Jump to content
Guest anchorite

Мамедамин (Мухаммед Амин) Расулзаде (1884-1955)

Recommended Posts

Guest anchorite

МЛАДШИЙ ИЗ “БОЛЬШОЙ ПЯТЕРКИ”

Гамлет Исаханлы, профессор, ректор университета “Хазар”

Photo.jpg

М.Расулзаде (1884-1955) – политический деятель, активно изучаемый в последние 15-20 лет историками и публицистами Азербайджана, США, Европы и России. Помимо широкой политической деятельности, он еще и историк, автор многочисленных аналитических обзоров по истории национально-освободительного движения; издатель, редактор, журналист, трудившийся в газетах и журналах Азербайджана, Ирана, Турции и Европы; литературовед, перу которого принадлежат оригинальные труды по азербайджанской и восточной литературе; наконец, писатель и переводчик.

Большая пятерка общественных и политических деятелей Азербайджана начала XX века – Али бей Гусейнзаде (1864-1940), Ахмед Агаоглу (1869-1939), Нариман Нариманов (1870-1925), Мамедамин (Мухаммед Амин) Расулзаде (1884-1955) и Алимардан бей Топчубашов (1865-1934) – сыграла огромную роль в формировании политического климата и ориентировании общественно-политических течений в первой четверти минувшего века (не умаляя при этом роль и заслуги других известных политиков). Кроме того, все они, за исключением Н.Нариманова, действовали и во второй четверти столетия. Волна политических катаклизмов выплеснула этих видных политических лидеров за пределы Родины – в период советизации Азербайджана все они по разным причинам вынуждены были уехать за рубеж, где и окончили свои дни: Топчубашов в Париже, А.Гусейнзаде, А.Агаоглу и М.Расулзаде в Турции, а Н.Нариманов – в Москве.

Ниже речь идет в основном о лидерах политического движения, а не о литературно-общественной жизни того времени. Н.Везиров, Дж.Мамедгулузаде, М.Сабир, У.Гаджибеков, А.Ахвердиев и другие признанные писатели и деятели искусства оказывали, безусловно, существенное влияние на общественно-политическую жизнь в стране, хотя они сами, будучи деятелями литературы и культуры, политикой непосредственно не занимались, за исключением отдельных случаев. К этим исключениям относится деятельность У.Гаджибекова в партии “Иттихад” “Союз”, а также деятельность Ю.В.Чеменземинли и Дж.Джабарлы в партии “Мусават” “Равенство”. Н.Нариманов же одинаково успешно занимался и политикой и писательской деятельностью.

Каковы же были основные темы, обсуждавшиеся в общественно-политической жизни начала XX века? Это были европеизация, оставившая заметный след в творчестве Аббасгулу Бакиханова, аргументировавшаяся и пропагандировавшаяся Мирзой Фатали Ахундовым, ревностно отстаивавшаяся Гасан беем Зардаби; исламизация, выдвигавшаяся Джемаледдином Афгани, А.Гусейнзаде и молодым А.Агаоглу; туркизация, подготовленная творчеством М.Ф.Ахунзаде, разрабатывавшаяся и развивавшаяся А.Гусейнзаде, З.Гокалпом, А.Агаоглу и другими. В преддверии же первой русской революции наибольшую популярность приобрело социал-демократическое движение, во главе которого стояли Н.Нариманов и М.Расулзаде. Одновременно стали пробиваться и ростки азербайджанства, пестовавшиеся писателями, поэтами и публицистами, прежде всего Джалилом Мамедгулузаде и Узеиром Гаджибековым.

Просветительское движение, начатое и всячески поддерживавшееся такими мыслителями, как А.Бакиханов, М.Ф.Ахундов, Гасан бек Зардаби, и ставшее высшей целью упомянутых и не упомянутых мужей просвещения – тема, конечно, особая, и требует к себе особого внимания. В периоды поиска путей преодоления отсталости просветительство выходило на первый план.

Каждая из вышеотмеченных, исключая просветительство, идей и общественно-политических идеалов, которые должны были определить пути развития общества, имели своих лидеров, ревностных сторонников и ярых противников. Борьба за свои идеи, ум, талант, энергия и организаторские способности, затрачиваемые на то, чтобы доказать правильность избранного пути осуществления своих идеалов, усиливали политическое и литературно-публицистическое движение, приводили лидеров к столкновению, и это было вполне естественно.

Исследователи и публицисты, смотревшие на историческое прошлое через призму собственных политических идеалов, старались либо усугублять краски борьбы новыми оттенками, либо предпочитали умалчивать о некоторых фактах во имя “национального единства” или же для идеализации исторической личности. Борьба тех дней, проецируясь на наше время под разными углами, служит предметом споров между приверженцами, например, Н.Нариманова и М.Расулзаде; обычно вторые резко атакуют, а первые защищаются и лишь в отдельных случаях переходят в контратаку. Чтобы приблизиться к истине, необходимо, отказавшись от задачи создания кумиров, проводить системные и долгосрочные исследования.

М.Расулзаде, младший член вышеуказанной большой пятерки, посвятил более полувека своей жизни политической борьбе, заглавная идея которой сместилась от автономии к полной государственной независимости Азербайджана. Судьба уготовила ему оказаться в политической эмиграции, в которой он провел больше половины жизни. Необходимо отметить, что трудности и тяготы жизни на чужбине не подорвали его политическую волю, решимость и целеустремленность – напротив, с годами они еще больше усиливались, а перо приобретало еще большую остроту и глубину охвата.

М.Расулзаде принадлежат большие заслуги в формировании и развитии азербайджанской печати. Кроме того, М.Расулзаде, который уже в молодости верил в необходимость создания общественных организаций, активно действовал в благотворительно-просветительских обществах, был председателем и основным идеологом сильнейшей в начале XX века политической партии Азербайджана – "Мусават", позже создал политические общества в Турции и Европе. Пожалуй, никто в Азербайджане не сможет сравниться с М.Расулзаде по обширности географии издательской деятельности – он был редактором и издателем газет и журналов на Кавказе, в Иране, Турции, странах Европы. Он и А.Агаоглу относятся к авторам, которым принадлежит авторство наибольшего в истории Азербайджана количества политико-публицистических статей и брошюр. Ю.Акчура вспоминает в шутку сказанные слова Ахмед бека: “Если собрать вместе все написанные мною статьи, можно проложить широкую дорогу от Баку до Стамбула”.

М.Расулзаде включился в политическую жизнь с 18 лет и с этого же времени стал писать на самые разнообразные темы – политики, образования, культуры, экономики, художественной литературы. Это было время усиления социалистической мысли и пробуждения национализма в политике. Начало XX века ознаменовалось мощными общественно-политическими потрясениями – революция 1905 года в России, Конституционный переворот и последующие события в Иране, подъем движения младотурок в Турции, на Кавказе - армяно-мусульманские столкновения и формирование различных армянских политических партий и движений, одним из направлений деятельности которых была антитурецкая и антиазербайджанская политика. Все эти события привели к невиданному расцвету политической печати, росту политического сознания в Азербайджане, возникновению политических партий. Именно на этой волне возникли партии "Хуммет" (Н.Нариманов, М.Расулзаде, М.Азизбеков и другие), "Дифаи" (Насиб бей Юсифбейли, А.Агаоглу и др.), Общероссийский союз мусульман (А.Топчубашов, Исмаил Гаспринский, Юсуф Акчура и др.), а также сопутствовавшая им печать. В этот период представители интеллигенции казанских и крымских татар, азербайджанцев в России поддерживали тесные связи со стамбульской интеллектуальной элитой, обмениваясь идеями.

После поражения русской революции 1905 года М.Расулзаде уехал в Иран, где принял деятельное участие в Конституционной революции, познакомился с ее вождями Саттарханом, Багирханом, Сеидом Гасаном Тагизаде, опубликовал в газете "Тарагги" свои "Иранские письма", вызвавшие большой интерес, написал работу, посвященную критике партий – конкурентов социал-демократов. Он был редактором первой в Иране газеты европейского типа – органа иранских социал-демократов "Ирани-Ноу", оказавшей огромное влияние на общественно-политическую жизнь, формирование политического сознания и развитие журналистики в этой стране. Основное содержание газеты составляли международные и региональные новости, подаваемые в антиимпериалистическом и антироссийском духе, но в то же время в контексте солидарности с российскими социал-демократами, а также национальные вопросы. "Ирани-ноу" старалась формировать как политический, так и литературный вкус своих читателей. Кроме того, газета активно разъясняла основные положения марксизма, давала комментарии к таким произведениям, как "Манифест коммунистической партии", "Капитал", "Критика политической экономии". Однако в мае 1911 года, когда соотношение сил изменилось, в результате давления России на иранские власти М.Расулзаде вынужден был отправиться в Стамбул, который служил излюбленным прибежищем для политических эмигрантов-мусульман из России и Ирана.

Гнев правительства, вызванный социал-демократическим движением, готовившим революцию в России, обрушился на всех тех, которые высказывали свое веское слово в политике. Надо было либо скрыться в подполье, либо эмигрировать – иного пути не было. У.Гаджибеков, считавший жизненно важным наличие образованных лидеров, способных заниматься проблемами нации, в очередном номере газеты “Тарагги” от 27 августа 1909 г. писал: “...Если кто-то и заступался за нас и отстаивал наши права с честью и достоинством представителя нации – это был Ахмед бек. Его принудили покинуть страну... После Ахмед бека был доктор Карабек Карабеков (врач, журналист и общественный деятель, 1874-1953), и его заставили уехать из страны. Кроме них, был и Алимарданбек Топчубашов, и его принудили к бегству из страны. Был еще и Нариман Нариманов; его заключили в тюрьму, а семью обрекли на голод”.

В тот период в Стамбуле господствующими политическими течениями были туркизм и туранизм, разрабатывавшиеся в статьях и публицистических работах прежде всего иммигрантов из России – Юсуфа Акчуры, Али бея Гусейнзаде и А.Агаоглу, а из представителей турецкой политической мысли – Зии Гокалпа. Так, выходец из волжских татар Ю.Акчура еще в 1904 г. выдвинул лозунг "Османизм, исламизм и туркизм". А.Гусейнзаде в 1905-1906 гг. сформулировал основные положения политического туркизма и туранизма, выдвинул свой знаменитый лозунг "Туркизироваться, исламизироваться, европеизироваться". М.Расулзаде был самым младшим среди этой когорты политических деятелей и идеологов, у которых он учился. Он опубликовал в журнале "Тюрк юрду" работу "Иранские тюрки".

В 1913 году М.Расулзаде вернулся в Баку уже достаточно сформировавшимся политиком и стал основным идеологом партии "Мусават", продолжая активную публицистическую деятельность, выступая со статьями по вопросам национального развития. М.Расулзаде выдвинул политическую программу, сочетавшую в себе социал-демократические и исламистско-тюркистские положения, нацеленную на равноправие мусульман в России. Благодаря систематической кропотливой работе М.Расулзаде сумел превратить "Мусават" в серьезную партию с широкой и привлекательной программой. Этой цели служила издававшаяся им с 1915 года газета "Ачыг соз".

Февральская революция 1917 года в России углубила политическое противостояние в стране, привела к усилению борьбы за власть. Проведенные в таких условиях в Баку 15-20 апреля съезд мусульман Кавказа, а 1-11 мая в Москве – съезд мусульман России высказались в пользу активно пропагандировавшейся М.Расулзаде идеи построения нового российского государства по принципу территориальной автономии. Таким образом, М.Расулзаде наряду с А.Топчубашовым стал лидером движения за территориальную автономию. В этот период все политические силы России, за исключением большевиков, отстаивали унитарную модель российского государства. Таким образом, ситуация толкала к сотрудничеству с большевиками, включившими в свою программу положение о праве народов на самоопределение. Однако после победы большевиков в России в октябре 1917 года национальные партии Южного Кавказа – "Мусават" в Азербайджане, меньшевики в Грузии, "Дашнакцутюн" в Армении в поисках общерегиональной государственности создали Закавказский сейм, что указывало на расхождение путей с большевиками. Мартовская резня 1918 года мусульманского населения в Баку окончательно сделала большевиков и "Мусават" ярыми врагами.

В этот период М.Расулзаде был избран председателем Азербайджанского национального совета. После провозглашения 28 мая 1918 г. Азербайджанской Демократической Республики и формирования к концу года парламента во главе со старейшиной азербайджанских политиков А.Топчубашовым он стал лидером парламентской фракции "Мусават".

Несмотря на то, что в течение 23 месяцев своего существования Азербайджанская Демократическая Республика не была признана на международной арене, несмотря на правительственные кризисы, военную слабость, возвышение национального духа, национальная политика, опыт парламентаризма и государственного управления, укрепление идеи азербайджанства привели к тому, что эти 23 месяцев признаны славной страницей истории азербайджанского народа. Однако столь неожиданно, без достаточного общественно-политического и культурного фундамента возникшая независимость вряд ли могла просуществовать долго.

В дальнейшем в условиях, когда успех в междуусобной войне в России стал склоняться на сторону большевиков, когда Ататюрк и Ленин укрепляли союзнические отношения, необходимые для обеих сторон, а Красная Армия стала укреплять позиции на Северном Кавказе, неуклонно продвигаясь к границам Азербайджана, в политической элите страны стало множиться число сторонников нахождения общего языка с большевиками. К концу 1919 года левое крыло "Мусават" во главе с М.Расулзаде и М.Гаджинским уже не видело в сближении с большевиками ничего предосудительного. Однако непримиримо радикальная позиция правого крыла партии во главе с Фаталиханом Хойским привела к тому, что в конечном итоге парламентская комиссия большинством голосов приняла ультиматум большевиков о передаче им власти.

После большевистского переворота М.Расулзаде некоторое время скрывался в Лагиче, где написал одно из наиболее оригинальных и романтических своих произведений – "Сиявуш нашего века". Это было началом серии работ на тему Азербайджана, азербайджанства, азербайджановедения, последующие из которых он будет писать уже в эмиграции до конца жизни неустанно и вдохновенно.

Вскоре М.Расулзаде был схвачен и заключен в бакинскую тюрьму. Однако Сталин, с которым у него были хорошие отношения, вызволил его и увез в Москву, откуда он в 1922 году сумел бежать в Финляндию, а оттуда в Турцию. С 1922-го по 1931 год М.Расулзаде работал над объединением азербайджанской эмиграции в единый центр, но так и не сумел добиться этого вполне ни в Турции, ни в Европе. В 1923 году он начал издавать резко антисоветский по духу журнал "Ени Кафкасия", который под давлением Советов был закрыт в 1927 г. Тем не менее М.Расулзаде продолжал борьбу, издавая печатные органы под другими названиями. Наконец, в 1931 году за нанесение вреда турецко-советским отношениям он был депортирован из Турции, которую считал своей второй родиной. Однако усталость, осторожность, адаптация к условиям были чужды этой беспокойной, кипучей натуре. В этот период большой эмиграции возросли разногласия М.Расулзаде с А.Гусейнзаде и А.Агаоглу. В то время как М.Расулзаде создавал для правительства Турции проблемы, А.Агаоглу и Ю.Акчура при своих левых взглядах сотрудничали с правительством и даже были избраны депутатами парламента.

В дальнейшем и до 1947 года М.Расулзаде жил в различных европейских странах – Польше, Германии, Франции, Швейцарии, Румынии, переезжая из одной страны в другую по большей части вынужденно, строя свою деятельность в двух основных направлениях – организаторская, антисоветская работа среди эмиграции и издание газет и журналов, бойцовская и просветительская публицистика, статьи и брошюры исследовательского плана. В обществе политических эмигрантов из народов СССР "Прометей", движении "Соглашение о Кавказской конфедерации" вместе с А.Топчубашовым он был в первых рядах борьбы. Необходимо отдельно отметить его деятельность, связанную с азербайджанскими военнопленными во время и после второй мировой войны.

В 1947 г. М.Расулзаде вернулся в Турцию, где продолжил "борьбу за Азербайджан". Он не уставал высказывать в письменной и организационной форме протесты русской эмиграции, вынашивавшей идею построения в России после возможного развала Советов унитарного государства, и сотрудничавшим с ней представителям азербайджанской эмиграции, старался всемерно оживить идею кавказского единения.

Мамедамин Расулзаде, в молодости писавший стихи и пьесы, стоял много выше как исследователь и публицист, был видным литературоведом, культурологом и историком. Последние годы жизни (1950-1955) он посвятил больше написанию книг и статей в этих областях. Из них особого внимания заслуживает монография "Азербайджанский поэт Низами", сохраняющая свое значение и поныне.

Link to comment
Share on other sites

ПИСЬМО МАМЕД ЭМИНА РАСУЛЗАДЕ И. В. СТАЛИНУ

Уважаемый Сталин!

Мои друзья очень удивились, узнав, что меня выпустили из тюрьмы особого отдела. И я их понимаю: ведь многих рабочих расстреливали только за то, что они были простыми членами мусаватской партии. Я же был ее лидером. Но это чудо оказалось возможным благодаря Вам, именно Вы вспомнили о нашей прежней дружбе и вытащили меня из бакинской тюрьмы.

Эта дружба помогла мне и в Москве. Конечно, и мне пришлось испытать трудности, но не больше, чем остальным. Я даже пользовался некоторыми привилегиями, и все это благодаря Вашей заботе, за которую я Вам очень признателен.

Тем не менее, уезжая из Москвы, я не повидался с Вами, потому что решил бежать из России. Думаю, Вы меня поймете: я не мог спросить у Вас разрешения, потому что не верил, что Вы меня отпустите. И тогда мне пришлось бы навсегда распрощаться с мечтой уехать из России. Но я даже не мог думать об этом, потому что это означало отречься от того, чему я посвятил всю свою жизнь, обречь себя на вынужденное бездействие и роль стороннего наблюдателя того, что происходит сейчас в России.

А то, что сейчас происходит в России, практически ничем не отличается от того, что происходило здесь сто лет назад. Так же, как и сто лет назад, Россия вновь присоединяет к себе все новые и новые колонии.

История распорядилась таким образом, что пришедшая к власти коммунистическая партия, полностью отступив от своих прежних идеологических установок, решила вновь возродить российскую империю. Это произошло вследствие имперских амбиций правящей верхушки и ведет к вполне определенным результатам.

Замена великодержавного шовинизма рабочим космополитиздатом ничего не меняет по сути и тоже в конечном итоге приводит к уничтожению малых наций. Кроме того, вы подавляете силой своего оружия национальные движения на Кавказе и в Туркестане и говорите, что делаете это в интересах местного пролетариата. Но ведь пролетариат возник здесь вследствие царской политики русификации и составляет ничтожное меньшинство. И ради интересов этого меньшинства вы без тени сомнения растоптали законное право абсолютного большинства местного населения на самоопределение и независимость.

Итак, совершенно ясно, что провозглашенная в Азербайджане и Туркестане диктатура пролетариата есть, в сущности, та же диктатура Москвы, и ничего больше. Когда столицей империи был Петроград, все было точно так же. И говорить всерьез об автономии, которую якобы получили бывшие независимые республики, просто невозможно. Азербайджанские ханства при первых царских наместниках на Кавказе были не менее самостоятельны, чем нынешние кавказские республики при секретарях Закрайкома. Если и есть какая-то разница, так только в том, что нынешние республики были захвачены гораздо быстрее тех ханств.

Зная, что жесткий централизм - это основополагающий принцип для большевиков, я и раньше говорил, что, в сущности, эта партия - имперская и что в ближайшем будущем она кардинально изменит свою политику по отношению к малым народам. В дальнейшем это подтвердилось, но в то же время за два года, проведенных в Москве, я понял и другое: восточные народы, и в частности тюркские, все равно, несмотря ни на что, обретут, в конце концов, свою независимость. Поэтому я не мог бесстрастно наблюдать за тем, как, с одной стороны, национальные меньшинства приходят от периода национального самосознания к идее национальной революции, а, с другой стороны, вы пытаетесь подорвать веру народов в свое будущее.

Все равно вы не добьетесь того, что хотите. Народы Востока будут жить так, как захотят сами, а не по коммунистическим нормам и принципам. Они будут бороться со всеми, кто будет им мешать. И будут искать союзников, тех, кто смог бы им помочь. Именно поэтому они поверили вначале принципам Вильсона, а затем - вашей декларации. Но также как принципы Вильсона были похоронены Версальским, Тройским и Севрским договорами, ваша декларация обернулась оккупацией Украины, Туркестана и Кавказа. Поэтому у моего Азербайджана есть такое же право бороться против вашей оккупации, какое имела героическая Турция в борьбе против Антанты.

Хотя я и не изменил своим политическим идеалам и продолжаю свою борьбу, хочу Вас заверить, что никогда не забуду того, что Вы для меня сделали.

С глубоким уважением,

Расулзаде Мамед Эмин.

Стамбул. Декабрь, 1923 год.

(Это письмо было опубликовано в пятом номере журнала "Новый Кавказ" от 23.01.1924. Журнал издавался в Стамбуле).

Link to comment
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now


×
×
  • Create New...