1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167
 
Статьи
 



Эдуард Хуршудян. Чагатайская монета XIII века. Часть II.

3.Тамга на монете

На монете изображены две тамги. Одна из них представляет из себя продолговатый г-образный знак, перечеркнутый посередине короткой линией . Эта тамга, одна из наиболее встречающихся на среднеазиатских и восточно-туркестанских монетах анонимной регулярной чеканки, которые выпускались после  денежной реформы Мас‘уд-бека, начиная с 670/1269 г. Согласно Е.А. Давидович эта тамга для того времени имела  общегосударственный характер [10]. Вторая тамга — трезубец с неравными зубцами, более длинный из которых заканчивается округлой петлей, и колечком на  противоположном конце у "рукоятки" . Присутствие тамги на монете не означает, что правитель чье имя идентифицировано на монете является хозяином этой тамги. Тамга на монете прежде всего означает, что монета отчеканена на территории владетеля указанной тамги [11]. В нумизматической науке уже установлено, что первая общегосударственная тамга принадлежит Верховному хану Хайду  (годы правления - 1269-1301) (см. Petrov, op.cit.). Кайду (или Хайду) (1230-1301) был предводителем Дома Угэдэя и де факто Ханом Чагатайского Ханства. Кайду вплоть до своей смерти в 1301 году был в оппозиции к своему дяде - Великому Хану Хубилаю, который основал династию Йуан в Китае. Кайду был сыном Кашина и внуком Угэдэй-хана и правнуком Чингиз-хана и Борте. В течение 13 века он правил Восточным Туркестаном (совр. Синцзян, КНР) и Центральной Азией.

Названное в истории "Государство Кайду", охватило с запада Аму-Дарью, с востока — Тянь-Шань, Джунгарию, Алтай, Восточный Туркестан. Хайду-хан выбрал Чуйскую долину местом своей ставки.

В 1269 году Кайду Хан с целью оздоровления экономики своего государства провел ряд  реформ. Были внесены поправки в налоговую политику. Он отменил сбор других  налогов, кроме официального, также обязал правителей кочевых родов не допускать пасущийся скот в земледельческие долины. Его денежная реформа была успешно проведена под контролем торговца Максуд-бека Махмуда Йалавач оглана (Мас‘удом б. Махмудом ал-Хваризми (более известным по письменным источникам как Мас‘уд-бек), жившему в Ходженте.

Монгольские ханы мало интересовались управлением хозяйства и культурной жизнью улусов, ограничиваясь лишь получением податей от их населения. Для этого ими назначались откупщики, в Мавераннахре (одной из самых богатых областей улуса) Угэдэй доверил это дело купцу Махмуду Ялавачу Хорезмийскому, жившему в городе Ходженте.

Торговец Maḥmūd Yalavāč Ḵᵛārazmī некоторое время был назначен Верховным министром (āḥeb al-moʿāẓẓam) над всей территорией Центральной и внутренней Азии, до  636/1239 г.; в дальнейшем  Yalavāč был переведен в Китай, а его сын Masʿūd Beg был назначен правителем в стране уйгуров, в бассейне Тарима и Мавараннахра  (Jovaynī, ed. Qazvīnī, I, pp. 84, 86; tr. Boyle, I, pp. 107-08, 110-11; Rašīd-al-Dīn, ed. Blochet, pp. 85-86; Barthold, Turkestan3, p. 396 n. 3).

Назад  1    2    3    4  Вперед
17 октября 2010      Автор: admin      Просмотров: 29570      

Другие статьи из этой рубрики

Тулибаева Ж.М. Бухарские и кокандские источники по истории казахов и Казахстана

В Бухаре в XVIII в. создается ряд исторических сочинений, имеющих большую ценность для изучения истории Бухарского ханства [1, 41]. Одним из таких источников является труд Мухаммада Вафа Карминаги "Тухфат ал-хани" ("Ханский подарок"). Сочинение известно также под названием "Тарих-и Рахим-хан" ("История Рахим-хана").

А. Исин. Отражение политических интересов в династийных историографиях XIV-XVII веков

Исследователь, работающий с источниками позднесредневекового времени, не может не заметить различные подходы в освещении истории Центральной Азии, обусловленные не только разной информированностью создававших хроники авторов, существовавшими традициями и стереотипами освещения тем, но и преднамеренными искажениями и умолчаниями тех или иных событий. Имеются и генеалогические искажения, имеющие также определенную политическую подоплеку.
Характеризуя вкратце политические интересы династий, во славу которых создавались многие восточные хроники, отмечу, в частности, что наиболее тенденциозно подавалась история взаимоотношений с казахами и их политическими предшественниками в тимуридской и шейбанидской историографиях, чему есть определенные причины и исторические мотивы.

С.К. Косанбаев Формирование и развитие казахской этнографической науки в 1918 - 1924 гг.

В 1918 г. в Ташкенте по инициативе передовой туркестанской интеллигенции (в т.ч. - и казахской) были открыты Туркестанский народный университет (ТуркНУ) и Туркестанский Восточный институт (ТВИ). В рамках их структуры начали функционировать кафедры казахской этнографии и казахского языка. Лекции на этих кафедрах читал известнsй этнограф и фольклорист, большой знаток культуры казахского этноса А.А.Диваев. Он разработал и издал специальную программу по казахской этнографии. Она была опубликована (вместе с рядом лекций и научных статей автора) в университетских изданиях - газете "Народный Университет" и журнале "Еженедельник Народного Университета".

Е.Б.Абатаев. Юрта – традиционное жилище казахов Южного Алтая

В качестве одного из направлений исследований, разрабатываемых отечественной этнографической наукой, выдвигается изучение специфики этнического развития групп некоренного населения, проживающих за пределами основной территории расселения этноса, в инонациональном окружении. Объектом настоящего исследования является одна из таких локальных групп казахов, проживающих за пределами основной территории расселения своего этноса на Южном Алтае.

Д.А. Аманжолова. Казахское общество в 1-й четверти XX века: проблемы этноидентификации

Формирование национального самосознания казахов определялось рядом факторов внутриэтнического характера и объективными условиями развития казахского общества. Особенно активно этот процесс происходил в XX в. Хотя, как показала в своих исследованиях Н.Е. Бекмаханова, уже в XVIII и особенно в XIX вв. вследствие все более активного втягивания региона в общероссийскую экономику, участия казахов в важнейших военно-политических событиях Российской империи, а также усложнения форм социальной организации, медленного, но неуклонного перехода от кочевых к полукочевым и оседлым формам жизнедеятельности, интенсивного общения казахской элиты и ссыльных представителей русской демократической интеллигенции и др. обстоятельств казахский этнос обретал новое качество развития в рамках мирового сообщества [1].
 
 

"Евразийский исторический сервер"
1999-2020 © Абдуманапов Рустам
Пользовательское Соглашение

письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте | словарь

Вопрос копирования материалов
Партнер: Кыргызский эпос "Манас"