Черкасска казаки и стрельцы поплыли водой на стругах и лодках, а калмыки шли степью невдалеке от Дона. За 20 верст до Азова сошлись все вместе.

1 сентября под Азовом произошел бой с силами гарнизона и прибывшими на помощь к нему турками, и, как сообщает документ того времени, "на том бою азовцев и турков побили и стада конские и скотские отогнали многие". Конечно, подобные отряды не могли взять Азов и другие турецкие крепости или же коренным образом подорвать мощь крымского ханства, да такие цели ими и не ставились. Тревожа тылы врагов, сковывая их силы в крепости, они тем самым облегчали положение русской армии на главных театрах военных действий, сокращали набеги крымской конницы в глубинные районы Украины и России.

Весной 1665 года из Москвы к тайшам был отправлен стольник К. Козлов для организации очередного похода калмыков на Крым и Азов. 11 мая стольник прибыл вставку Аюки на р. Еруслан, на левобережье Волги, южнее Саратова. После подготовительных мероприятий, в августе выступили в поход 10000 человек; во главе отряда стояли тайши Замса, брат Аюки и Мункотемир. Мазан-баатр со своим личным отрядом из 300 отборных воинов-панцирников шел отдельно от основных сил и соединился с ними у Дона, выше реки Сал. 30 августа Замса и Мункотемир от Дона повернули обратно в улусы. Подобный поступок объясняется, видимо, тем обстоятельством, что еще при их отправлении в улусах сложилась тревожная обстановка из-за предполагавшегося нападения "дальних калмыков", т. е. джунгаров.

Поход продолжил лишь Мазан-баатр с 1000 воинов. Сообщая об этом, Каспулат Муцалович Черкасский посчитал нужным добавить знаменательные строки, характеризующие калмыцкого военачальника."Мазан де Баатр человек ротной и во всех улусах знатный промышленник". Здесь слово "промышленник" означает удачливого и способного организатора походов, "промысла" над врагом. Князь Каспулат и Мазан-баатр направились к Перекопу, но по пути, на р. Молочные Воды, 12 сентября от них сбежал некий Курман, входивший в число слуг Каспулата. Ввиду сравнительной малочисленности отряда, и предполагая, что сбежавший успеет предупредить татар, отряд повернул на Запорожье, к кошевому атаману И. Серко, который и до этого неоднократно действовал совместно с калмыками.

Атаман охотно согласился участвовать в совместных боевых операциях, и объединенные силы в конце сентября совершили удачный поход на крымские улусы за Перекопом, в ходе которого калмыками был взят в плен, в числе прочих, знатный мурза Батыр Мансуров и знамя крымского отряда. На этом сведения о боевой деятельности Мазан-баатра обрываются, но надо думать, что он продолжал учавствовать в подобных походах на всем протяжении 70-х годов.

В совместных боях и походах против агрессоров происходило, несомненно, становление содружества народов нашей страны. Однако, отношения между некоторыми из них складывались не всегда безоблачно. Основные причины возникавших порой трений были следствием корыстной политики правящих классов, порою прямо натравливающих друг на друга представителей различных народов. Определенную роль играли неурегулированность территориальных, торговых и иных вопросов. На этой почве возникали недоразумения и споры, доходившие порой до вооруженных столкновений. Во время одного из таких инцидентов яицкие (уральские) казаки напали в конце августа 1683 года на улус Мазан-баатра, нанесли ему значительный ущерб, а его самого тяжело ранили и взяли в плен. Через несколько дней Мазан-баатр умер от ран в Яицком городке. 11 сентября, в разговоре с астраханским боярином М. Бараковым, хан Аюка с великим сожалением сообщил об убийстве "лучшего человека Мазана-ба-атра". Труп покойного был передан его детям. По сожжении тела сын Яман отправил прах отца в Тибет для погребения в одном из тамошних монастырей. Люди, исполнившие его поручение, по возвращении обратно были освобождены Яманом от управления эайсангов, платежа податей и несения повинностей.

В заключение необходимо отметить, что имеющийся документальный материал и социальная принадлежность Мазан-баатра не позволяют с достаточной уверенностью утверждать, что он был защитником и выразителем интересов бедных и угнетенных сородичей. В данном случае калмыцкий народ, страдавший от гнета и эксплуатации феодальных господ, одарил его чертами ,„го народного заступника и освободителя, о котором он мечтал веками. Несомненно другое: калмыцкий народ, навсегда связавший свою судьбу с судьбой России.уже в XVII в. принял активное участие в защите ее рубежей. Если феодальная знать калмыков воспринимала это участие в первую очередь, как службу за предоставление привилегий, то для народа это была защита своих родных кочевий, очагов, семей и имущества - защита своего будущего. Неудивительно поэтому, что благодарная память увековечила в сказках и легендах одного из самых способных и храбрых своих предводителей в борьбе за это будущее - тайшу Мазан-баатра.

Когда Зюнгары начали усиливаться и Батур-Хун-Тайджи, кочевавший у Алтая, стал притеснять ойратов и подчинять своей власти князей других поколений, то Хо-Орлок, вследствии несогласий и нежелания подчиняться влиянию Батура-Хун-Тайджи, в 1621 г. выделился из ойратского сейма и в 1628 г. с 6 своими сыновьями и 50000 кибиток перекочевал к берегам Эмбы и Урала, а в 1632 г. расположил свою ставку на берегу р. Ахтубы, притока Волги.

Место расположения кочевьев называлось "Манутохай", и это название до сего времени сохраняется в песне волжских калмыков, в которой восхваляются подвиги Мазан-Баатра.

К. Ф. Голстунский, 1880 г.

Link to comment
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now


×
×
  • Create New...