Статьи
 

К проблеме происхождения народа саха

Изучение происхождения саха представляет собой чрезвычайно увлекательную проблему с точки зрения исследовательского интереса. Откуда пришли предки якутов-саха, на этот вопрос пытались найти ответ великое множество исследователей разных национальностей, начиная с конца XVII в. Именно тогда проезжавший через Сибирь в Китай, посол России немецкого происхождения Э.И.Идес вел дневник, где содержались и известия о якутах-саха. Там он впервые обратил внимание на близость якутского языка к татарским, т.е. к тюркским языкам и написал о том, что саха прежде составляли один народ с бурятским и проживали на Байкале [1]. С выхода данной работы за 300 с лишним лет, опубликовано немало книг, где в той или в ином отношении говорится о происхождении саха. Изучение данного вопроса можно четко разделить на два периода: дореволюционный (до 1917 года) и советский. Дореволюционные исследователи в своих выводах, в основном опирались на фольклорные и языковые материалы. А в советское время уже более конкретно изучением этногенеза саха стали заниматься представители различных наук: этнографы, археологи, антропологи, языковеды и фольклористы. Обобщающие труды, с привлечением данных всех этих наук были сделаны А.П.Окладниковым, И.В.Константиновым и А.И.Гоголевым. Связующим звеном между первым и вторым периодами в изучении данного вопроса стала монография Г.В.Ксенофонтова, написанная к тому же непревзойденным литературным языком. Именно ему удалось подробно разработать дореволюционную историографию данного вопроса и наметить основные пути, по которым происходило дальнейшее изучение. Многие исследователи дореволюционного и советского периодов сходились в том, что предки саха пришли с берегов Байкала. Попытаемся рассмотреть это мнение с точки зрения современной науки. Как уже было сказано, дореволюционные исследователи (Ф.И.Страленберг, Г.Ф.Миллер, Я.И.Линденау и др.) опираясь на якутские предания, писали о том, что предки саха пришли из Байкальского региона, будучи вытеснены бурятами или же отделившись от них [2].

Однако как известно, в отличии от бурятов, саха по языку являются тюрками. Поэтому еще в начале XX в. (В.В.Радлов, Б.Э.Петри, Н.Н.Козьмин) была сделано попытка отождествить предков саха с курыканами-гулиганями, которым приписывалось открытая Б.Э.Петри культура "курумчинских кузнецов" на территории Прибайкалья [3]. Основным основанием для данного предположения, на основе, которой в ХХ в. выросла целая теория курыканского происхождения саха, послужило тюркоязычие курыкан. Тюркоязычие данного народа-племени, обозначаемого в древнетюркских рунах как курыканы, в китайских летописях как гулиганы, доказывалось их принадлежностью к племенам теле - к которой относились огузо-уйгурские племена и кыпчаки. Позже на территории Прибайкалья, были найдены и рунические надписи на тюркском языке, которые Г.В.Ксенофонтов даже попытался прочитать на якутском языке.

На этой основе, ученые, изучавшие этническую историю якутского и бурятского народов (А.П.Окладников, Д.Д.Нимаев, А.И.Гоголев, Г.Н.Румянцев и Б.Б.Дашибалов и др.) считают, что в XII - XIII вв. пришлые монголоязычные предки бурят вытеснили предков саха - тюркоязычных курыкан с территории Байкала на Среднюю Лену. Однако следует помнить о том, что курыканы были представителями довольно высокой для своего времени культуры. У них была письменность и высоко развитая металлургия, они были знакомы с земледелием и умели строить городища [4]. Т.е. они принадлежали к самобытной древнетюркской цивилизации, возникшей в V - VII вв. на территории Евразийских степей.

Так вот бурятский фольклор связывает курумчинские памятники или же остатки курыканских городищ с "хара" или же "хоро-монголами", а эвенкийские предания утверждают, что они оставлены "баргутами-корчихол" [5]. Здесь следует напомнить, что хоринцы и баргуты являются близко родственными между собой монгольскими племенами, упоминаемыми среди племен "лесных монголов" на территории Забайкалья в XIII в., потом выселенными в Внутренную Монголию (территория КНР). Оттуда хоринские племена только в начале XVII в. вернулись на родину предков и от них в основном происходят буряты Бурятской республики [6].

Тюркоязычие предков хоринцев доказывается путем многих фактов. Так, тотемом хоринцев был лебедь, как у ряда якутских родов, в частности намцев. Или же у них был хороводный танец - еохор - который аналогичен одноименному эвенкийскому танцу и якутскому оhуохаю. В курумчинских наскальных рисунках нарисованы люди, ставшие в круг. Значит, можно предполагать, что круговой танец является курыканским наследством в культуре этих народов. Также много общего в терминах и в особенностях культа "белого шаманизма" между хоринцами и саха [7].

Таким образом, следует присоединиться к мнению ряда ученых, о связи якутских родов хоро с хори-бурятами. Тем более, по материалам участников II Камчатской экспедиции (И.И.Биллингс, Ю.Джулиани), прямо утверждали о том, что к племени Омогоя потом присоединились бурят-хоринцы. Однако они же, утверждали и о том, что хоринцы - иноплеменники, которые позже присоединились к якутам-саха и долго среди них свой язык сохраняли [8].

Для отождествления предков саха с курыканами, существенным фактором является связь кулун-атахской культуры на Средней Лене (XIV-XVвв.) открытой А.И.Гоголевым с курыканами. Считается, что именно кулун-атахцы впервые привели с собой лошадей и коров, организовали сенокосно -паствищное хозяйство на Средней Лене [9]. Следует привести и тот факт, что предок родов хоро - Улуу Хоро считается третьим предком саха. В многочисленных преданиях говорится и том, что Улуу Хоро привел с собой много лошадей и коров [10]. Поэтому нам хотелось бы присоединиться к точке зрения, которую впервые в опубликованном виде выразил Ф.Ф.Васильев. Согласно ей, кулун-атахская культура принадлежит к легендарным племенам хоро и тумат и может быть отнесена к раннеякутскому этапу этногенеза саха на Средней Лене [11].

Все эти моменты ведут нас к тому, что существует генетическая преемственность между курыканами и хори. Об этом говорит и сопоставление их названий: куры+каны и хори. Тем более в IX-X вв. на Ангаре существовал промежуточный этнос между курыканами и хори - это "кури" или "фури" арабо-персидских источников [12]. Здесь следует привести факт обнаружения на правом берегу Вилюя поселения кулун-атахской культуры XIV-XVI вв. (местность Хохочой). При раскопках были найдены кости крупного рогатого скота. Согласно якутским преданиям, до прихода предков саха на Вилюе, помимо тунгусов обитало легендарное племя туматов. В этой связи, весьма интересным является вывод Б.О.Долгих, сделанный на основе архивных источников, что туматы - общее племенное название саха, плативших ясак в Средневилюйское зимовье, а тагусы, кыргыдаи, кирикеи, онтулы, лучинцы и олесы - названия туматских родов [13]. До него к такому же выводу пришел С.И.Николаев.

Следует напомнить, что русские землепроходцы на Вилюе встретились в начале XVII в. с родами "пеших" саха. Их названия можно сопоставить с сеоками хакасов и тувинцев: эргит-иргит, тогус-тогус, кырык-кырык, чачы-чат, кыргыс или кыргыдай-кыргыз, кэбээйи-кобый [14]. Надо отметить, что названия этих родов не встречаются среди родов саха в Центральной Якутии. В этой связи, хотелось бы отметить тот факт, что, по мнению исследователей, туматы издревле обитали на территории Тувы и во многом идентичны с их предполагаемыми предками. Эти "пешие" саха или "Холопья орда", по описаниям землепроходцев, не имели скота, а занимались только рыболовством и охотой [15]. Однако среди этих вилюйских саха был род Тагус, которые были "конными" и "немирными" [16]. Значит, туматы ранее были скотоводами, затем утеряли свои навыки. Весьма интересно то, что, по архивным данным, редкие представители туматов и тагусов были и в центральных волостях [17].

Туматы судя по всему, смешались с местным прауральским населением Вилюя и позднее отчасти в этом составе растворились среди тунгусов. Так В.А.Туголуков считал, что такие известные эвенкийские роды как долганы, нюрмаганы и сологоны, образовались в результате этого сложного синтеза [18].

Теперь рассмотрим исторические данные. Нам известно о том, что племена хори-тумат упоминаются среди племен "лесных монголов". Монгольские походы в Баргуджин-Тукум т.е. в Прибайкалье, Забайкалье и в Саяно-Енисейский край вызвали большие передвижения племен. Некоторые племена частями уходили от завоевателей в недосягаемый для монгольских завоевателей край - на территорию свободной и суровой Якутии. В год Быка, соответствующий 1215 - 1216 гг. Чингис-хан послал Борагул-нойона на войну с племенем тумат, восставшему против монголов. Это племя было чрезвычайно воинственным и мятежным [19]. Можно допустить, что какая-то группа этих туматов сумела уйти от монгольских захватчиков на территорию Якутии. В рукописном сочинении иркутского надворного советника Ивана Эверса, на основании устных свидетельств якутов, сообщается, что туматы, не желавшие подчиняться монголам "со всеми семействами перебрались к началу реки Лены и спустились вниз по ее течению до пределов нынешной Якутии" [20].

Судя по преданиям, туматы до прихода саха жили на территории Средней Лены и только потом сосредоточились на нижнем и среднем Вилюе [21]. Можно предположить и то, что туматы вместе с хоро были носителями кулун-атахской культуры. Таким образом, нам представляется несомненным существование тувинского (туматского) компонента в составе саха.

Теперь вернемся в Прибайкалье. Как уже было сказано, ряд дореволюционных исследователей, ссылаясь на фольклорные сведения, утверждали о том, что некогда буряты и саха составляли один народ. Действительно, тот факт, что саха долгое время в Прибайкалье могли совместно проживать вместе с бурятами, свидетельствуют не только фольклорные данные, но и антропологические, лингвистические материалы и данные материальной и духовной культуры саха. В первую очередь, надо привести тот факт, что саха и булагаты - бурятское племя, проживавшее на Ангаре, относятся к ангаро-ленскому варианту центральноазиатской расы. На основании этих материалов предполагается продолжительное двуязычие как предков саха, так и западных бурятов эхирит-булагатов. Поэтому мимо этого доказанного факта, нельзя пройти тем, кто интересуется происхождением саха [22].

В данных фактах принято видеть курыканский след. Однако якутские предания говорят о том, что Омогой Баай - предок саха был из рода Боотулу или "батулинского племени". В то же время подчеркивается, что эти батулинцы были бурятским племенем или же народа "бырааскай" [23]. Действительно, к приходу русских среди бурятов имелись рода под названием батулинцы. Так кудинские буряты, которые ныне относятся к булагатам, являются потомками батулинцев [24]. Поэтому возможно, антропологическое единство саха и булагатов относится к батулинскому наследству данных народов. При этом следует подчеркнуть тот факт, что формирование центральноазиатской расы относится к позднему средневековью, значит курыканы к ней не относились.

По данным якутского фольклора, народ саха в основном происходит от двух корней: Омогоя - из племени "бырааскай" (бурят) и Эллэя - из татар (тюрков). При этом имя мифического предка Эллэя, вероятно, образовано от основы эль - "союз племен", т.е. предками саха, с одной стороны, является союз тюркских племен. Имя Омогоя, возможно, образовалось от монгольской основы омок - "племя, род, семья". Например, ойраты делились на омоги. Следовательно, за образом предка саха Омогоя можно увидеть некое монгольское племя.

Значит, есть серьезные сомнения против того предположения, что батулинцы могли быть потомками курыкан. Среди четырех древнеойратских племен домонгольской эпохи, мы находим племя под названием батут. Батуты участвовали в формировании ойратов - джунгар и позже калмыков. Здесь же следует подчеркнуть тот факт, что батулинцы в источниках иногда именуются батуринцами, а этноним батут-багатут считается производным от термина батур-багатурь.

Данное утверждение опирается на тот факт, что формы якутских монголизмов соответствуют формам калмыцкого (ойратского) языков [2]. Ойраты или олеты, в составе которых были эти батуты, произошли от монголов, которые проникли в леса Прибайкалья еще задолго до походов Чингис-хана [26]. Таким образом, батулинцы или батуты были в числе тех монголов, которые оттеснили курыкан, смешались с ними, в результате, которого могли появиться монголоязычные булагаты и хоринцы. Весьма характерно, что буряты впервые в монгольской летописи упоминаются именно в сочетании "ойрат-бурийат" [27].

Наконец, необходимо напомнить, что монголоязычные племена в древности были обитателями лесов, занимавшихся охотой и рыболовством. В этой связи следует привести тот факт, что о сыне Омогоя Баарагай Баатылы сообщается: "Терпел нищету и питался добычею, которую приносила черная собака". Следовательно, бедность батулинцев и их занятие охотой и рыболовством были ходячей поговоркой [28]. То же сообщается о баягантайцах, возможно эти два рода некогда были одного происхождения. Баягантайцы и баатылинцы не упоминали в своих молениях Юрюнг Айыы, они не должны отпускать в свои табуны сплошь белого жеребца, не должны держать веревку "сэлэ" [29].

В этой связи, могло бы стать перспективным изучение сведений монгольских летописей об ойратах XIII-XV вв. Ойраты имели славную и бурную историю. Известно, что они боролись за главенство над всей Монголией и громили китайские армии. В кочевое обьединение, возглавляемое ими, тогда входили как предки саяно-алтайских народов, так и хоринцы и предки среднеазиатских кыргызов. Не исключено, что среди них могли быть и предки саха. Надо заметить, что наиболее ранние исследователи саха, утверждали с их слов, что они отделились либо от калмыков-джунгар, либо от монголов [30].

Любопытно то, что как утверждали дореволюционные исследователи, Омогой Баай предводитель батулинского поколения переселился из Барабинской степи сначала на Байкал и только потом на Лену [31]. Так, среди барабинских татар имелись роды под названием сах, сахтар [32]. Здесь следует привести тот факт, что в генезисе позднеойратского обьединения активное участие принимали остатки кереитов, у которых имелось племя под названием сахаэт [33].

Казахский ученый М.Тынышпаев и П.А.Ойунский в 20-х годах прошлого века даже отождествляли их с саха [34]. В состав калмыков входил род соха/сохад, который связывают с якутами-саха [35]. Имя этого племени кереитов можно увидеть в имени рода саху - каракалпакского племени ашамайлы, которые считаются частью кереев [36]. Что касается кереитов - могущественное обьединение кочевых племен на территории Монголии в XII в., то одни ученые видят в них тюркоязычных, другие считают их монголоязычными [37]. Поэтому не исключено, что в этногенезе саха могли принимать участие издавно тюркоязычные группы, которые долгое время находились под монгольским господством.

Характерно, что в русских документах XVII в. на территории Забайкалья упоминаются коринцы и батулинцы. В начале XIII в. хоринцы с монголами жили в найманских землях, т.е. в Монгольском Алтае. Отсюда считается, что именно там хоринцы подчинили и ассимилировали часть тюрков во главе с батулинцами-харганаевцами. Тюркоязычие их бурятский ученый Ц.Б.Цыдендамбаев пытался доказать тем, что одна половина хоринских родов-харганаевцы, судя по названиям их родов, в прошлом были тюркского происхождения [38]. Однако если считать доказанной гипотезу, что предками хоринцев являются тюркоязычные курыканы, то надо полагать, именно харганаевцы являются истинными хоринцами.

Нет точных сведений, чтобы утверждать о том, что батулинцы были неотьемлимой частью хоринцев и позже полностью растворились в них. Поэтому с таким же основанием можно увидеть в них группу конных эвенков, тем более эвенки-скотоводы - это позднее отунгушенные монголы. Так вот среди этих эвенков Забайкалья были роды под названием намяты [39]. Они могли быть родственными Намскому роду в составе саха. Предком Намского улуса по якутской генеологии принято считать сына Элляя - Ламынха Суурук. Данный эпоним совпадает с этнонимом ламунха, распространенным среди тунгусских народов. Корнем всех этих слов могло служить общетунгусский корень - "лам, нам" - означающий "морские, приморские".

С забайкальскими эвенками, у которых бытовали предания о проживании в Баргузине якутов, с которыми они были соседями, саха действительно могли иметь близко родственные связи [40]. В этой связи следует привести тот факт, что еще в XIII в. на Баргузине упоминается племя Орангай, в которых исследователи видят эвенков. По эвенкийским сказаниям, термины "уранкай" и "эвенки-уранхаи" были самоназваниями древних эвенков [41]. Следует напомнить, что слово "ураанхай" является старинным самоназванием народа саха.

Еще можно привести тот факт, что во всех тунгусо-маньчжурских языках слово "саха" употребляется в значении "черный". В этой связи весьма характерной является наличие этнонимов с основой саха в тунгусо-маньчжурской среде: cахалянь, сахарча и т.д. [42]. Весьма любопытно, что в олонхо вместе с термином "саха ураанхай" используется термин "борон ураанхай". Т.е. этноним "саха ураанхай" могло употребляться в значении "черные урянхайцы". Однако следует сказать и то, что эвенкийских слов в языке саха сравнительно мало, что говорит о том, что при этногенезе предков саха на южной родине эвенки не принимали непосредственного участия.

Следует подчеркнуть, что батулинцы давно состояли в кровном родстве с хоринцами - потомками курыкан. Значит, тот огромный курыканский след в этнокультуре саха возможно является батулинским наследием. Батулинцы - потомки Омогоя, безусловно, оставили огромный след в этнокультуре саха и бурятов, но они настолько расплывчаты и потеряны среди них, что в полной мере невозможно установить, когда и где они могли войти в их состав. Следовательно, именно батулинцы являются тем загадочным этносом, вокруг которого сформировались впоследствии буряты и саха. Однако данный момент, к сожалению, пока упущен как бурятскими, так и якутскими исследователями.

Тем более потомками батулинцев в составе саха могут быть названы, не только представители родов боотулу. Названия боотулу зафиксированы у вилюйских, оленекских, жиганских и усть-янских групп саха [43]. Подразделением батулинцев Б.О.Долгих считает каптугов, чакыров, хадаров, сулгачинцев и кугдинцев в Батурусском улусе. Эгинцы в Верхоянском улусе также считаются подразделением батулинцев [44]. К батулинцам следует отнести их соседей - рода Бахсы и Базарах, состоявшие с ними в близком родстве. Предок жексогонцев Кэрэкээн-Ойуун в архивных источниках выведен как один из батулинских родовых тойонов [45]. Значит, и жексогонцы в ранний период своей истории принадлежали к батулинцам. Согласно И.Линденау и род Энсиэли (намцы) происходит от Омогоя, который был из рода Боотулу [46].

Можно выдвинуть и версию о том, что основные этнические подразделения саха: мэгинцы, борогонцы, батурусцы, баягантайцы также могли быть частью батулинцев. Сын Омозоя Бааразай Баатылы иногда считается предком не только Баягантайского, но и Батурусского улуса, название которого также происходит от термина Боотур. При этом можно обратить внимание на то, что мингаты, баргуты были широко представлены среди родоплеменного состава ойратов, затем калмыков [47]. Говоря об этом, мы исходим из того, что имя предка Борогонского улуса сына Элляя, Барза Баатыра напоминает имя предка бурятского народа - Барга Батора. Данный эпоним говорит о том, что средневековые баргуты являются непосредственными предками бурятского этноса и видимо отчасти и саха.

Некоторые исследователи баргутов также считают потомками курыкан, другие утверждают, что они происходят от другого средневекового тюркского племени - байырку, который проживал на территории Забайкалья. Тем более их имя считается калькой тюркского слова и означает "могучий, богатый" [48]. Однако с таким же основанием, потомками байырку могли являться байауты - другое монгольское племя, проживавшее также отчасти на территории Забайкалья. Вот они то могут являться предками Баягантайского улуса. Говоря все это, следует сказать и то, что группы людей из этих монгольских племен: баргутов, байаутов, туматов и т.д. принимали участие в этногенезе эвенков. Так род баяки - баягир принимал самое непосредственное участие в освоении тунгусами территории Якутии. Тем самым при отождествлении саха с курыканами, не учитывается тот факт, что еще в период господства киданей (XI-XII вв.), бывшие тюркоязычные телеские племена, или их части, не ушедшие на запад, были постепенно омонголены и превратились в монголоязычных хори, туматов, баргутов, байаутов и т.д.

Название самого крупного в составе саха Мегинского улуса довольно близко как к самоназванию древних монголов мэнгу=мэньу, так и мингатов - которые были среди тувинцев и ойратов. Это тем более интересно, что по материалам тувинского фольклора, этнонимы мингаты, монгуши и монголы относились к названию одного и того же народа [49]. Значит, потомки батулинцев среди саха могут быть увеличены. Однако, увеличивая долю монгольского (ойратского) компонента в составе саха, следует сказать, что тогда, нам непонятно, каким образом саха стали тюркоязычным этносом.

Следовательно, в потомках Омогоя можно увидеть монголоязычные племена, вошедшие в состав саха. Как утверждал Я.И.Линденау - участник Камчатской экспедиции, Омогой - коренной обитатель Прибайкалья - был из рода Боотулу. Потомки Омогоя и пришельца Эллэя в составе восьми главных якутских родов были расселены на территории Прибайкалья и в соседних с ним степях до тех пор, пока не были оттуда оттеснены кыргысами и монголами. Сначала они давали достойный отпор своим врагам, но потом, когда во времена царствования Баджея - внука Эллэя, они слишком обессилели, чтобы успешно противостоять своим врагам, он собрал все племя и спустился вниз по Лене [50].

Значит, саха XVIII в. еще связывали возникновение своего народа с территорией Прибайкалья, откуда Бадьай тойон - дед Тыгына привел свой народ где-то в середине XVI в. Теперь посмотрим, как эти фольклорные сведения сочетаются с археологическими материалами. Примечательно, что на основе поздних якутских материалов XVII-XVIII вв., А.И.Гоголев построил широкую "панораму кыпчако-якутских связей по линии сходства некоторых черт материальной культуры" [51]. Следовательно, в это время параллели, которые существовали между курыканской и кулун-атахской культурами, становятся уже мало заметными [52].

Исходя из этого, можно сделать вывод о смене населения на Средней Лене в XVI в. Значит, пришлые скотоводы, придерживавшиеся обряда погребений с конем, могли окончательно определить культуру и язык саха. Следовательно, они вытеснили и ассимилировали обитателей кулун-атахской скотоводческой культуры, предположительно связываемых с хоро-туматами [53]. Но генетическую преемственность между кулун-атахской и поздней якутской культурами невозможно обьяснить, без учета того факта, что туматы и хоро являются такими же предками саха, как и более поздние прищельцы - потомки Омогоя и Элляя. В подтверждение этой гипотезы можно было бы привести ряд доводов, говорящих в пользу того, что среди саха не только хоро и потомки вилюйских "пеших" саха являются потомками племен хоро и тумат, но и другие роды центральных саха могли быть их ответвлениями.

Так ответвлениями хоролоров могли быть также уодэйцы и бологуры. Подтверждением этого являются наличие топонимов Хоро Уодэй и тот момент, что предок бологуров Бологур Буххаат "хоролуу ааттааза уhу" [54]. А к туматам могли принадлежать представители родов Сата и Модут, которые в архивных документах фигурируют как "маданские" якуты. Об этом свидетельствует наличие этнонимов сата и мада среди тувинцев [55].

Теперь вернемся в Прибайкалье. Там в могильнике Усть-Талькин, также были найдены погребения с захоронениями коней датируемые XV-XVIвв. Значит, это говорит о каком-то едином тюркском компоненте, который принял участие в этногенезе, как западных бурят, так и якутов. Однако среди курыкан, населявших Прибайкалье в VI-X вв. н.э., так и бурят - монголов обряд захоронения с конем не зафиксирован. Отсюда, можно придти к выводу, что "в эпоху монголов в Прибайкалье появились какие-то тюркоязычные племена, близкие усть-талкинцам, которые и занесли обычай закапывать умерших вместе с конем в бассейн Верхней Лены" [56]. Весьма интересно и тот факт, что по антропологическим данным, в формировании усть-талькинцев и ангаро-ленского варианта центральноазиатского антропологического типа, характерного для саха и булагатов принимал участие европеидный компонент [57].

Именно на Усть-Талкине впервые зафиксированы представители центральноазиатского антропологического типа и низкорослая лошадь, генетически близкая к якутской. Как утверждают А.И.Гоголев и Ф.Ф.Васильев, в погребальном обряде и инвентаре Усть-Талкина обнаруживаются ряд параллелей с якутскими погребениями [58]. В то же время, бурятские исследователи считают, что предметы из данного могильника ярко характеризуют монгольский погребальный комплекс и имеют аналогии в поздних бурятских погребениях. Отсюда следует, что в данную эпоху в Прибайкалье было тюрко-монгольское взаимодействие, точнее саха-бурятское совместное проживание.

Так, обряд погребений с конем, характерный для саха, имеет совпадения с древним горноалтайским [60], затем с древнетюркским [61] и только потом с кыпчакским обрядами [62]. Тем самым, наконец - то, мы вышли на вопрос происхождения тюркоязычных предков саха. Родство саха с кыпчаками, определяется наличием общих для них элементов культуры - обряда погребения с остовом коня, изготовления чучела коня, деревянных культовых антропоморфных столбов, предметов украшений, связанных в своей основе с пазырыкской культурой (серьги в виде знака вопроса, гривны), общих мотивов орнамента [63].

Таким образом, кыпчакские элементы могли сыграть определяющую роль при формировании культуры и этногенеза саха. О кыпчакских элементах в культуре саха достаточно много было сказано А.И.Гоголевым, затем дополнено его учениками Ф.Ф.Васильевым по военному делу и Р.И.Бравиной по погребальному обряду саха. Кыпчакские мотивы прослеживаются и в генезисе национальной одежды саха, прослеженной в монографии Р.С.Гаврильевой [64]. В духовной культуре саха также много фактов восходящих к этнокультуре кыпчаков. Об этих моментах писали в своих монографиях В.Е.Васильев и Е.Н.Романова.

В свою очередь, хотелось бы отметить, что Рабби Петахья, путешествуя среди кыпчаков XII в., заметил: "Там существует обычай, что женщины день и ночь оплакивают" [65]. С этим обрядом можно сравнить обычай древних саха "дьахтар ытатыы", т.е. обряд плакальщиц [66]. В XIII в., по словам Г.Рубрука, половцы для умерших "богачей" строили пирамиды, то есть остроконечные домики [67]. В этой связи особо следует отметить, что у саха существовали восьмиугольные надмогильные срубы, причем некоторые имели крышу в виде восьмигранной усеченной пирамиды [68].

Или же у саха наездников-скотоводов в старину бытовала ныне совершенно забытая одежда-набедренник (бэлэпчи), генетически и этимологически связанная с киргизским "бэльдэмчи". Из-за этого ранее ее считали, перенятой от курыкан. Но в последнее время появилось сообщения, что найден исторический прототип киргизско-казахских белдемчи. Это распашная юбка средневековых половцев европейских степей [69]. Ее даже называют этническим показателем кыпчаков-половцев. Тюркоязычных предков саха принято связывать с личностью Элляя. Некоторые дореволюционные исследователи на основании фольклорных сведений и этносознания саха писали, что народ саха произошел в результате обьединения трех поколений: Эллэева (Кангаласское), Омогоево(Батулинское) и Хоринского.

Кыпчакский компонент в составе саха принято связывать с кангаласцами, отождествляя их с названием племени канглы, который присуствовал в кыпчакском союзе. Однако роды и племена канглы (или с основой канг) имеются практически у всех тюркских народов [70]. Нужно отметить и тот факт, что в средневековье племя канглы существовал не только в огузо-кыпчакской среде, но и обитал далеко на востоке, видимо входил в состав кереитского обьединения. Здесь следует сказать, что канглы были крупным племенным союзом, в состав которого входило много племен. Кангаласцы также состоят из многих родов. Судя по преданиям и архивным данным, многие роды саха являются их ответвлениями. Поэтому следует принимать во-внимание, близость названий родов саха, кстати родственных кангаласам к названиям тюркских племен, которые входили в состав средневековых огузов.

Так название рода Наахара близко к имени огузского племени нахурлы. Ф.Ф.Васильев обращал внимание на близость имени рода "Боро-Ботун" с волчьей удачей к самоназванию печенегов "ит - бечене" [71]. Нужно привести тот факт, что канглы считаются потомками печенегов, которые в свою очередь происходили от древних кангюйцев [72]. К печенегам были близки их соседи средневековые мадьяры. Арабский этникон "маджгар" считается воспроизведением самоназвания мадьяр в сочинении автора IX в. Ибн-Русте [73]. К данному этнониму близко название рода Малдьазар - соседей и близких родственников кангаласцев. Нужно отметить тот факт, что этноним мадьяр бытовал в территории Казахстана и в более позднюю эпоху, вплоть до XIX в. [74].

Однако потомками Эллэя считали себя и другие улусы центральных саха, помимо кангаласцев. Другой проблемой является тот факт, что к приходу русских, саха были уже сформировавшимся народом, с единым языком и у них существовало единое этническое самосознание. Т.е. можно придти к выводу о том, что формирование народа саха как устойчивого этноса уже насчитывало несколько веков. По данным С.И.Боло, предки саха считали себя единым народом и называли себя "ураанхай-саха" [75]. Таким образом, можно сделать вывод о том, что в этногенезе саха имелось устойчивое ядро, вокруг которого происходило формирование нового этноса. До сих пор мы обсуждали о роли туматского, хоринского и батулинского компонентов в происхождении саха. Ничуть не отвергая роль их в сложении саха, следует учитывать и то, что по этносознанию саха все эти племена вошли в состав саха позже, отделившись от своих сородичей.

Как выше было сказано, тюркоязычные предки саха считавшие себя потомками Эллэя могли быть связаны с средневековыми кыпчаками. Можно привести и тот момент, что сюжет и мотивы "Эллэйады" имеют многочисленные параллели и аналогии в эпосе "Идиге и Тохтамыш", распространенном среди кыпчакоязычных народов от Алтая до Дуная [76].

Степные народы имели привычку включать в числе своих прародителей, те племена, от представителей которых они происходили. Так, по генеалогии саха, Эллэй имел следующих сыновей - основателей улусов саха: Хаайа-Ханылы, Хатан Хатамаллай, Болотой Оххон, Боркутай, Баарагай Байагантай [77]. С этим мы хотели бы сравнить то обстоятельство, что кыпчакский союз племен возглавляло династия племени эльбури, куда входили племена канглы, котан (кидани), болот (карлуки), борку (баргуты), каи или уран (кимаки), байаут и т.д. [78] В этой связи, весьма любопытен тот факт, что по казахской генеалогии прародителем всех казахов считается Котан, а Младшего жуза - Болот [79].

Следует учесть и тот факт, что кыпчаки численно преобладали в ней, поэтому данный иль получил их название, хотя они входили в нее в качестве одного из племен. Как видно, в кыпчакском союзе, существовавшем в XI - XIII вв. на территории от Алтая до Дуная, было немало монголоязычных племен, перекочевавших на территорию Казахстана еще задолго до походов Чингис-хана [80]. При этом их слияние постепенно обрело такие формы, что речь должна идти о формировании единого средневекового кыпчакского этноса, который был нарушен в XIII в. вторжением монгольских орд.

Однако при этногенезе современных тюркских народов (с кыпчакским языком), происходившем в XIV-XV вв. в рамках различных орд, возглавляемых потомками Чингиса, определяющую роль сыграло то устойчивое кыпчакское ядро, сложившееся в начале II тыс. н.э. Видимо это же обстоятельство наложило свой отпечаток при этногенезе саха. Как нам кажется, то общенациональное единство, характерное для саха XVII в. уходит своими корнями в историческое прошлое кыпчакских племен Казахстана дочингисовской эпохи.

Значит, большой задачей является выяснение родоплеменной принадлежности тех кыпчаков, которые участвовали в этногенезе саха, в котором заключается разгадка происхождения основных улусов (племен) саха. В рамках такого представления, становится более понятным, сложность родоплеменного состава саха и в то же время их этническое единство, как ведущих себя к потомству Эллэя и Омогоя. При этом, учитывая тот факт, что в кыпчакский этнос входили немало монголоязычных племен, можно предполагать, что и роды саха - монгольского происхождения, считавшие себя потомками Эллэя, и возможно отчасти Омогоя могли быть также их потомками.

Это касается в первую очередь борогонцев (потомков баргутов?), байагантайцев (байаутов) и хатылинцев (котанов). Самым поразительным совпадением саха - казахских этнонимов является родословная предков Омогоя и Эллэя. Казахские исследователи Т.А.Инсебаев и Е.З.Кажибеков впервые отметили связь родословной саха и шежере казахского племени аргын. Согласно родословной, предками Омогоя и Эллэя являются: Оксуку-Мэйэрэм Суппу-Хорохой-Аргын-Айаал-Орос Куол Дьулдьугун-Туортугул-Хайаран-Омогой, Эллэй. Имена предков саха они сопоставили с родовым делением казахского рода сююндук, входивших в состав аргынов: оразкельды-ороскуолдьулдьугун; тортуул и туортугул, мейрам и мэйэрэм-суппу [81]. Еще П.А.Ойунский имя Аргына связывал с казахским племенем аргын, а Айаал с родом иртышских татар аялы [82]. Отсюда можно предпологать, что тюркоязычные предки саха могли входить в обьединение племен, которое возглавляло племя Тортуул (Дурут), затем в племенной союз Аргын.

Родоплеменной состав народа саха слабо изучен. Поскольку названия родов центральных улусов саха не сходны с монгольскими и саяно-алтайскими этнонимами, то утверждается, что этнонимика саха не имеет ничего общего с родоплеменным составом других тюрко-монгольских народов. Однако имена многих коренных родов саха имеют сходство с названиями огузских и кыпчакских племен и с названиями родов, вошедших в состав народов, происходящих от них. Так, род саха чакыр сопоставим с именем одного из 24-х племен огузов чакыр, чэриктэй с черик, наахара с нахурлы. Якутский Уодай можно сравнить с названием казахского рода одай, сылан с башкирским йылан, уодэй с туркменским одей, атамай с каракалпакским ашамайлы и т.д. Есть и роды саха, названия которых напоминают имена кыпчакских племен, зафиксированных в арабо-персидских источниках. Так бырдьыкы - бурджоглу, из которого происходила династия мамлюков в Египте, энсиэли-анжигали, дьуhаал-джузан, алаgар-аларас и т.д.

На этом основании допускаем, что кыпчакский компонент в составе саха представлен не только кангаласцами, но и всеми родами, ведущими свое происхождение от Эллэя и, возможно, отчасти от Омогоя. Однако саха по языку принадлежат к огузской языковой группе, поэтому, видимо, их тюркские предки могли происходить из той огромной территории "Дешт-и-Кыпчака", где сохранялся огузский элемент. Нам известно, что огузский язык преобладал среди поволжской группировки кыпчакских племен, известной под названием саксины и кыпчаков Восточного Казахстана.

Следует сказать и то, что среди кыпчаков Восточного Казахстана, который фигурирует в письменных источниках того времени, как страна Югур (Уйгур), во главе стояла династия племени Уран [83]. Так вот, по данным якутского ученого Н.В.Емельянова, существовала старинная пословица "Огус баhа танаралаах уран-сахалар", в переводе на русский язык "Уран-саха, имеющие божеством голову быка" [84]. Получается, что этноним уран также имеет отношение к самоназванию древних саха. Исследователи указывают, что топонимы с основой уран распространены на территориях, примыкающих с северо-востока к Сырдарье [85].

В племени уран казахские историки видят потомков кимаков. Так, казахский востоковед, историк и археолог С.М.Ахинжанов утверждал, что реальным самоназванием народа кимак в арабо-персидских источниках было cлово уранкай [86]. В этой связи весьма интересно, что во многих преданиях саха рассказывается о том, что в глубокой древности, предки саха жили в стране Ураанхай. Оттуда они всем народом, со скотом и всем богатством переселились к берегам Байкала [87]. Данные олонхо же говорят о том, что в "Среднем мире" предков саха, на его западной части будто бы находится "Араат Байгал" или "Арылы Байгал". Исходя из этого, П.А.Ойунский располагал прародину саха "на востоке или в северо-восточном направлении от Аральского моря" [88].

Значит, у нас есть возможность связать предания саха о легендарной прародине Ураанхай - с уранкаями-кимаками, которые обитали в последние периоды своей истории вокруг Аральского моря. На территории Казахстана можно найти гору, речку, поселок и городище XIII-XV вв. под названием Уранхай [89]. Кимаки - это народ, построивший огромный каганат "от верхней Оби до Нижней Волги и от низовий Сырдарьи до сибирской тайги в период с IX в. по XI в". Проблемы происхождения и потомства кимаков по данным современной науки не может считаться полностью решенными, не случайно Л.Н.Гумилев называл их "странным" или "позабытым" этносом [90].

Или же существует предание, согласно которому предок саха - Омогой Баай жил в далекой стране народа Монкуур [91]. Как писал арабский автор Ал-Бируни, в центре кочевий кимаков находилась гора Манкур. Другой автор