1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167
 
Статьи
 



Б. Р. Зориктуев. О малоизвестном походе монголов на Енисей в 1207 г.

Зориктуев Булат Раднаевич - доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН, г. Улан-Удэ.

В 1207 г. войско Чингис-хана во главе с полководцем Джочи совершило военный поход по завоеванию лесных народов, который относится к числу малоизвестных страниц в монгольской истории. У исследователей не имеется четкого и ясного представления, в какой регион и с какой целью была направлена данная акция монголов.

В бурятоведении господствует точка зрения, что поход Джочи преимущественно был направлен в район Байкала (Баргуджин-Токум), где им были покорены буряты (Цыдендамбаев, 1972: 227–228; Егунов, 1984: 254–259). Исследователи истории Южной Сибири полагают, что монголами были завоеваны народы Саяно-Алтая (История Республики Алтай, 2002: 228–232; История Хакасии, 2008: 179–183). Р. Груссе и Ж.-П. Ру придерживались мнения, что монгольский поход не преследовал никаких целей, Чингис-хан просто "захотел убедиться в послушности охотников севера, населявших тайгу" (Груссе, 2000: 139; Ру, 2006: 156–158). События, связанные с походом Джочи, остаются за пределами внимания монгольских ученых. Например, о данном походе нет ни одного упоминания во втором томе новой "Истории Монголии" (Монгол Улсын түүх, 2003).

Я специально изучал вопрос о событиях 1207 г. и сейчас однозначно могу сказать, что поход монголов был направлен исключительно на Енисей. В отличие от предыдущих военных акций, представлявших собой узколокальные набеги разведывательного характера и для захвата добычи (нападения на южное соседнее государство Си-Ся в 1205 и 1207гг.), целью похода Джочи, задуманного по заранее составленному плану, было покорение енисейских кыргызов и находившихся от них в подчиненном положении народов Саяно-Алтая. Иначе говоря, это был первый поход монголов за пределы своей страны, направленный на захват чужой территории и включение ее в состав зарождавшейся Монгольской империи.

Монгольского вторжения в район Байкала не было.

О том, что поход монголов был направлен на Енисей, говорят следующие данные. В 239-м параграфе "Тайной истории монголов" сказано: "В год Зайца (1207) Чжочи был послан с войском Правой руки к лесным народам ... Прежде всех явился с выражением покорности ойратский Худухабеки. Явившись, он стал провожатым у Чжочия ... и ввел в Шихшит. Подчинив ойратов, бурятов, бархунов, урсутов, хабханасов, ханхасов и тубасов, Чжочи подступил к тумен-киргизам" (перевод текста С. А. Козина. — Б. З.) (Козин, 1941: § 239). Данный отрывок очень четко показывает, что Джочи со своим войском вошел в Шихшит, а потом подступил к кыргызам, т.е. к Хакасско-Минусинской котловине. Иными словами, он прошел по долине р. Шихшита, затем по территории Тувы и достиг Среднего Енисея, покорив по пути ойратов, хабханасов, тубасов и другие племена, исключая бурят, которых ни в Шихшите, ни в Туве никогда не было.

Выражение покорности кыргызскими князьями означало, что отныне весь регион Саяно-Алтая, включая Туву, Хакасию и Горный Алтай, который до монгольского нашествия управлялся енисейскими кыргызами, стал зависимым от монголов. Но с этой участью были согласны не все племена, и в источниках содержится ряд сведений о восстаниях против монголов. Особенно упорно сопротивлялось дважды восстававшее тувинское племя тумат. Так как в начале 240-го параграфа "Тайной истории монголов" туматы однажды названы хори-туматами, то в некоторых работах утверждается, что монгольское вторжение было и в район Байкала (Баргуджин-Токум), где на борьбу с агрессорами поднялись предки нынешних хоринских бурят (Санжеев, 1983: 62; Дугаров, 1993: 232).

Это мнение опровергает "Тайная история монголов". В 240-м параграфе говорится, что посланный на разгром туматов Дорбо-Докшин прошел по протоптанной дикими буйволами тропе и захватил восставших. В монгольском тексте памятника буйволы названы улаан буха — "красный бык". Изучение терминологии животных у соседних народов показало, что тувинцы в прошлом иногда, независимо от масти, выражением кызыл буга, что значит "красный бык", называли яков. Как пояснил мне известный тувинский этнограф, профессор М. Б. Кенин-Лопсан, раньше считалось, что красный цвет отпугивает злых духов. Поэтому яки, которые у тувинцев являлись олицетворением физической мощи и входили в число девяти священных для них животных, выполняли охранительную функцию, защищая детей и стариков от всякого рода негативных воздействий. По этой причине тувинцы называли яков кызыл буга. Не исключено, что с данным словосочетанием, которое в переводе на монгольский язык звучало как улаан буха, монголы познакомились во время енисейской кампании и использовали его в "Тайной истории монголов" при описании подавления туматского восстания. Поэтому название улаан буха является неопровержимым свидетельством того, что против монголов поднимались жившие по Малому Енисею туматы. Что касается хоринцев, то они находились далеко в стороне от енисейских событий, в Баргуджин-Токуме, куда монгольской экспансии не было.

Содержащееся в 239-м параграфе "Тайной истории монголов" слово бурят подобно некоторым терминам в данном параграфе является топонимом. Конкретно — это название протекающей западнее Хубсугула р. Бурят, на которой была нейтрализована группа из числа противников Чингис-хана. Вероятно, данная победа по своей значимости была для монгольского правителя далеко не рядовым событием, в связи с чем гидроним Бурят наравне с наименованиями подчинившихся Джочи племен был включен в текст "Тайной истории монголов". Сказанное означает, что слово бурят в данном источнике не имеет отношения к ныне существующему около Байкала самоназванию бурят. Это разные по происхождению, но случайно совпавшие по звучанию слова. Этноним бурят и соответствующая ему этническая общность — народность — возникли у Байкала намного позже XIII в.

Первоначальной формой имени бурят было слово бурат ("лесные люди"). Так называлось племенное объединение на западной стороне Байкала, существовавшее в XVI–XVII вв. В начале XVIII в. имя бурат приняло форму бурэт. В это время консолидационные процессы широко проникли в Забайкалье, и имя бурэт стало обозначением всего коренного населения у Байкала. В середине XVIII в., со вступлением объединительных процессов в заключительную фазу своего развития и вовлечением в свое русло живших по Селенге монгольских родов, этноним бурэт принял форму бурят, которой до этого вблизи Байкала никогда не было. Имя бурят стало официальным названием новой бурятской народности, занявшей территорию по обе стороны Байкала. Его образование относится к 80-м гг. XVIII в. (Зориктуев, 2011: 208–239).

В заключение, подводя общий итог, отмечу. Объективный и детальный анализ широкого круга источников показывает, что в 1207 г. перед началом енисейского похода перед Чингис-ханом стояли две задачи, которые были полностью решены. Вначале были приведены к окончательной покорности ойраты Северо-Западной Монголии, союзники Джамухи по античингисовой каолиции, а затем подчинены жившие в среднем течении Енисея кыргызы и вместе с ними другие народы Саяно-Алтая. Не случайно по этому поводу в 239-м параграфе "Тайной истории монголов" сказано: "Чжочи принял под власть Монгольскую все Лесные народы, начиная оттуда (с Хакасско-Минусинской котловины. — Б. З.) по направлению к нам…" (перевод текста С. А. Козина). Решение второй задачи имело для Чингис-хана исключительно важное стратегическое значение.

Подчинение кыргызов и зависимого от них населения саяно-алтайского региона, выделение их в качестве нового самостоятельного удела Джочи стало началом образования Монгольской империи и первым шагом в реализации Чингис-ханом своей далеко идущей цели покорения всего мира. Поэтому с учетом всего изложенного можно утверждать, что началом монгольских походов по завоеванию территорий других народов следовало бы считать не 1211 г., когда они вторглись в Северный Китай и выступили против династии Цзинь, а 1207 г., когда была проведена енисейская кампания. На мой взгляд, вряд ли стоит так жестко связывать начало завоевательной политики монголов с захватом территорий оседлых народов. Целесообразнее придерживаться, как я полагаю, известной хронологии событий, учитывая при этом, конечно, какую цель и какой характер носила та или иная военная акция монголов по отношению к объекту экспансии.

Список литературы:
Груссе, Р. (2000) Чингисхан — покоритель Вселенной. М.
Дугаров, Д. С. (1993) К проблеме происхождения хонгодоров // Этническая история народов Южной Сибири и Центральной Азии / отв. ред. Б. Р. Зориктуев. Новосибирск.
Егунов, Н. П. (1984) Прибайкалье в древности и проблема происхождения бурятского народа : в 2-х ч. Улан-Удэ. Ч. I.
Зориктуев, Б. Р. (2011) Актуальные проблемы этнической истории монголов и бурят. М.
История Республики Алтай (2002) : в 2-х т. Горно-Алтайск. Т. 1. Древность и средневековье / гл. ред. акад А. П.Деревянко, отв. ред. А. С. Суразаков.
История Хакасии (2008) (с древнейших времен до современности) / гл. ред. В. Я. Бутанаев Абакан.
Козин, С. А. (1941) Сокровенное сказание. Монгольская хроника 1240 г. Введение в изучение памятника, перевод, тексты, глоссарии. М.; Л.
Ру, Ж.-П. (2006) История империи монголов. Улан-Удэ.
Санжеев, Г. Д. (1983) Некоторые вопросы этнонимики и древней истории монгольских народов // Этнические и историко-культурные связи монгольских народов : сб. ст. Улан-Удэ.
Цыдендамбаев, Ц. Б (1972) Бурятские исторические хроники и родословные. УланУдэ.
Монгол Улсын түүх (2003). Дэд боть (XII–XIV зууны дунд үе). Улаанбаатар.

25 декабря 2020      Опубликовал: admin      Просмотров: 147      

Другие статьи из этой рубрики

Ж. Сабитов Золотоордынский клан Бек-Суфи: история и вопросы генеалогии

История Золотоордынского клана Бек-суфи не являлась объектом пристального изучения: в основном дискутировалась генеалогия самого Бек-суфи. Первые статьи о Бек-Суфи появились в связи с обнаружением монет с его именем отчеканенных в Крыму в 822, 823,824 и 825 годах хиджры. Северова М.Б. в своей статье "Об имени золотоордынского хана на монетах Крыма 822 и 823 гг. хиджры (1419, 1420 гг. н.э.)" впервые отождествила монетного Бек-Суфи с Бек-суфи, сыном Бектута из Тука-Тимуридов. Северова подсчитала, что если считать, что Бек-Суфи сын Бектута сына Данишменда сына Баяна сына Тука-Тимура сына Джучи сына Чингисхана дожил до 823 года, то одно поколение в этом клане должно равняться 35 годам. Это предположение Северовой вызвало здоровую критику исследователей, которая все-таки не появилась в форме статьи.

Жаксылык Сабитов. Чекре-хан и «Мухаммед-хан»

Проблема ханствования Чекре-хана никогда не становилась объектом отдельной статьи. Большинство историков не особо обращали внимание на данного хана, в следствии его статуса (он считался одним из марионеточных ханов Едиге) и краткого срока правления. Можно вполне согласиться с данными тезисами, но это не должно являться причиной того, что фигура данного хана останется в забвении даже среди профессиональных историков. К проблеме же того, кто был противником Чекре-хана было уделено достаточно внимания и этот вопрос рискует быть слишком запутан интерпретациями современных исследователей.

E.И. Кычанов. Кешиктены Чингис-хана (о месте гвардии в государствах кочевников)

В становлении ранних государств, формировании государственного механизма важное место принадлежало окружению правителя, в частности тем сильным и молодым людям, которые рекрутировались из "сыновей и младших братьев" сподвижников правителя—основоположника государства и составляли его дружину, его личную охрану. У скифов при царе служили отроки. Они составляли гвардию царя, постоянное войско, обязанное охранять его. Эти же юноши выполняли и различные поручения царя по управлению государством, из их числа назначались ферапонты, сановники, управляющие государством. Среди юношей-гвардейцев скифского царя был распространен обычай побратимства, после смерти царя часть его гвардии сопогребали вместе с умершим. При сяньбийских каганах была гвардия (цзинъши), в которую набирались сыновья и младшие братья "великих людей" (дсасэнь), сановников и местных правителей государства. В 396 г. Тоба Лигуй принял титул императора (хуанди) и провел реформу структуры государственного аппарата."Все [назначенные им на должности лица] принадлежали к [его] гвардии. [Они] участвовали в [заседаниях государственного] совета и обсуждали дела армии и государства". Тюркского кагэна охраняли 900 гвардейцев [бёри — "волков"), которыми командовал управитель ставки кагана - тойкан. Сведений о назначениях гвардейцев тюркского кагана на государственные должности у нас не имеется.

Н.Н. Мингулов. Национально-освободительное движение народов Синьцзяна как составная часть общекитайской резолюции (1944—1949 годы).

Вооруженное восстание против гоминдановского режима началось с выступления одной из подпольных групп, действовавших в Нилхинском уезде. Успешная вылазка этой группы послужила сигналом к вос­станию населения Нилхинского уезда. На борьбу поднялись окрестные казахи, вскоре в районе Арбун-сумуна восстали монголы, которых воз­главил бежавший из тюрьмы славный сын монгольского народа Фуча-афанди. К середине сентября 1944 г. в горах Нилхинского уезда уже действовали мелкие партизанские отряды, ядро которых составляли бед­нейшие слои кочевого населения. Руководство повстанческими силами возглавили преданные и сме­лые сыны народа: Акбар-батур, Фуча-афанди, Фатих, Гани, Тухти, Хамид и др. Вооружались партизаны чем попало и большей частью за счет тех богатых трофеев, которые они захватывали у противника. Так, только в одном бою было взято более 100 винтовок и свыше 10 тыс. патронов.
 
 

"Евразийский исторический сервер"
1999-2020 © Абдуманапов Рустам
Пользовательское Соглашение

письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте | словарь

Вопрос копирования материалов
Партнер: Кыргызский эпос "Манас"