Jump to content
Guest Эльтебер

Узенгу-Кууш

Recommended Posts

Guest Эльтебер

Узенгу-Кууш

Территория Кыргызстана отданная Китаю

uzengu_kuush.jpg

Материал подготовлен по просьбе читателей

КИТАЙЦАМ ОТДАЛИ ЗАСТАВУ И... КОЕ-ЧТО В ПРИДАЧУ?

В нашу редакцию позвонил читатель, молодой мужчина, и с тревогой сообщил: "Я вчера узнал, что вторую погранзаставу Каракольской комендатуры передали китайцам и оттуда уже вывозят все наше имущество и средства связи. Как это может быть?! Мне сказал это знакомый полковник погранохраны, и мне, как бывшему пограничнику, очень больно это слышать. Раньше за пядь границы жизни отдавали, а теперь что - все государство распродали?! Пожалуйста, узнайте, может, это просто слух - дай Бог, чтобы это было так!"

Начав выполнять просьбу читателя, я быстро понял, что влез в почти "непаханую" тему - проблему спорных участков киргизско-китайской границы (в отличие от нынешних пограничных проблем с нашими соседями по СНГ о ней почему-то молчат). А проблеме этой - добрая сотня лет. Оказывается, практически на всем протяжении границы СССР и КНР даже никогда не было... официальных пограничных знаков (советские пограничники для удобства обозначали линию границы, складывая пирамидки из камней). Поскольку вся многотысячекилометровая граница была сплошным спорным участком.

А вот что такое "вторая застава", о которой идет речь... Южнее Иссык-Куля лежит высокий горный хребет Борколдой. От него до Китая еще три десятка километров. На эту труднодоступную территорию до середины 60-х годов советские власти смотрели сквозь пальцы. Пока однажды пограничный вертолет при облете не обнаружил нечто ужасное: чабаны с китайской стороны преспокойно пасут здесь свой скот (место, кстати, для животноводства - идеальное). Тогда-то и было решено спешно строить поближе к границе три заставы, которым даже названий не дали: так они и вошли в историю - "первая", "вторая" и "третья". Строили их в невероятно тяжелых условиях: цемент, бревна, доски пограничники таскали, натурально, на своем горбу. Солдаты и офицеры жили в палатках (и это в местности, где даже летом может пойти снег). Полита эта земля не только потом, но и кровью нескольких поколений пограничников. Сколько было случаев, когда в горную реку Узенгю-Кууш срывались солдаты - их трупы вылавливали аж в Китае. Однажды в пропасть рухнул грузовик с отправлявшимися домой "дембелями" со всех трех застав - в память о трагедии потом появилось название "Скала дембелей". Случались здесь и конфликты. Ветераны помнят, как с "той" стороны "чабаны" (явно переодетые солдаты) гнали на цепи наших пограничников стада яков. После кровавых событий на острове Даманском (1969 год) открывать огонь было строго запрещено, стычка шла по принципу "кто кого перетолкает".

С годами страсти поутихли. Появилась новая "горячая точка" - и год назад Каракольский погранотряд был сокращен, преобразован в погранкомендатуру, освободившиеся штаты перебросили в Баткен. А территория на стыке Джеты-Огузского и Ат-Башинского районов после распада СССР - и особенно после вывода российских погранвойск - стала предметом киргизско-китайских переговоров, как "спорный участок". И вот сигнал: участок уже не наш?!

Звоню начальнику Главного управления пограничной охраны (ГУПО) министерства обороны полковнику З.Молдошеву.

- Делимитация (определение госграницы на карте, - ред.) еще не закончена, комиссия продолжает работать, и говорить сейчас о том, что осталось, а что отошло, - рано и неправомерно, - заявил пограничник №1. - Ни с одной заставы пока ничего не вывозится, все под нашим контролем!

Между тем неофициальные источники нас огорошили: судьба спорного участка уже решена. Солидный кусок территории (а с ним - в самом деле и "вторая застава") якобы отходит Китаю!

Официальные лица Киргизстана уже заявляли: великий сосед - Китай - пока единственная страна, с которой у нас пограничные вопросы были решены на основе полного взаимоуважения! В качестве примера назывался знаменитый пик Хан-Тенгри (6995 метров) - тоже спорный и, как заявлялось, великодушно отданный нам. Так вот, отдан он был якобы как раз за уступку участка, о котором идет сейчас речь. Наши власти очень хотели, чтобы безжизненный, но высокий Хан-Тенгри был киргизстанским (может, ради престижа, а может, и с прицелом на развитие туризма - альпинисты к пику всегда проявляли интерес). Китайцам же почему-то нужнее был бывший советский равнинный оазис на реке Узенгю-Кууш - который, кстати, они за эти десятилетия капитально изучили. Он еще и хорошо "округляет" территорию.

"Размен" состоялся. Вроде бы, взаимовыгодный. Вот только, говорят неофициальные источники, случилась одна накладочка. Вместе со "второй заставой" китайцам отходит еще и кусок единственной дороги, связывающей все заставы на этом участке. Значит, чтобы попасть с "первой" заставы на "третью", придется вторгаться на чужую территорию. А поскольку этого никто не разрешит, получается: пограничная деятельность и на соседних, киргизстанских территориях оказывается парализованной. А тогда пограничникам придется отступать еще дальше назад - за хребет, к старым рубежам 50-х годов!

Это, напомним, информация от неофициальных источников. Официальные же... В МИДе, парламенте, органах власти Иссык-Кульской и Нарынской областей ничего определенного сказать не смогли. Некоторые мои собеседники тоже слышали о рассказанном выше варианте, но документов своими глазами не видели. Информацией, как выяснилось, владеет лишь очень узкий круг людей. А больше всех - заведующий отделом региональных проблем управления международного сотрудничества аппарата премьер-министра Саламат Аламанов, возглавляющий правительственную делегацию Киргизстана на "пограничных переговорах" с КНР.

В аппарате премьера меня ждали две новости. Новость первая: делимитация уже завершена! То есть на карте все уже поделено (и, значит, говорить об этом уже не "рано"?). Но как поделено? Тоже неизвестно. Поскольку - новость вторая и для меня очень досадная! - как раз сегодня (я звонил 30 марта) тот самый "узкий круг" компетентных товарищей - делегация во главе с С.Аламановым - вновь отбыл в Китай! На сей раз уже для решения вопросов демаркации - разметки границы на местности. Когда вы читаете эти строки, таинственно поделенные территории, возможно, уже "закрепляются"...

Вопрос поэтому мы оставляем открытым - до возвращения делегации. Надеемся также получить достоверную информацию вообще о ситуации с границами. Граждане страны, в конце концов, имеют право знать: что наше, а что уже нет - не так ли? Кажется, именно с этого начинается патриотизм...

Вадим НОЧЕВКИН

Общественно-правовая газета "Дело"

-------

Решение по Узенгу-Кууш было достигнуто с большим трудом (участок кыргызско-китайской границы)

Интервью с С.Аламановым, руководителем кыргызской части кыргызско-китайской пограничной комиссии, ноябрь-декабрь 2005.

После смены власти в Кыргызстане отдельные политики и правозащитники стали призывать к пересмотру соглашения с Китаем, касающегося участка Узенгу-Кууш, ссылаясь на то, что оно было подписано в период правления А. Акаева. Однако большинство дипломатов страны заявило о неправомерности поднимаемого ими вопроса. Для того, чтобы расставить все точки над "i" и заодно узнать, как решаются пограничные вопросы с другими соседними государствами, мы решили побеседовать с заведующим отделом правового регулирования межгосударственных пограничных вопросов Аппарата Правительства Саламатом Аламановым.

- Саламат Кулембекович, по истечении длительного времени, правомерно ли сейчас поднимать вопрос о пересмотре соглашения об участке Узенгу-Кууш?

- Естественно, нет. Потому что это решение по линии границ, которое проходило на участке, охватывающем бассейн реки Узенгу-Кууш, было достигнуто с приложением очень больших усилий. Этот разговор шел еще со времен определения границы между территориями Царской России и Китайской империи. Я уже несколько раз разъяснял ситуацию по территориальному спору на этом участке и у нас есть официальные документы - а именно переписка российских топографов и исполнителей размежевания, которые в 1911 году посещали территорию бассейна реки Узенгу-Кууш. Они писали своему начальству о том, что местное население не знает точно, где проходит граница и кому принадлежат эти территории. Они вынуждены были возвращаться назад, в Каракол, чтобы не создавать конфликтную ситуацию с населением, проживающим на китайской территории. Исполнители размежевания отмечали, что вооруженные люди, которые пришли, чтобы препятствовать им в проведении работ на этой территории, были кыргызы из рода черик. Люди этого рода и сейчас живут на южной стороне от этого участка, который был спорным. При встрече с одним из ярких представителей этого рода Жусупом Мамаем

>"они говорили, что решение, по которому часть этого бассейна была передана Кыргызстану китайским руководством, считают неправильным. Такого же мнения придерживаются и отдельные представители кыргызского населения (граждане Китая), которые проживают вдоль нашей границы протяженностью более 1 тыс. км. Они также считают, что мы у них забрали земли, принадлежащие им с древних времен.

Таким образом, при решении вопроса по Узенгу-Куушу аргументы обеих сторон - Кыргызстана и Китая, а раньше Советского Союза и Китая, не удовлетворили стороны. Каждая сторона осталась при своем мнении, и та линия границ, которая сейчас принята обеими сторонами, является компромиссной. То есть, каждая сторона осталась при своем мнении о прохождении линии границы, но, поскольку стороны не смогли убедить друг друга в правильности своей позиции, то пришлось искать компромиссный вариант, чтобы решить этот очень серьезный и болезненный вопрос. Должен сказать, что он мешал развитию двусторонних отношений между нашими странами.

- Я задаю этот вопрос потому, что наши общественные деятели и правозащитники все чаще стали его поднимать в последнее время…

- Я бы мог сказать, что с точки зрения права эта линия закреплена практически навечно. Она ратифицирована двумя палатами Жогорку Кенеша. Закон о ратификации подписан, ратификационными грамотами обе стороны обменялись. По инициативе отдельных людей, которые не были согласны с таким решением, этот вопрос был передан на рассмотрение Конституционного суда. КС после длительного изучения вынес решение, что все вопросы были решены на правовой основе, то есть в рамках международного права и внутреннего законодательства нашей страны.

- Остались ли еще у Кыргызстана и Китая взаимные территориальные претензии?

- Нет. Решением вопроса о прохождении линии границы на участке Узенгу-Кууш все эти проблемы были исчерпаны. Это был последний вопрос. Сейчас мы уже полностью выполнили демаркационные работы, то есть поставили пограничные столбы на линии границы совместно с китайской делегацией. Таким образом, наша граница с КНР имеет полную юридическую силу. Теперь наша задача – думать о создании нормального режима ее функционирования, а не о пересмотре этого соглашения.

- Недавно появилась информация о том, что Китай включил строительство железной дороги КНР-Кыргызстан-Узбекистан в план XI пятилетки. По какому маршруту пойдет строительство железной дороги?

- Это очень важный вопрос для нас. Когда мы вели переговоры с китайцами по границам, их дипломаты отмечали, что нерешенность пограничных вопросов мешает развитию всех других двусторонних отношений. Они имели в виду, что решение таких проблем, как строительство железной дороги Китай-Кыргызстан-Узбекистан, которая соединяет Шанхай с Парижем, строительство линии энергопередач из Кыргызстана в Пакистан через территорию Китая, строительство четырехсторонней автомобильной дороги Казахстан- Кыргызстан-Китай-Индия и ряд других проектов по совместному использованию гидроэнергоресурсов, которые стекают с нашей территории в Китай - все эти вопросы не рассматривались из-за того, что не решались пограничные вопросы. После того, как пограничные вопросы были решены, все эти проекты начали приниматься для разработки. Так что эта линия железной дороги – всего лишь один из тех проектов, которые совместно с Кыргызстаном и другими странами будет решать Китай. По согласованию с правительством Китая, эту трассу намечено провести через перевал Торугарт и далее по нашей территории. В районе Джалала-Абада через Тогуз-Торо ее предстоит провести в Ферганскую долину и дальше уже она соединится с узбекской железной дорогой с выходом на мировое пространство, хотя узбекская сторона настаивала на проведении этой магистрали через перевал Эркечтам и по трассам через долину рек Гульча и Карадарья провести ее в Узбекистан. По расчетам, это направление было бы дешевле. Но, учитывая пожелания Кыргызстана, китайская сторона, несмотря на некоторую дороговизну и более сложные условия строительства этой дороги, согласилась с нынешним решением. Сейчас это направление железной дороги будет изучаться и, вероятно, будет строиться по направлению, выгодному именно для нас.

- А почему Китай согласился принять кыргызский вариант, если, как Вы говорите, он невыгоден для Китая?

- Понимаете, приграничная страна - все-таки мы, а не Узбекистан. Поэтому с точки зрения политических взаимоотношений при решении вопросов, которые касаются пересечения границ, вероятно, они учли, что Кыргызстану и Китаю предстоит решать еще очень много других приграничных вопросов чисто экономического характера. Поэтому начинать эту деятельность надо было, наверное, с того, чтобы уступить нам и принять наш вариант прохождения линии этой дороги. Просто нам в будущем придется формировать очень много других инфраструктурных систем, и это, вероятно, было учтено, когда мы заявляли о своих интересах прохождения линии этой железной дороги, то есть по тому варианту, который выгоден для нас. По большому счету та разница в стоимости, которая для нас кажется огромной, для Китая не так значима. Для них было выгоднее поддержать соседа по границе.

- Сколько еще нерешенных приграничных вопросов осталось у Кыргызстана с соседними государствами?

- Мы работаем по всей линии границы. И отдельные моменты, где возможно нахождение взаимоприемлемых решений, мы решаем, хотя это весьма сложно в связи с неполноценностью документов, с которыми мы работаем. Несмотря на это, вопросы, которые оказались относительно сложными именно из-за правовой недооформленности линии границ, нами решаются. Приблизительно существует где-то еще около 50 таких участков, над которыми надо серьезно поработать.

- Скажите, как идет процесс делимитации границ с Узбекистаном? Много ли спорных вопросов?

- Я могу сказать, что процесс делимитации идет на основе соблюдения норм международного права по проведению делимитационных работ. Мы изучаем документы, которые были созданы за время нашего совместного существования в рамках Советского Союза. И на основе этих документов ищем взаимоприемлемые линии границ. К сожалению, оказалось, что на отдельных участках изменения линии административной границы между Киргизской ССР и Узбекской ССР не были оформлены соответствующим образом. И в отдельных местах эти изменения вносились некомпетентными, неправомочными органами. Например, проводились какие-то обмены между соседними колхозами и совхозами. Вопрос решался на уровне районов, что по закону было недопустимо. Вероятно, сама система Советского Союза позволяла проводить какие-то обмены, и в конечном итоге они в сознании приграничного населения воспринимались как законные сделки. А когда мы начали проводить работу по установлению государственной границы, все эти сделки начали выявляться и устанавливаться, что они были незаконными. Встал вопрос определения правомочности или неправомочности этих документов. Границы, которые основывались на таких документах, оказались сложным моментом. Поэтому нам предстоит очень сложная работа, требующая много труда, усилий и поиска взаимоприемлемых решений.

- Вы имеете в виду узбекские анклавы?

- И анклавы в том числе. Есть территории, которые появились из-за хозяйственных обменов или предоставления под хозяйственное освоение земель. И всю документационную базу необходимо привести в соответствие с требуемыми правилами установления границы, что оказалось очень сложным.

- Как складывается ситуация вокруг спорных моментов кыргызско-таджикской границы?

- По этому вопросу мы ведем переговоры уже 4 года. Здесь тоже оказалась достаточно сложная документационно-правовая база. Мы сейчас заняты поиском взаимоприемлемой правовой основы для проведения делимитации, но работа движется пока медленно. С таджикской стороной мы не установили линию границы ни на один метр. Сейчас мы пока находимся на стадии обсуждения правовых основ проведения делимитации.

- В декабре Жогорку Кенеш ратифицировал соглашение с Таджикистаном по отводу земельных участков. Что это за документ?

- У нас с Таджикистаном решался вопрос по отводу ему земель под строительство линии энергопередачи, а они в обмен предоставляли нам свои земли под строительство дороги и моста в районе села Чорку Баткенской области. Этот обмен землями происходит на Баткенской территории. То есть - это взаимовыгодное согласие. Они через нашу территорию проводят линию энергопередачи, а мы через их территорию строим себе дорогу, соединяющую две части нашей страны.

Беседовала Н. Джапарова

"Кыргызстан сегодня"

http://www.analitika.org/article.php?story=20060118220156492

post-465-1168492815_thumb.jpg

Link to comment
Share on other sites

Интересно, как скоро изменения лягут на карту Кыргызстана и в дальнейшем, на карты мира. У меня такое впечатление, что лет через 10, если об этом вообще кто-нибудь когда-нибудь узнает за пределами Кыргызстана и Китая,напр., в Роскартографии..

Link to comment
Share on other sites

Конечно, специалистам виднее все юридические ньюансы по приграничным спорным вопросам, но подобные темы надо широко освещать в прессе, на интернет-сайтах и тема должна обсуждаться всем гражданским сообществом в течение нескольких лет. Чиновникам не следовало решать спорные вопросы по приграничным землям Узенгу-Кууш в узком кругу и в кулуарах "Белого Дома". От кыргызского народа трудно утаить какие-либо секреты, поскольку со временем все тайное станет известным. В Кыргызстане достаточно печатных изданих, телевизионных программ, где можно всенародно обсуждать подобные вопросы, касающегося всего общества. Из-за непродуманной политики госмужей, передавших Китаю спорные территории, имеют место всевозможные спекуляции политиков и происходят революции в нашей стране.

А население проживающее на спорной территории Узенгу-Кууш разговаривает на родном кыргызском языке, а не на ханзу, значит они не китайцы, а коренные кыргызы, поэтому им следует смотреть по эту сторону гор, а не по ту.

Если такими темпами пересматривать границы, то Китаю надо вернуть земли аж до нижнего течения рек Чу и Сыр-Дарьи, на которых они когда-то хозяйничали или вернуть нам земли до Великой Китайской стены, до которых легендарный Манас со своими ратниками совершал набеги.

Link to comment
Share on other sites

ИСТОРИЯ ГРАНИЦЫ КИРГИЗИИ: ЛИНИИ УКРЕПЛЕНИЙ НА СОВРЕМЕННЫХ РУБЕЖАХ

ДАВИД ГОЗЭР,

Доктор социальной географии, эксперт по Киргизии, Университет Мишеля де Монтеня, «Бордо 3», Киргизский Национальный Университет им. Жусупа Баласагына, Бишкек

http://www.eurasianhome.org/xml/t/expert.xml?lang=ru&nic=expert&pid=2207

Link to comment
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now


×
×
  • Create New...