1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167
 
Статьи
 



© Эдуард Хуршудян

(д.и.н. историк-востоковед)

Чагатайская монета XIII века (часть II)

С тех пор как вышла в свет статья В. Настича – "Алматы - Монетный двор XIII века"[1], в Казахстане продолжались дебаты вокруг факта возвращения прежнего названия южной столицы Казахстана Алма-Ата на Алматы. Результаты этой статьи были восприняты как нечто данное - без всяких комментариев. Никто из нумизматов, востоковедов-историков даже не попробовал  оспорить трактовку, предложенную Настичем. Между тем в статье есть спорные места! В частности  можно оспорить трактовку и локализацию монетного двора чагатайской монеты, соответственно подискутировать по поводу географической локализации монетного двора Алмату-Алимту-Алимату  с современной Алматы!

Чагатаидские дирхемы с надписью "балад Алмату". Серебро. 686 г.Х. (1287-1288)
Частная коллекция г. Алматы

Прежде всего хотелось обратить внимание на то, что у исследователя монеты очень слабая аргументация по географической привязке находки монеты (район Алматы, Пограничное училище?). Дальше он приводит неких случайных информаторов, обладателей схожих монет (и ни одной фотографии или зарисовки!). А о содержании всех этих монет исследователь рассказывает, аппелируя к своей хорошей памяти! И наконец, в 1990 году Настич в коллекции московского нумизмата А.А.Койфмана на одной из монет (как он пишет - происходящих из Узбекистана или Казахстана!) читает топоним Алматы! Очень интересная легенда! Из предложенной Настичем легенды, никак нельзя с большой долей уверенности сказать, что монеты с "монетным двором Алмату-Алимту-Алимату" происходят именно из одноименного ареала! Это мог быть Кыргызстан (где в свое время были найдены несколько чагатайских монетных кладов!), Узбекистан, а также Казахстан, а может быть и Таджикистан (здесь тоже были найден клад чагатайских монет)! По крайней мере, три из названных стран упоминает наш уважаемый исследователь!

Теперь перейдем к локализации монетного двора, упоминаемой в арабской надписи чагатайской монеты [2]. Здесь мы попытаемся дать нашу трактовку относительно географической привязки монетного двора: (арабский текст легенды гласит) Duriba hathihi dirham fi balad Almatu fi sanat hfd, Чеканен этот дирхем в Балад Алмату (=Алимту) в году hfd (=1287-1288 г. н.э.). (диаметр 22 мм, вес 1,87 г).

1.Название монетного двора

Название монетного двора араб. Almtw, как и вся надпись, выбита без диакритических точек (если не считать несколько декоративных "жемчужин" над надписью). Возможности арабской эпиграфики позволяют здесь читать или almatu или же alimtu. Эти две формы написания очень хорошо известны для источников XVI - XVIII веков.  

Следует отметить, топоним almatû впервые встречается  в источниках первой половины XVI в. — "Бабур-наме" Захир ад-дина Бабура (1483–1530) и "Та'рих-и Рашиди" Мирзы Мухаммада Хайдара (убит в 1551 г.).

1.        Мирза Мухаммад Хайдар Дуглат в своей работе "Tārīkh-i Rashīdī" [3] дважды упоминает топоним Алмату (=Алмалык)  в виде Almātu (с долгим алефом). В одной из глав [Глава, где речь идет об Амир Камар ад-Дине] говорится о том, что Амир Тимур направившись в поход, покинул свою область. Амир Тимур послал к границам Алмату (Almātu) Амир Бахрам Джалаира, Китай Бахадура и Шейх Бахадура (op.cit., c.57)]. Следующая глава - Рассказ о жизни и деятельности Шахибек-хана. "Это событие совершилось в Алмату (перс. Almātu), который находился в месте, который больше известен как Моголистан" (op.cit., с.278) [4]. В обоих контекстах нет никакой топографической привязки с современной Алматы! Принимая во внимание то обстоятельство, что практически все ранние источники содержат сведения о  топониме Алмату, что соответствует столице Чагатаидов – Алмалыку (=тюркское название ) или же соседнему с Алмалыком городу Алимту-Алимату (см. Пантусов.op.cit). 

2.        Источник на чагатайском языке: "Бабур-Нама" Захир ад-Дина Бабура (XVI в.). В работе упоминаются Алмалык и Алмату! Первое название имеет тюркское происхождение, а второе – монгольское. Эти два названия, под которыми выступает Алмалык – столица Чагатаидов. "Фергана - область в пятом климате, находится на границе возделанных земель. На востоке от нее - Кашгар, на западе - Самарканд, на юге - горы Бадахшанской границы; на севере хотя раньше и были такие города, как Алмалык, Алмату и Янги [5][v], название которого пишут в книгах Таразкент [6][vi], но теперь из-за [нашествий] моголов и узбеков они разрушены и там совсем не осталось населенных мест. Здесь упоминаются тюркское и монгольское названия Алмалыка и тюркское и согдийское (=иранское) названия Тараза. Следует отметить, что многие города были известны под иранскими и тюркскими, и, соотвественно, монгольскими названиями. Например, Ḵotan/Udun (Odon) и Kučā/Küsän (Kāšḡarī, II, pp. 114-15, 308; cf. Pelliot, I, pp. 411-18).

Ниже приводим очень ценное сообщение Н.Н.Пантусова об Алмалыке и Алимту-Алмату. В сообщении Н.Н.Пантусов также сообщает о нумизматической находке – серебряной драхме с монетным двором Алмалык (=Алимту-Алмату). Несмотря на то что фотография монеты нам не доступна сам факт находки алмалыкской монеты для нас имеет очень большое историческое значение (см. ниже по тексту).

Алмалык [7]

На юго-запад от обоих мазаров (Туглук-Тимур-хана [8] и Шейх-Мухаммед-Садыка) протекает р. Кегень, которая впадает в р. Или. Поселения, существовавшия здесь прежде, от которых остались обширные следы и развалины, питались водою из рек: Кегени и Хоргоса. Та местность, которая лежит к северу и западу от селений-мазаров, называется Кер. На Кере на р. Кегени бывает всегда международный съезд наших и китайско-подданных для решения взаимных дел и претензий. На восток от Кера находится местность Алмалык. На Алмалыке находится, между прочим, горка Азан-дун или Азан-тюбе (тепе), где святой Аршеддин выкрикивал азан, привлекая правоверных на молитву.

На запад от Кера расположена местность Бай­наман, где проживал Туглук-Тимур-хан. Название Алматы или Алмалык носят здесь многия местности. Кроме названия города Алмалыка существует название реки Алмату или Алимату, Алимту. Ме­стность, где была раньше русская почтовая станция по дороге в Кульджу, называлась и называется Алимту (или Алмату).

Селение Мазар-Шейха Мухаммед Садыка находится на местности "Алматы-аузы".

На правой стороне р. Хоргоса, у выхода его из гор, также есть местность Алмалы (или, как пишут на картах, Алмоллы); у Кульджи тоже есть урочище Алматы. Словом, вся эта местность по левую сторону р. Хоргоса носила название Алматы или Алмалык, т. е. яблочное место.

   1    2    3    4  Вперед
17 октября 2010      Автор: admin      Просмотров: 29568      

Другие статьи из этой рубрики

Председатель западного отделения Алаш-Орды Д. Досмухамедов и судьбы казахской интеллигенции в период сталинских репрессий

В советской и, в частности, казахстанской историографии деятельность Джаганши Досмухамедова (Джанши, Жахинши Дос-Мухамедова) и других руководителей казахского автономистского движения Алаш начала XX в., как известно, долгое время оценивалась однозначно отрицательно (1). Однако с конца 80-х гг. прошлого столетия был открыт доступ к ранее закрытым архивным источникам, активизировалась исследовательская деятельность историков и публицистов. В итоге стали появляться работы, которые проливают новый свет на политическую биографию и судьбу таких ярких представителей казахской интеллигенции начала XX в., как Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов, Джаганша и Халел Досмухамедовы, Мухамеджан Тынышпаев, Мустафа Чокаев и другие (2).

Клара Хафизова. Казахско-китайская граница в прошлом и сегодня.

После падения монгольской династии во второй половине ХIV в. и вплоть до второй половины ХVII в., т. е. в течение почти 300 лет, Китай не имел общих границ с казахскими ханствами, а также с другими владениями на территории современного Казахстана. Вне поля зрения Китая осталось также важное событие в политической жизни казахов - образование казахского ханства с центром в Семиречье и долголетний процесс формирования его территории и границ. Между казахским ханством и Срединной равниной находилось Джунгарское ханство (1635-1757 гг.), блокировавшее доступ из Китая в Казахстан и не допускавшее установления между ними связей. Лишь после установления в Китае господства маньчжурской династии Цин и завоевания ею Джунгарского и Яркендского ханств в 1757 г. границы китайского государства подступили к территориям Казахстана, Киргизии и Таджикистана. Почти одновременно с Цинской империей начала проникать в Центральную Азию с запада, севера и востока Российская империя. В результате встречной экспансии двух держав и заключения между ними ряда договоров к концу ХIХ в. перекраивание политической карты Центральной Азии завершилось. Однако на этом процесс формирования русско-китайской границы на "западном участке" не закончился. Он имеет продолжение и сегодня, после распада СССР - правопреемника царской России, а также образования пяти суверенных государств на месте среднеазиатских советских республик. Три из них - Казахстан, Киргизия и Таджикистан - непосредственно граничат с территорией китайского государства, точнее, с его Синьцзян-Уйгурским автономным районом. Объединившись с Российской Федерацией, они по инициативе Китая пересмотрели свои южные границы и заключили новые договоры.

Канат Ускенбай. К проблеме аутентичного наименования Казахского ханства (на примере Михман-наме-йи Бухара Фазлаллаха Ибн Рузбихана Исфахани)

Проблема аутентичного наименования Казахского государства позднего средневековья XV–XVII вв. прежде не вычленялась в отдельную исследовательскую проблематику. Как показывает опыт татарстанских коллег [1], такая постановка может быть продуктивной как в вопросе установления названия государства, так и в выяснении государственного устройства, этносоциального состава, территориальных границ. Данная публикация обращает внимание исследователей на сведения в целом широко известного персоязычного сочинения "Михман-наме-йи Бухара" Ибн Рузбихана Исфахани о наименованиях Казахского государства – Казахского ханства. В контексте названия данной публикации сведения этого источника не привлекались.

Ж.М. Тулибаева. Улус Урус-хана.

Одним из самых запутанных и интересных вопросов в истории Казахстана является проблема изучения генеалогии Урус-хана - предка основателей Казахского ханства. В казахстанской историографии существует две точки зрения относительно родословной Урус-хана, двадцатого правителя Золотой Орды. Одни историки возводят его родословную к Тукай-Тимуру, тринадцатому сыну Джучи, другие к Орда-Эджену, старшему сыну Джучи. Правда, в советское время в околонаучной литературе существовала еще одна версия происхождения Урус-хана, связанная с его именем, однако она не выдерживает никакой критики и связана с конъюнктурными соображениями тех лет.

Н.А. Атыгаев О времени образования Казахского ханства (к 550-летию образования ханства)

Вопрос о времени возникновения Казахского ханства, первого в Центральной Азии национального государства, которое носило имя создавшего его этноса – казахов, является одним из самых дискуссионных проблем отечественной исторической науки. В казахстанской научной и научно-популярной литературе имеется множество работ, посвященных данной теме, хотя до начала 70-х годов ХХ века вопрос датировки образования ханства в качестве научной проблемы специально не поднимался. Его ставили "в один ряд с иными событиями политической истории казахского общества" [1, 54]. В этот период были опубликованы первые научные исследования, посвященные конкретно времени образования Казахского ханства. Автором первой такой специальной работы стал Т.И. Султанов. Затем, в 1977 году, данная проблема была рассмотрена в монографии К.А. Пищулиной. В последующие годы этот вопрос остался без внимания историков. Вновь проблема актуализировалась после обретения Казахстаном независимости. В 90-е годы XX века данный вопрос нашел отражение в работах казахстанских историков А. Хасенова, К. Акишева, Ж. Касымбаева, Б. Карибаева и др. Рассматривали в своих исторических изысканиях проблему датировки образования Казахского ханства известные писатели Казахстана М. Магауин и К. Салгарин. Следует также сказать о псевдонаучных, но растиражированных публикациях по данной теме кандидата технических наук К. Даниярова.
 
 

"Евразийский исторический сервер"
1999-2020 © Абдуманапов Рустам
Пользовательское Соглашение

письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте | словарь

Вопрос копирования материалов
Партнер: Кыргызский эпос "Манас"